{{$root.pageTitleShort}}

Осетинские скауты

В этих горных детских лагерях не просто учат стрелять из лука и пистолета, биться на мечах и выживать в экстремальных условиях. Здесь берутся перевоспитывать трудных подростков. Иногда получается
652

Каждое лето в конце июня из Владикавказа в Ирафское ущелье выезжают автобусы с подростками — мальчиками и девочками 14−17 лет. Путь на альпинистскую базу «Комарт», расположенную на границе Северной Осетии и Грузии, занимает примерно три с половиной часа. Меньше половины — по асфальту. Потом автобус медленно крадется вверх по щебенке. Дети едут в горы — ближайшие две недели они проведут в детских лагерях «Балц» и «Горец».

Дети из «Горца» на экскурсии у водопада

«Балц» в переводе с осетинского означает «дорога, поход». Этот военно-спортивный лагерь для мальчиков был открыт в 1998 году, его главная цель — подготовить ребят к службе в армии. Они получают начальную военную, медицинскую и парашютно-десантную подготовку, занимаются альпинизмом, изучают технику выживания в экстремальных ситуациях. Узнают, как обращаться с оружием, помочь раненому, развести костер при помощи пузырька с водой.

Через два года по соседству появился краеведческо-туристический лагерь «Горец», где обучают этнографии, истории, медицине и основам духовной культуры осетин. Сюда приезжают и мальчики, и девочки.

Тяжело в ученье

Военно-полевая жизнь в «Балце» нравится не всем. Как правило, пять-шесть человек за смену не справляются с трудностями и в первые же дни возвращаются домой. Держать против воли никого не станут. Конечно, инструкторы стараются, чтобы ребенок увлекся, заинтересовался, чаще всего так и получается. А если нет, то вызывают родителей, чтобы приехали и забрали.

Особенно тяжело «домашним» детям.

— Во-первых, это высокогорье, — объясняет один из создателей «Балца» Марат Цагараев. — Две тысячи метров над уровнем моря, другой климат. Во-вторых, многих мамочки впервые отпустили от своей юбки дальше, чем на метр. Коллектив состоит из таких же ребят, как они. Тут не покапризничаешь, дульки не покрутишь. Для многих это первое мужское испытание в жизни.

{{current+1}} / {{count}}

В «Балце» ребят учат обращаться с оружием. Боевое не дают

В «Балце» учат собирать оружие вслепую — совсем как в настоящей армии

Мальчики из «Балца» учатся оказывать первую медицинскую помощь

Строгие учителя на боевом смотре. В центре — Марат Цагараев

Учения в «Балце» проводятся с участием настоящих пограничников

Эльбрус Техов прошел свое первое испытание «Балцем» в 2012 году и с тех пор приезжает сюда каждый год. Сейчас ему 18, он старший курсант и выбирает между армией, военным училищем и школой ФСБ. Благодаря лагерю у него есть и военные навыки, и опыт управления.

— Я никогда не думал, что с парашютом прыгну, — рассказывает Эльбрус. — Первую смену закончил, уехал домой. А потом меня как одного из лучших курсантов позвали на аэродром. Сначала страшно было, а теперь у меня уже три прыжка.

Особый учет

— За лето у нас бывает четыре смены. Одна смена — это 120 подростков в двух лагерях, — объясняет Марат Цагараев. — Из них 20 человек приезжают по квотам ПДН — подразделений по делам несовершеннолетних. Но их имена не разглашаются, они известны только инструкторам.

Марат занимается молодежной политикой уже 20 лет, возглавляет отдел воспитательной работы центра социализации молодежи по Северной Осетии. Такие центры есть во всех регионах, их сотрудники работают с трудными подростками. Или, как принято сейчас говорить, — подростками с девиантным поведением, склонными к воровству, хулиганству, дракам и прочим антиобщественным поступкам.

ЧИТАЙТЕ ТАКЖЕ
Чужих детей не бывает
Существует распространенное мнение, что сиротства на Кавказе нет, — традиции, мол, такого не допускают. Это не совсем так. Но очень близко к правде

Всего за сезон в «Балц» приезжает до 80 человек, стоящих на учете в ПДН. В «Горце» квот для них нет, но там тоже принимают трудных подростков, правда, на общих основаниях. Этот расчет — 30 процентов проблемных детей на 70 процентов обычных — делает свое дело, считает Марат. Ребята очень быстро социализируются, входят в нормальную колею.

— В основном на учете стоит активная молодежь, которая хочет что-то делать, но не знает, куда приложить силы. Залезли куда-то, форточку сломали, подрались на улице или в школе… Грубых нарушителей у нас не бывает, — говорит Марат. — Эти ребята — не плохие, не злые. Они просто запущенные, им не уделяют достаточно внимания. Мы не стремимся перевоспитать их за две недели. Наша цель — раскрыть их потенциал, сформировать интерес к знаниям, разбудить вкус к жизни, выявить таланты. Очень часто бывает, что ребята с девиантным поведением становятся командирами отделений, взводов. Ответственность за других мобилизует, пробуждает лучшие качества. Трудности, которые дети испытывают в лагере, тоже сближают — ребята начинают дружить. Образуется положительная среда. А когда у тебя среда положительная, ты и сам становишься положительным.

Измениться за 14 дней

В принципе «квотники» не слишком отличаются от остальных. Но система ценностей у них немного другая.

— У них свои «понятия», понты всякие. Кто-то сразу в драку лезет, кто-то демонстративно не слушает инструкторов, — рассказывает Эльбрус Техов. — Некоторые уезжают в первый день, как только узнают, что дискотек и девчонок нет, что тут пацаны живут по уставу. Многие не хотят надевать военную форму, им это «западло». Стричься не хотят.

