{{$root.pageTitleShort}}

«Лучше коньки отброшу, чем поверну назад»

Райдер Гаджимурад Ахмедов — рекордсмен России: он поднялся на Эльбрус на мотоцикле. А уже летом экстремал прыгнет с байком в Сулакский каньон. Не переживайте, парашют он с собой тоже захватит
306

Мотоциклами дагестанец Гаджимурад Ахмедов увлекся в 2010 году. И вот спустя 10 лет его вполне могут позвать в очередной голливудский блокбастер — к примеру, если понадобится перепрыгнуть через движущийся поезд или прицепиться вместе с байком к взлетающему самолету. «Это Кавказ» новоиспеченный рекордсмен России рассказал, что экстремалы вовсе не безбашенные люди, а совсем наоборот, и объяснил, почему решил подарить пятилетнему сыну мотоцикл.

Разборки с горой

— Как реагировали люди, когда узнавали, что ты собираешься подняться на Эльбрус на мотоцикле?

— Процентов девяносто говорили: «Ты что, дурак, ты в жизни этого не сделаешь». И в конце пути было действительно тяжело, я начал терять сознание, у меня пошла кровь из носа, я горную болезнь подхватил и вдобавок продул себе легкие, потому что надышался холодным воздухом. Обратную дорогу я уже толком и не помню. Помню, что доехал до точки, а потом все как в тумане. Пришел в себя в кабинке фуникулера: я уже без экипировки, меня водкой обтирают. Не знаю, откуда ее достали на высоте 3800 метров.

© Видео: Instagram/kerya_art. Скоростное восхождение Гаджимурада Ахмедова на Эльбрус на мотоцикле

— С собой, видно, захватили, отмечать достижение. Кстати, кто тебя сопровождал?

— Команда состояла из моих друзей, фотографов и операторов. Плюс спасатель. Они сопровождали меня весь маршрут на снегоходах.

— Спасатель под боком — это требование при выполнении столь опасного заезда или твоя инициатива?

— На спасателе настоял директор курорта. Эльбрус — опасная гора, там очень крутые обрывы. Если бы я улетел в пропасть, меня бы по частям собирали… и не факт, что еще все части бы нашли. Пара частичек точно бы где-нибудь в снегах затерялись.

— Какую дистанцию ты преодолел?

— В общей сложности семь километров за 58 минут и 15 секунд. Может показаться, что это очень долго, но процентов тридцать маршрута мне пришлось идти пешком и тянуть мотоцикл: он просто проваливался из-за воздушных подушек там, где был пористый снег. Вдоль трассы установили 90 камер, и в наблюдательном пункте сидели люди, которые фиксировали рекорд, они наблюдали, чтобы мне никто не помогал. Есть скептики, которые хотят поставить мой рекорд под сомнение. Один даже писал мне: «Да ты свой мотоцикл на ратраке поднял, а потом просто сфоткался на вершине (ратрак — транспортное средство на гусеничном ходу, — Ред.)». Я ему отвечаю: «Да нет, брат, ты что, зачем мне ратрак, у меня вообще вертолет был».

— Ты сказал, что начинал терять сознание, почему не остановился? Жизнь все-таки дороже любых рекордов.

— Я с тобой полностью согласен. Но знаешь, еще на старте я для себя решил: лучше коньки отброшу, чем поверну назад. Я вспомнил разговоры людей, которые талдычили, что у меня ничего не выйдет, и это меня предельно мотивировало.

— До установления рекорда ты совершал восхождение на Эльбрус?

— Я штурмовал небольшие участки, чтобы понять, как себя байк поведет. Прояснить технические моменты, например, снимать воздушный фильтр или нет. Но я специально не тренировался на том маршруте, по которому собирался ехать. В этом случае началась бы война с самим собой: а как действовать на том повороте, а на другом… я бы мог зациклиться на таких мыслях, и это бы только помешало. А тут разборка один на один с горой. Конечный результат меня радует.

{{current+1}} / {{count}}

После такого — хоть в блокбастер

— В этом году ты собираешься совершить еще несколько опасных трюков. Расскажи о них.

— Изначально мой проект состоял всего из одного трюка — прыжка в Сулакский каньон с парашютом. Высота — 500 метров. При исполнении этого трюка я выжму из своего мотоцикла все, на что он способен. При заходе на трамплин скорость должна быть не менее 100 километров в час. Чтобы взлететь как можно дальше и выше. После этого я спрыгиваю с байка, раскрываю парашют и, иншаллах (даст бог. — Ред.), мягко приземляюсь.

— По шкале от 0 до 10, где ноль — это легкая прогулочка по пустому полю, а 10 — это лютый трындец, насколько опасен этот трюк?

— Я бы сказал… 11. Для этого трюка нет полноценной тренировки. Есть только подготовка отдельных элементов. Мотофристайл, мотокросс и прыжки с парашютом. А потом ты приезжаешь, становишься на старт и все.

— Но это будет только в августе, а до этого…

— А до этого я планирую перепрыгнуть на мотоцикле через движущийся поезд. Это будет мой очередной рекорд, в России такого еще никто не делал. Думаю, это будет в конце июня.

— Как высоко тебе нужно будет прыгнуть?

