{{$root.pageTitleShort}}

«До меня никто не возил сюда американцев»

Эндрю точно знает, что «кавказская кухня — это мясо, хлеб и жареный хлеб», а «самый лучший сервис — в гостях». История о том, как американец поселился на Кавказе и открыл его для своих земляков
1766

Когда-то 36-летний Эндрю Слэйт из Северной Каролины сомневался, есть ли в России жизнь за пределами Москвы. Но последние годы он с семьей живет на Кавминводах, возит на Эльбрус американских туристов и даже ведет англоязычный подкаст о культуре народов Кавказа. Как так вышло — узнавал корреспондент «Это Кавказ».

Эндрю Слэйт

Russian boy, уеду с тобой

На предложение говорить по-английски улыбчивый американец сразу отказывается: «Лучше по-русски». Владеет языком Эндрю почти свободно, что неудивительно. В Пятигорске он и его семья — супруга и трое детей — живут уже пять лет. За это время семейство Слэйтов успело не только выучить язык, но и обрасти на Кавказе множеством связей. Даже в кофейне, где мы встречаемся, Эндрю расспрашивает хозяйку о жизни, а она в ответ интересуется, как поживают его дети. Но когда-то о России Эндрю знал совсем немного. Все изменилось после окончания вуза.

— Когда мне было 20, я учился на журналиста в штате Джорджия, но понимал, что работать по профессии не буду, искал себя, — говорит Эндрю. — На моем курсе учился один русский парень, мы дружили, и он предложил поехать в Россию, очень хвалил свой родной город — Владимир. И я решил — почему бы и нет. Так и поехал вместе с другом.

Так в 2006 году Слэйт впервые оказался в России: приехал во Владимир, снял комнатку у одной бабушки, с которой, несмотря на языковой барьер, со временем очень подружился. Вскоре американец нашел в России работу, а потом — и будущую жену, как ни странно тоже американку, да еще и из знакомого ему штата Джорджия.

— Я работал в благотворительном фонде, который помогал детям-сиротам, а Кристина помогала американским семьям усыновлять российских детей, — вспоминает Эндрю. — У нее был большой личный опыт: ее родители, когда ей было 12 лет, усыновили 8 детей из Ленинградской области. От них они научились русскому языку и часто в доме говорили на русском. Позже Кристина закончила университет, стала лингвистом со знанием русского. Она всегда знала язык лучше меня, много знала об истории страны. Чем больше я узнавал Кристину, тем больше влюблялся в нее — добрую, интересную, а вместе с ней и в Россию. Для меня был шок встретить ее здесь — американку. Я ведь думал, что буду жить в России совсем один.

Едем в Пятигорск

Эндрю и Кристина вместе вернулись в Америку и там поженились. Но, живя в США, продолжали думать о переезде в Россию. Оставалось только решить куда. Ехать в Москву или в Санкт-Петербург казалось слишком банальным, поэтому они искали российскую глубинку. И именно тогда на память пришел Кавказ.

— Я вспомнил, что многие друзья, которые со мной учились в Джорджии, были с Кавказа. Они с такой любовью рассказывали о нем. Когда я стал подыскивать место для нас, наткнулся на информацию о Пятигорском университете. Туда принимали иностранцев. Так проблема с визой была решена, мы получили студенческую и обучались в этом университете два года.

В Пятигорск Эндрю и Кристина приехали в 2015 году уже будучи родителями. Тогда их старшей дочке Элис было три года, а младшей Ханне — всего восемь месяцев. Американцы сняли квартиру в центре города-курорта, в которой живут до сих пор, и стали понемногу знакомиться с местными нравами. По словам Слэйта, реальность оказалась гораздо лучше представлений.

— Тогда о Кавказе в Америке никто не знал, — объясняет он. — Знали о Чечне, Дагестане: слышали о войне. В англоязычных источниках нельзя было найти никакой позитивной информации об этом регионе. А когда мы приехали сюда, познакомились с людьми, с их традициями, удивительным гостеприимством, то поняли, что все не так однозначно. Когда пришло время выбирать свой дальнейший путь и зарабатывать деньги, я решил заняться туристическим бизнесом. Хотя мне многие предлагали преподавать.

«Лучший сервис — в гостях»

Эндрю Слэйт договорился с одной из американских туристических компаний, которая возит туристов в самые отдаленные уголки мира: Марокко, Шри-Ланку и Оман. И стал директором их российского филиала. Его маленькая фирма называется Beyond Red Square («За Красной площадью»).

По словам Эндрю, главное, что пока привлекает туристов на Северный Кавказ, — это Эльбрус. Одна из семи мировых вершин. Именно туда идет основной поток англоговорящих путешественников — лыжников и альпинистов.

— Недавно я был в Марокко. Я был удивлен, сколько там туристов. И мы хотим столько же! Ежегодно собираем все больше групп, делаем и индивидуальные туры. Туристов привлекает, что это место не такое популярное, немного дикое. И второе — разница культур. Столько национальностей здесь живет: Кабардино-Балкария, Осетия, Ингушетия, Дагестан, Чечня. А еще я всегда говорю о гостеприимстве. Приехать на Кавказ и не пообщаться с местными, не сходить в гости — ничего не поймешь. Меня всегда удивляет, как на Кавказе воспринимают иностранцев: если угощают, то всегда красиво. В Америке нельзя прийти в гости спонтанно. Мы заранее все планируем. Здесь же люди всегда готовы принимать гостей.

У самого Эндрю на Кавказе появилось много друзей, которые часто помогают ему с организацией туров. Его первыми гостями была группа студентов из штата Колорадо. И его друг из Ингушетии занимался оформлением для них документов.

