{{$root.pageTitleShort}}

«Ready! Set! Go!»

Им не нужны самолеты и запасные парашюты. Их полет длится секунды, но ощущается как вечность. Они открывают для себя Кавказ, а кавказцы открывают для себя самый экстремальный спорт — бейсджампинг
606

— Мои знакомые говорят: ты псих, завязывай с этим бейсом, — улыбается Игорь Амиров, начинающий бейсер из Дагестана. — Но это такая вещь: один раз попробуешь — и все, обратной дороги нет…

Бейс, или бейсджампинг, — прыжки со специальным парашютом с неподвижных объектов: зданий, антенн, мостов и скал. Отсюда и название: BASE — акроним от английских слов: building, antenna, span и earth. Даже среди экстремалов этот вид спорта (хотя официально это не спорт) считается очень опасным. Бейсджамперы, или бейсеры, находятся в свободном падении всего несколько секунд, после чего должны успеть раскрыть парашют и мягко приземлиться, что очень сложно из-за небольшой высоты объектов. Поэтому в бейсджампинг приходят только опытные парашютисты, и инструкторы по бейсу берутся учить лишь тех, кто уже имеет за плечами не меньше сотни прыжков с самолета.

— А еще лучше — две-три сотни, — считает Глеб Вореводин, один из самых опытных бейсеров России, трехкратный чемпион страны по Free Fly. — Конечно, кто-то и с меньшим количеством может взять парашют и пойти прыгнуть, но насколько велики его шансы на выживание? Чем больше опыта, тем лучше.

По словам Глеба, в России бейсджампингом занимаются несколько сотен человек, и, таким образом, мы вместе с Норвегией, Францией, Италией и США входим в пятерку стран, где бейс развит достаточно хорошо.

Глеб Вореводин в некотором смысле первопроходец (или первопролётец?) — он первый в 2013 году прыгнул с горы на Северном Кавказе и ввел здесь моду на этот вид спорта.

— Нас пригласила в Ингушетию компания «Акрополь», строившая горнолыжный курорт «Армхи». Они делали его презентацию и позвали нас кататься на лыжах, — вспоминает Глеб. — Мы приехали, покатались, и я увидел, что там есть подходящие для бейсджампинга горы. «Акрополю» идея понравилась, они помогли с деньгами, организовали экспедицию, мы с двумя альпинистами нашли экзит — точку, с которой можно прыгать. Первое место, откуда я прыгнул, — Столовая Гора. А потом еще с Цей-Лоама.

Была бы техника, а смельчаки найдутся

С тех пор «Акрополь» ежегодно в мае-июне проводит фестиваль бейсджампинга в Джейрахском районе Ингушетии. У подножья Цей-Лоама построили бейсклуб — домик для бейсеров, где можно отдохнуть и переночевать.

Фестиваль не зря носит название международного: сюда приезжают экстремалы из Италии, Прибалтики, Украины. Это не соревнования, участников привлекают не призы, а возможность полетать в новых условиях. Вертолет за 5 минут отвозит спортсменов на экзит, куда пешком нужно было бы подниматься 3−4 часа.

Араухох — вершина в Северной Осетии.

В 2015 году благодаря вертолету бейсеры нашли еще два экзита в Джейрахском районе — рядом с башенными комплексами Ний и Таргим.

Кроме того, подходящие скалы — достаточно высокие и отвесные — обнаружены в Северной Осетии, Кабардино-Балкарии, Дагестане.

— На Кавказе уже открыто около десяти точек, откуда можно прыгать. Это уникальные места, я таких нигде в мире не видел. Со Столовой Горы прыгаешь сразу в ущелье. Можно пролетать вдоль склонов, мимо башен. Очень красивые и интересные места. И непростые в плане рельефа. Для начинающих не слишком подходят. Новичкам лучше ехать в Италию или Норвегию: там есть хорошие отвесные скалы. А тем, кто более опытен, будет интересна Ингушетия, — советует Глеб.