— Приблизительно на 8,5 метра. Высота поезда где-то 6,5 метра, два метра в запасе. Вообще, в какой-то момент у меня была идея и с самолетом. Я еду на мотоцикле по взлетно-посадочной полосе. Самолет разгоняется, слегка отрывается от земли, я заезжаю под него, креплю себя к корпусу и взлетаю вместе с ним. Это попахивает фильмами «Миссия невыполнима» и «Три икса», но это можно сделать, тут нет ничего фантастического. Другое дело, что слишком многое нужно просчитать. Пилот чуть вниз даст и раздавит меня. Нужно сверхаса искать, не всякий на такое подпишется. Поэтому эту идею я оставил.

Безбашенным тут не место

— Послушаешь тебя, складывается впечатление, что ты сорвиголова. Совсем безбашенный тип.

— Это не так. Все с точностью до наоборот. Мотофристайлом и мотокроссом занимаются только люди с холодной головой. Нам нельзя совершать ошибки — это чревато серьезными травмами, а то и вовсе летальным исходом. Так что экстремалы — это, как правило, очень хладнокровные люди.

— Что толкает тебя на совершение подобных трюков? Почему решил заняться мотофристайлом?

— Я увлекся мотоциклами в 2010-м, когда вернулся из армии. Объездил весь Кавказ, пол-России. В 16-м, в Пятигорске, на фестивале культуры и спорта народов Кавказа я вживую увидел выступление команды по мотофристайлу, и у меня аж дрожь по телу пошла. Я понял, что хочу этим заниматься.

{{current+1}} / {{count}}

— С какого возраста можно садиться на мотоцикл и начинать тренироваться?

— Да хоть с пяти лет. Живой пример — мой сын. Я уже купил ему мотоцикл, заказал полную экипировку, 10 апреля у него день рождения, сделаю ему подарок.

— Его мать не возражает?

— У нее есть опасения, но я ведь буду следить за сыном. Мотоцикл совсем небольшой, электрический, разгоняется максимум до 25 километров в час. Я вижу, как он хочет этим заниматься, смотрит все видео со мной и говорит: «Папа, научи меня». Понимаешь, никто ведь не начинает свою карьеру с безумных трюков. Сперва ты учишься чувствовать байк: как правильно давить на газ, как заходить в поворот. Потом осваиваешь прыжки, учишься вести себя в воздухе. Преимущество этого вида спорта в том, что им можно заниматься хоть до 50 лет. Плюс он хорошо оплачивается. В будущем я планирую выступать в шоу. Если ты умеешь делать эффектные трюки, за одно выступление можешь получить 150 тысяч рублей.

Я только в самом начале пути, скоро начну осваивать интересные прыжки и акробатические элементы. К сожалению, в Дагестане реальных профи по мотофристайлу нет, пока приходится учиться дистанционно, но совсем скоро я поеду в Москву в трехнедельный подготовительный лагерь по мотофристайлу.

Я хочу на своем примере показать, что в жизни есть уйма занятий и можно достичь чего-то вне зависимости от возраста. Мне сейчас 29, но меня это не останавливает. Меня вымораживают люди, которые говорят, что вот это не получится, то не получится. Если есть горячее желание, все по плечу. А желание у меня есть. Когда совершаешь прыжки, чувствуешь некое единство с байком — это ни с чем не сравнимое ощущение.

Когда скорость — не главное

— Ты часто проводишь встречи в школах и вузах — хочешь таким образом популяризировать мотокросс и мотофристайл?

— Я хочу приучить молодежь к правильному отношению к езде на мотоцикле. С 2010 года я похоронил пятерых друзей. Все они расшиблись, гоняя на мотоциклах. Пусть хоть один парень сядет на байк без шлема, а потом вспомнит: «Гаджимурад же говорил, что так нельзя» — и наденет защиту. Мотоцикл — это серьезный аппарат, и нельзя, как дикарь, гонять по городу. Ты рискуешь не только своей жизнью, но и жизнью окружающих. В прошлом году осенью мы с друзьями стояли возле Нархоза (Дагестанский государственный университет народного хозяйства. — Ред.), там один дурень гонял туда-сюда. Мы его смогли остановить в конце концов. Я ему говорю: «Смотри, вокруг дома, здесь люди ходят, выезжай за город, там гоняй». Он отвечает: «Хорошо». А через два дня насмерть сбивает женщину.

— Сам на какой скорости ездишь?

— Не разгоняюсь свыше 90 даже на трассе. Было время, когда я гонял под 300, но это дела давно минувших дней. Чтобы получить настоящее удовольствие от езды на мотоцикле, не нужно развивать какие-то запредельные скорости. Кайф приходит, когда ты начинаешь чувствовать свой байк. И в этот момент уже неважно, на какой цифре застыла стрелка на спидометре.

Руслан Бакидов

Рубрики

О ПРОЕКТЕ

«Первые лица Кавказа» — специальный проект портала «Это Кавказ» и информационного агентства ТАСС. В интервью с видными представителями региона — руководителями органов власти, главами крупнейших корпораций и компаний, лидерами общественного мнения, со всеми, кто действительно первый в своем деле, — мы говорим о главном: о жизни, о ценностях, о мыслях, о чувствах — обо всем, что не попадает в официальные отчеты, о самом личном и сокровенном.

СМОТРИТЕ ТАКЖЕ

«Я шокировала людей фразой: „Ну и прекрасно, что замуж не возьмут“»

Альбина Ицхоки работает в Netflix, воспитывает троих детей и ведет блог об успешных женщинах. Узнали, как девушка из дагестанского поселка попала в Кремниевую Долину и при чем тут табасаранские ковры
В других СМИ
Еженедельная
рассылка