ЧИТАЙТЕ ТАКЖЕ
Кто поедет в Тлондоду?
Выходцы из обезлюдевшего дагестанского аула запустили уникальный проект его спасения, в результате в горы потянулись дети и взрослые, сельские и городские, учителя из Махачкалы и лекторы из Москвы

Бывали случаи, когда «квотники» убегали из лагеря. Сейчас такие попытки прекратились — старшие организовали ночные дежурства и после отбоя охраняют каждый домик.

— За две недели изменить что-то в себе вполне реально, — уверенно говорит Эльбрус, но потом хмуро добавляет: — Хотя бросить курить никого не заставишь, даже если будут бычки хоронить и оплакивать.

— Нет, за две недели, конечно, никого не перевоспитаешь, — возражает ему инструктор Батраз Цогоев. — Но если ребенок сам идет навстречу, то он быстро начинает вписываться в общество. А бывают такие, что никак не уживаются в социуме. Но вообще, все дети хорошие. Это среда делает их плохими.

Батраз преподает в лагерях историю, этнографию, водит детей в походы, рассказывает о традициях и религии осетин. Официально работает четвертый год. Раньше бывал здесь наездами, помогал.

Романтика по-осетински

В одном инструкторы единодушны: путь к исправлению лежит через возврат к традициям.

— Существует очень много положительных мировоззренческих понятий, которые формируют отношения между старшими и младшими, между мужчиной и женщиной, между ребенком и матерью. Вот о них мы и рассказываем, — говорит Батраз Цогоев. — Например, многим интересна тема похищения невест. Это же актуально на Кавказе. Мы им объясняем, что кража невесты в Осетии была не просто неприемлема — это был позор. Мужчина тем самым расписывался в том, что он человек недостойный, поэтому родители не отдают ему девушку и приходится ее красть. А молодежь думает, что это красиво, романтично, модно. Но у нас была другая романтика.

{{current+1}} / {{count}}

Национальные игры в лагере «Горец»

Национальные игры в лагере. В центре — Батраз Цогоев

Ребята из «Горца» собирают палатку в считанные секунды

Девочки в лагере не менее боевые, чем мальчики

Девочки дерутся на бакенах — деревянных мечах

Краеведение — одна из главных дисциплин у «горцев», поэтому они много времени проводят в походах

На своих занятиях он часто показывает осетинские фильмы, читает записи этнографов, которые восхищались осетинскими обычаями. И дети начинают гордиться своим народом, его прошлым.

Поэтому и национальные танцы здесь очень популярны. Репетируют их в джинсах и футболках, но на показательных выступлениях появляются во всей красе — в традиционных костюмах.

— Дискотека бывает только в «Горце». В «Балце» одни парни — у них костер, песни под гитару. Но в качестве поощрения им могут разрешить прийти в «Горец» на дискотеку в конце смены. Кстати, первые пять танцев у нас обязательно должны быть национальными, — говорит инструктор Джамбулат Нафиев. Высокий, крепкий парень 20 лет, раньше он тоже был воспитанником лагеря. Теперь учит детей альпинизму и национальным танцам.

Где делают героев

А еще в лагерях занимаются стрельбой из пистолета и лука, рукопашным боем, историческим фехтованием на деревянных мечах — бакенах. Кстати, это, казалось бы, мужское занятие очень привлекает девушек. Что неудивительно, ведь несколько веков назад в этих горах встречались женщины-воины.

— Многие после лагеря записываются в секции, а до этого сидели дома и гоняли в компьютерные игры, — говорит Марат Цагараев. — В этом году три выпускника нашего лагеря участвовали в параде на Красной площади в Москве. После «Балца» многие ребята хотят профессионально заниматься военным делом. Двое наших курсантов поступили в Рязанское училище ВДВ. Несколько учатся в институте ФСБ, в Институте пограничных войск.

В окрестностях «Горца». Село, построенное рядом с древним городом

Между прочим, Герой России младший лейтенант полиции Заур Джибилов — тоже воспитанник «Балца». К сожалению, награду он получил посмертно.

— Первую присягу Заур принимал у нас в 1998 году, прошел три этапа подготовки, — вспоминает Марат Цагараев. — Три года назад он погиб на границе с Ингушетией, исполняя воинский долг. Встал на пути у террористов, которые хотели провезти сюда взрывчатку. Парень жил как герой и погиб как герой.

Марат перебирает фотографии, вспоминает своих воспитанников, почти всех их он помнит по именам.

— С первой смены я в «Балце», те детишки выросли и стали взрослыми дядьками, обзавелись семьями, а я все занимаюсь этими лагерями, — смеется он. — Встречаешь их, бывает, а они уже идут со своими детьми. Все помним друг друга, здороваемся. Приятно, конечно…

P. S. Да, а разжечь костер с помощью пузырька с водой очень просто — пузырек играет роль линзы, надо только поймать им солнечный луч и направить на сухую траву или листья.

Екатерина Нерозникова

Рубрики

О ПРОЕКТЕ

«Первые лица Кавказа» — специальный проект портала «Это Кавказ» и информационного агентства ТАСС. В интервью с видными представителями региона — руководителями органов власти, главами крупнейших корпораций и компаний, лидерами общественного мнения, со всеми, кто действительно первый в своем деле, — мы говорим о главном: о жизни, о ценностях, о мыслях, о чувствах — обо всем, что не попадает в официальные отчеты, о самом личном и сокровенном.

СМОТРИТЕ ТАКЖЕ
В других СМИ
Еженедельная
рассылка