{{$root.pageTitleShort}}

Архыз vs Куршевель: чьи горы круче?

Молодой и амбициозный курорт в Карачаево-Черкесии за несколько лет стал одним из самых привлекательных для российских туристов и зарубежных инвесторов. Что дальше? Отвечают эксперты
1298

Первых туристов горнолыжный комплекс Архыз принял в декабре 2013 года. Пока там всего три канатные дороги, две туристические деревни и семь трасс разной сложности. Параллельно строится остальная инфраструктура. К 2020 году курорт должен стать одним из крупнейших в стране. Что нужно, чтобы российский Архыз стал если не круче, то таким же модным и успешным, как французский Куршевель?

Называть Архыз курортом еще рано

Мадина Гогова, постоянный представитель Карачаево-Черкесии в Москве

— Архыз стал «хэдлайнером» в горнолыжной сфере в России. Пожалуй, после Сочи это лучший горнолыжный курорт страны. Если вспомнить, как курорт выглядел четыре года назад — прогресс огромен. Как говорит глава Карачаево-Черкесии Рашид Темрезов, называть Архыз курортом еще рано, потому что еще очень многое должно быть сделано.

Сейчас Архыз — это не совсем то, как представляли себе задействованные в его создании и руководство республики. К эталонному виду Архыз придет к 2020 году. Но здорово то, что спустя четыре-пять лет после начала работы курорт уже можно сравнивать с Куршевелем. По некоторым параметрам он уже не уступает западным конкурентам.

В этом году мы ожидаем 160 тысяч туристов, в прошлом году их было 130 тысяч.

Сервис и гостеприимство — не одно и то же

— Более гостеприимных людей, чем на Кавказе, я нигде не видел. Но гостеприимство и качество сервиса — разные вещи. Трансформировать гостеприимство в сервис — ключевая задача. И подвижки уже есть. Многие инвесторы отправляют сотрудников на тренинги, чтобы улучшить качество сервиса.

Святослав Вильк, заместитель гендиректора по развитию АО «Курорты Северного Кавказа»

Архыз сейчас — это южноориентированный и северноориентированный склоны, разделенные рекой. В будущем там предполагается порядка 137 километров трасс, 60% которых будут «синего», среднего, уровня сложности, пять деревень и более 50 подъемников. Сегодня две из пяти деревень уже работают. Это Романтик и Лунная поляна, которые находятся в непосредственной близости друг от друга. В 2015 году мы их соединили подъемником и получили общую зону катания. Главная особенность Архыза — это возможность создать единую зону катания на всем курорте, в отличие от большинства российских и зарубежных. Это будут две закольцованных, похожих на знак бесконечности, системы трасс, которые позволят кататься из любой точки курорта в любую другую.

Нам было важно было понять передовой международный опыт и уже существующие подходы к развитию территории. Есть две модели развития. Первая — это принцип, по которому пошли в Сочи, когда есть определенный короткий промежуток времени, и в течение него нужно создать проект. Под него надо подгонять административные и финансовые ресурсы. Модель имеет право на существование, она апробирована во многих странах и чаще всего речь о мероприятиях глобального масштаба. Вторая модель, она широко применяется в Европе, это так называемое интенсивно-поступательное развитие территории, когда площадка развивается в течение 50−70 лет. Куршевель — один из ярких примеров такого развития. Эту территорию начали развивать в 60-е, статус и репутацию, которые мы знаем, она получила только 10−15 лет назад. Архыз ближе ко второй модели, то есть постепенному, но интенсивному развитию.

Архыз = 10% Куршевеля

— Чтобы ответить на вопрос, что лучше, Архыз или Куршевель, предлагаю понять почему туристы возвращаются на одни и те же курорты. Дело не в имидже курорта, дело в удовольствии. Если турист получает удовольствие от катания, он вернется.

Антон Чудаев, глава представительства французской компании «ПОМА» в России и СНГ (компания поставляет горнолыжное оборудование для объектов туристического кластера на Северном Кавказе)

Как на французских курортах этого добиваются? Есть три параметра. Первый — неповторяющийся маршрут, когда в течение дня вы не катаетесь по одной и той же трассе. Концепция Архыза с восьмеркой, или «бесконечностью», когда турист может ни разу за день не повторить путь — это большой плюс. Второй параметр — скорость подъема лыжника по канатной дороге, время должно быть минимальным. Никакой турист не хочет долго сидеть в кресле канатки и мерзнуть. На курортах Северного Кавказа новые подъемники, комфортные и высокотехнологичные. Третье и ключевое — качество спуска. При всей интенсивности освоения территорий, оно достигается годами. Это как английский газон, качество поверхности требует времени.

Приведу слова бывшего и действующего директоров Куршевеля, оба говорили, что природа в Архызе очень напоминает долины Куршевель и Мерибель. Там много хвойных деревьев. Создается ореол определенной романтики: елки, снег, Новый год. Тут сложно сказать, что круче.

В Куршевеле 80 канатных дорог, в Архызе планируется 50, построено пока три. В Куршевеле 126 горнолыжных трасс — порядка 200 километров. В Архызе тоже планируется порядка 200 километров трасс, 15 уже построено. В Куршевеле катается полтора миллиона туристов в год, в Архызе — 160 тысяч, то есть это примерно 10% от Куршевеля.