Глава республики Юнус-Бек Евкуров, сам бывший парашютист, на фестивале в Цей-Лоам заявил, что выделит квартиру первому ингушскому бейсеру. С тех пор прошло три года, но квартира так и осталась невостребованной.

Вингсьют — специальный летный костюм с перепонками между руками и ногами, имеющий конструкцию, схожую с крылом самолёта, воздухозаборники и нервюры для достижения максимально замедленного падения и планирования по горизонту.

— А откуда возьмутся бейсеры в Ингушетии, если на Кавказе вообще не развит парашютный спорт? — спрашивает Ратмир Нагимьянов, инструктор екатеринбургского клуба «Baseguru», победитель соревнований по вингсьют-полетам Menzelinsk Sky Race. — В Дагестане, например, есть парашюты, но нет самолета. А в Северной Осетии есть самолеты, но нет парашютов. Чтобы прыгать, они объединяются, дагестанцы едут со своим снаряжением во Владикавказ. А если нет парашютистов, то нет и бейсджамперов. Хотя желающие прыгать есть. Была бы техника современная, а смелых парней там много.

Ерыдаг, Хунзах, Тещины Зубы…

Инструктор екатеринбургского клуба «Baseguru» Ратмир Нагимьянов.

Ратмир впервые попал на Кавказ по приглашению Глеба Вореводина и с тех пор каждый год осваивает здесь новые места и открывает новые вершины.

— В Дагестане прыгал с горы Ерыдаг, с водопада у селения Хунзах. В Северной Осетии несколько скал открыли. Последняя поездка была в августе 2015-го в Кабардино-Балкарию. Прыгнули с Тёщиных Зубов, оттуда никто до нас в вингсьюте не прыгал. Новые скалы обычно находим благодаря альпинистам. Читаем их форумы, смотрим фотографии. Скалу можно считать подходящей, если для старта, для разгона у нее есть чисто вертикальная часть метров 150−200. Минимум 100, но это уже очень сложно считается. И потом нужен достаточно крутой угол, чтобы можно было вылететь. Желательно, чтобы была интересная линия полета — не просто по прямой лететь, а вдоль кулуаров, расщелин. И обязательно площадка для безопасного приземления. Погода — фактор второстепенный. Если есть скала, рано или поздно дождешься подходящей погоды. Главное, должно быть видно, куда летишь, то есть дождь, снег, туман исключаются. Ветер нужен не слишком сильный, 3−4 метра в секунду.

По словам Ратмира, пейзажи одинаково красивы на всем Кавказе. Климат же немного отличается: так, в Ингушетии влажность выше, поэтому много деревьев и другой зелени. В Дагестане жарче, больше солнечных дней, поэтому трава быстро желтеет, земля словно выжжена.

Дагестан, плато Ерыдаг, высота 3500 метров.

А местные жители везде одинаковы.

— Очень приветливы, доброжелательны. Хорошо встречают, с пониманием относятся, никогда никаких проблем не было. Помогают, если нужна помощь, покажут маршрут, приглашают в гости, переночевать. Им интересно то, чем мы занимаемся.

Ратмир с друзьями в своих поездках по Кавказу обычно останавливается у друзей и знакомых, но если говорить о развитии массового туризма в регионе, то для этого нужен сервис другого уровня.

— Хотелось бы лучшего соотношения цены за гостиницу и качества обслуживания. Потому что сейчас по ценам получается дороже, чем в Европе, а сервис, конечно, хуже. Нужны нормальные номера по 500−600 рублей в сутки. А сейчас и за тысячу трудно найти. Все либо очень дешевое и низкого качества, либо совсем дорогое.

Еще одна проблема — транспорт. Хороших дорог в горах нет, на некоторых маршрутах необходимы внедорожники, «Нивы», а с прокатом проблема. Единственное место, где Ратмир нашел машину напрокат, — Минводы, причем цены были европейские. Приходится придумывать варианты подешевле — договариваться через знакомых; то есть ехать в горы без предварительной подготовки не стоит.