— Он просто открыл дверь в Ингушетию. А ведь и россияне не все представляют, какая прекрасная это республика, — рассказывает Эндрю. — А так туристы приезжают разные: и богатые и бедные. Одним нужен комфорт, они платят, и мы даем им это. В каждом городе есть гостиница четыре звезды, в Чечне — даже пять. А другие хотят попроще, подешевле. Но лучший сервис опять же в гостях.

Миссия: Эльбрус

Эндрю с удовольствием вспоминает своих туристов. Особенно его впечатлил подвиг одной американской пары: мамы и сына. Мама на окончание школы решила подарить своему сыну путешествие в Россию. После этого он должен был уходить в армию добровольцем. Началось путешествие с восхождения на Эльбрус, а затем они отправились в тур по главным городам России. Но акклиматизация на высоте сыну далась невероятно тяжело — первые три дня он даже не мог спать.

— На начальных высотах его все время тошнило, пришлось спуститься. Но все же он преодолел себя, и сколько было счастья, когда они покорили все же суровую вершину, — вспоминает Эндрю. — А вот в одной из первых студенческих групп одна девчонка, посетив все республики Северного Кавказа, так прониклась местной культурой, что решила вернуться и так же, как мы, изучать русский язык.

Конечно, по словам Эндрю, не обходится и без казусов. Либеральным американцам, австралийцам и британцам приходится долго и упорно объяснять, почему мужчинам в кавказских республиках нельзя ходить в шортах, а девушкам рекомендуется покрывать голову и надевать длинные юбки.

— А еще туристы иногда говорили, что местная кухня, ну, как сказать, не очень разнообразная, что ли. Говорят: «Только мясо, хлеб и жареный хлеб». Некоторым было непривычно.

«Только мы и Хабиб»

В какой-то момент Эндрю решил заняться и просветительской деятельностью. Вместе с другом американцем, живущим в Махачкале, он создал подкаст Caucastalk, который можно найти на одноименном сайте.

—  Подкасты очень популярны в Америке, и мы подумали — почему бы и нет. Записывали различные интервью, блоги о Кавказе, только о хорошем, позитивном. Сейчас уже выложено почти 70 сессий, — делится Эндрю. —  Вскоре нам стали писать люди со всех уголков мира. Они говорили «спасибо». Историкам, ученым, лингвистам это оказалось очень интересно. И больше информации англоязычным людям о месте взять негде. Только мы и Хабиб Нурмагомедов рекламируем Кавказ. А до меня никто не возил сюда американцев. А ведь у Северного Кавказа такой потенциал!

«Мои дети уже „окавказились“»

За время жизни на Кавказе у семейства Слэйтов появился третий ребенок — сын Джонатан. Сейчас мальчику три года, он ходит в местный детский сад.

— Мои дети уже «окавказились», — улыбается Эндрю. — Говорят по-русски гораздо лучше меня, а иногда даже посмеиваются надо мной. Хотя дома мы говорим по-английски. Сын ходит в детский сад, научился там не только говорить по-русски, но и есть суп со сметаной и хлебом. А старшие девочки учатся в школе, и учатся хорошо. Жена много занимается с ними. Сейчас она не работает. По российским законам деловую визу могу иметь только я.

На Кавказе американцы переняли и некоторые кулинарные традиции: научились есть кинзу, жарить шашлык, печь хачапури. И теперь они отличаются от своих соотечественников тем, что те, приезжая, едят шашлык с помощью ножа и вилки, а они, как местные, руками.

— Меня многому научил Кавказ, — признается Эндрю. — Например, пить нарзан, раньше я не мог понять его вкус. Здороваться двумя руками, а не, как американцы, одной. Танцевать лезгинку, я даже на свадьбе танцевал. Кавказские свадьбы — это что-то. А еще здесь, в Пятигорске, мы гораздо больше гуляем с семьей: любим подниматься на Машук, бродить по Комсомольской поляне и купаться в народных нарзанных ваннах. Очень любим Парк в Кисловодске. Там всегда солнечно, когда приезжаешь из туманного Пятигорска.

Эндрю Слэйт и его семья пока не решили, хотят ли они стать совсем местными: получить гражданство и остаться. Но уже обзавелись в Пятигорске маленькой недвижимостью, которую сдают. А пока к ним в гости приезжают многочисленные родственники из США. По словам Эндрю, кавказские реалии их не пугают, а даже наоборот.

— Мой отец был в шоке, когда увидел, что здесь так все проявляют уважение к семье с детьми. Мужчины обязательно помогут занести коляску в трамвай, детям и старшим уступают место. А в республиках встают, когда старший входит в помещение. Если выходишь из гостей, хозяева обязательно проводят до машины. А таксисты, когда узнают, что мы — американцы, порой денег не берут. У нас сейчас такого не встретишь.

Наталия Мхоян

Рубрики

О ПРОЕКТЕ

«Первые лица Кавказа» — специальный проект портала «Это Кавказ» и информационного агентства ТАСС. В интервью с видными представителями региона — руководителями органов власти, главами крупнейших корпораций и компаний, лидерами общественного мнения, со всеми, кто действительно первый в своем деле, — мы говорим о главном: о жизни, о ценностях, о мыслях, о чувствах — обо всем, что не попадает в официальные отчеты, о самом личном и сокровенном.

СМОТРИТЕ ТАКЖЕ

Всем миром и Хабибом: как в Дагестане разработали сервис для благотворителей

«Помогать легко» — таков девиз мобильного приложения Tooba, позволяющего перевести средства в благотворительные фонды в два клика. Но превратить выдающуюся идею в реальность было совсем не просто
В других СМИ
Еженедельная
рассылка