Французы осваивали горы и частными силами, и с государственной поддержкой. 60 лет назад туда пришли частные инвесторы и начали застройку. В 70-е годы из-за больших затрат на инфраструктуру большинство частных компаний обанкротились. Затем туда пришло государство, достроило дороги, горнолыжные комплексы и отели. А в 90-е бизнес начал опять возвращаться в горы. Мы видим, что в России политическая воля также присутствует.

Российский турист стал очень притязательным

Светлана Сергеева, советник руководителя Ростуризма

— Это заблуждение, что российский турист непритязателен. Наши туристы долгое время путешествовали за рубежом, изучали мир. Как раз благодаря этому мы надеемся подтянуть уровень сервиса в стране. Туристы очень притязательны, им есть с чем сравнивать и из чего выбирать. Что касается иностранных туристов, то у них по отношению к России скорее заниженные ожидания и они бывают очарованы, когда сюда попадают. Европейские, американские и китайские туристы у нас в восторге от мест отдыха.

Отзывы туристов говорят о том, что общее впечатление от Архыза почти на европейском уровне. Людям нравится, как работают спасатели: «Только упал, сразу подлетают», трассы отличные. Таких отзывов достаточно много. Претензий к сервису нет, но есть нехватка оборудования.

Сейчас нам важно создать комплексный многофункциональный пакетный продукт. Сегодня комплексных пакетных туров на Северный Кавказ нет.

Местные голосуют рублем

Дмитрий Шершнев, гендиректор туристического агентства Tez Tour

— Курорт хороший, у Архыза есть большое преимущество перед курортами, которые выходят к Черному морю, — там более мягкий и сухой снег, более устойчивая погода, хорошая система оснежения и зона катания достаточно качественная. Недалеко удобный аэропорт Минвод, к курорту ведет отличная дорога, и эти 220 километров в пути не замечаешь.

Но есть один сдерживающий развитие фактор — дефицит мест размещения. Сейчас 99% комнат на территории комплекса уже распроданы, приходится подбирать размещение в поселке Архыз, а там качество оставляет желать лучшего. Но это пока.

Местные жители голосуют рублем. Сейчас там очень много мини-гостиниц строится. Они вкладывают деньги и уверены, что это окупится. Не стоит рассматривать Архыз только как зимний курорт, там отличный климат, полезный воздух для аллергиков — там не вызревает амброзия. А нам, туроператорам, курорт интересен тем, что и летний, и зимний сезоны там длинные, интересно продавать.

Пока кризис, надо пользоваться моментом

— Впервые я на Кавказе оказался в 1991 году, с тех пор часто туда езжу. Когда меня Александр Хлопонин попросил дать экспертное заключение перед выступлением Дмитрия Медведева в Давосе (в 2013 году, выступая на Всемирном экономическом форуме в швейцарском Давосе, российский премьер Дмитрий Медведев предложил иностранным инвесторам вкладывать деньги в Кавказ и Дальний Восток. — Ред.), я был пессимистичен и сказал, что ничего на Кавказе не получится, потому что понимал ситуацию, которая там тогда была.

Алексей Овчинников, директор Высшей горной школы

Эти пессимистические настроения в итоге отчасти подтвердились: Матлас отвалился, Мамисон не пошел, Армхи и чеченские курорты забуксовали. Казалось, все останется только на бумаге. А потом в регионе наладилась логистика. Блестяще реконструировали аэропорт Минеральных Вод, который был в ужасном состоянии, и цены были космические: билет из Москвы туда стоил 25 тысяч рублей, а сейчас можно слетать за три. Теперь и дорога на Архыз великолепная, на Эльбрус — подлатали, тоже стало хорошо. Второй момент — исчезло бандподполье: пять лет назад мы серьезно обсуждали насколько безопасно ехать на Кавказ. Ну и третье — экономический кризис, который сыграл нам на руку. В 2008—2009 годах за копейки можно было отдохнуть в Европе, и преимущества у российских курортов не было. Сейчас ситуация иная и продержится она еще лет пять — надо пользоваться моментом.

И в этих условиях у нас появилась чудесная Красная Поляна, где показали, что Россия умеет строить качественные курорты. А дальше совершенно неожиданно появился Архыз. Причем оба курорта сумели выйти в эконом-сегмент, то есть на тех, кто раньше не мог себе позволить горные лыжи.

Фото: Сергей Савостьянов/ТАСС

Александра Захарова

Рубрики

О ПРОЕКТЕ

«Первые лица Кавказа» — специальный проект портала «Это Кавказ» и информационного агентства ТАСС. В интервью с видными представителями региона — руководителями органов власти, главами крупнейших корпораций и компаний, лидерами общественного мнения, со всеми, кто действительно первый в своем деле, — мы говорим о главном: о жизни, о ценностях, о мыслях, о чувствах — обо всем, что не попадает в официальные отчеты, о самом личном и сокровенном.

СМОТРИТЕ ТАКЖЕ
В других СМИ
Еженедельная
рассылка