Мечта детства и случайный подарок

Во время экспедиции на Ерыдаг Ратмиру помогали два местных парашютиста, позднее они прошли курс в его школе «Baseguru» и стали первыми в Дагестане бейсерами.

Один из них, Игорь Амиров, работает в детско-юношеской спортивной школе по парашютному спорту, тренирует ребят в возрасте от 14 до 18 лет, возит их на сборы во Владикавказ и мечтает собрать деньги на бейс-систему — ранец и парашют, чтобы прыгать самостоятельно.

В бейс-системе, в отличие от обычной скай-дай-системы, в которой прыгают из самолета, нет запасного парашюта. Он не нужен, поскольку бейсер все равно не успеет его применить. Но сама система максимально упрощена и надежна, при правильной укладке отказать там практически нечему. Стоимость около 250 тысяч рублей.

— Я с детства мечтал о бейджампинге. Увидел по телевизору и загорелся желанием прыгнуть бейс. Начал читать, узнавать больше, понял, что просто так прийти и прыгнуть нельзя. Нужно пройти через парашютный спорт, попрыгать с самолета, научиться выполнять различные упражнения в свободном падении, по пилотированию парашюта и только потом уже можно подобраться к бейсджампингу. Поступил в махачкалинский парашютный клуб, напрыгал пару сотен прыжков. Прыгал по классической схеме — сначала на круглых парашютах, потом на планирующих, типа «крыло». Долго работал над точностью приземления, ведь в большинстве случаев площадки, куда приземляешься, бывают ограничены.

В махачкалинском парашютном клубе Игорь познакомился с другим фанатом свободного падения — Муртузали Османовым.

— Началось все случайно. Он хотел сделать подарок своей знакомой, оплатил ей прыжок в аэроклубе, а она не пришла. Чтоб деньги не пропали, решил прыгнуть сам. Прыгнул — и его затянуло. А потом я рассказал ему про бейсджампинг, так все и понеслось.

Понеслось и принесло в Кострому, где Игорь и Муртуз под руководством Ратмира Нагимьянова прыгнули с опоры ЛЭП высотой 98 метров.

— Честно скажу, было очень страшно. Парашютный спорт не страшный, а вот бейс… Когда прыгаешь с самолета, есть большой запас высоты и времени, а тут времени совсем нет. «Ready! Set! Go!» За кольцо дергать не надо — парашют вытяжной, называется «медуза». Прыгаешь и быстренько бросаешь его в набегающий воздушный поток, чтобы он успел наполниться и вытянул основной купол. И если сделать это не вовремя, сами понимаете… Мы прыгали пять раз. Первые прыжки контролировал инструктор, а последний был самостоятельный и самый страшный.

Казалось бы, после этого прыгать больше не захочешь. Но у бейсеров все иначе.

— Один раз попробуешь — и все, обратной дороги нет. Хочется постоянно прыгать. В прыжке время идет по-другому. Со стороны кажется, что прошла одна секунда, а для бейсера она растягивается в вечность. Время останавливается. Когда выбрасываешь натяжной парашют, поворачиваешь голову — и видишь, что он летит, как в голливудском фильме, оооочень меееедленно, как в замедленной съемке. Любые страхи, тревоги, которые присутствуют в нашей повседневной жизни, сразу забываются. По сравнению с тем, что испытываешь во время бейс-прыжка, они уже ничего не значат.

Фото: Предоставлено клубом бейсджампинга BASEGURU

Наталья Крайнова

Рубрики

О ПРОЕКТЕ

«Первые лица Кавказа» — специальный проект портала «Это Кавказ» и информационного агентства ТАСС. В интервью с видными представителями региона — руководителями органов власти, главами крупнейших корпораций и компаний, лидерами общественного мнения, со всеми, кто действительно первый в своем деле, — мы говорим о главном: о жизни, о ценностях, о мыслях, о чувствах — обо всем, что не попадает в официальные отчеты, о самом личном и сокровенном.

СМОТРИТЕ ТАКЖЕ
В других СМИ
Еженедельная
рассылка