{{$root.pageTitleShort}}

Вся жизнь — приключение

Можно ли летать на дырявом параплане, почему побеждают спокойные и чего боятся пилоты. Рассказывают участники Чемпионата России по парапланеризму, прошедшего на горе Юца в окрестностях Пятигорска
1484

Парапланеристы — люди мира: большую часть времени живут там, где тепло и много летной погоды. Летом это Северный Кавказ, побережье Черного моря, Алтай. Зимой — Непал, Индия, Латинская Америка, для разнообразия — европейские страны: Франция, Словения, Италия, Испания…

Но главное событие в парапланерном спорте страны — Чемпионат России — собирает всех российских пилотов в одном месте. В этом году слет проходил на горе Юца в пригороде Пятигорска с 22 по 30 июля.

{{current+1}} / {{count}}

Юца — культовое место для российских пилотов сверхлегкой авиации: парапланеристов и дельтапланеристов. Это их Мекка наряду с крымской горой Клементьева и Чегемским ущельем в Кабардино-Балкарии. Здесь в конце 80-х годов зарождался парапланеризм, росли поколения пилотов, летали легендарные российские авиаторы.

Нынешний чемпионат собрал более 100 пилотов со всей России. Мы попросили пятерых из них рассказать, как они пришли в этот спорт, нужны ли в небе азарт и амбиции и чего боятся пилоты.

«Полеты в горах — самые желанные»

Александр Складников, Москва: Я пришел в спорт в 2004 году, когда был студентом авиационного факультета МФТИ. Случайно увидел объявление: «Набираем курсантов в школу парапланеризма». Учился летать не в горах, а на равнине в Подмосковье — это полеты с помощью лебедки, так обычно летают в равнинных регионах. Но полеты в горах — самые интересные и желанные для парапланеристов.

Там же, в школе, я узнал про Юцу — культовое летное место. И приехал сюда на летние каникулы. Потом приезжал каждое лето — жил в палатке, много летал и погружался в этот мир.

Сначала я не собирался участвовать в соревнованиях. Но в 2010 году впервые поехал на Кубок Домбая — за компанию, а в итоге занял там второе место. Потом становился вторым на соревнованиях в Пермском крае. С тех пор иногда участвую в парапланерных гонках. Но больше интересны путешествия по летным местам. Я много летал на Северном Кавказе, а еще в Армении, Индии, Мексике. Хочу полетать в горах Таджикистана!

Мне интересны красивые полеты. Например, в Домбае, летишь над горами — под тобой бегают туры, а выбираешься выше хребта — с одной стороны видишь Черное море, а с другой — Эльбрус.

Победители Чемпионата России
по парапланеризму — 2016

Абсолютные победители

1. Юрий Мишанин. 2. Артем Лозовой. 3. Глеб Сухоцкий

Женщины

1. Марина Олексина. 2. Олеся Соколова. 3. Анна Лозовая

Спорт-класс

1. Сергей Тихонов. 2. Кейван Эрианпур. 3. Кирилл Смоленский

Региональный зачет

1. Москва (Алексей Быстрицкий, Алексей Тарасов, Олег Дементьев, Антон Донцов)

2. Ленинградская область (Константин Калинин, Анна Лозовая, Артем Лозовой, Евгений Манков)

3. Республика Крым (Глеб Сухоцкий, Сергей Чепелев, Андрей Чесноков, Вадим Ельцов)

Командный зачет

1. «Мистраль» (Сергей Латышев, Юрий Мишанин, Сергей Локк, Александр Скворцов)

2. «Crimea Team» (Глеб Сухоцкий, Сергей Чепелев, Вадим Ельцов, Андрей Чесноков)

3. «Аллея компетиторов» (Сергей Лазарев-Марченко, Олеся Соколова, Марина Олексина, Сергей Донцов)

Самое страшное?.. Когда улетаешь на маршрут, приземляешься где-то в глуши, ловишь попутку, чтобы выбраться в цивилизацию. И тебя везет дальнобойщик, который задает кучу вопросов. А ты провел в воздухе пять часов, устал как зараза, но объясняешь.

Страшный вопрос: «Сколько вам за это платят?» Нисколько не платят! Или: «Сколько стоит твое снаряжение?» Снаряжение стоит дорого… И тут ты думаешь: вот зачем он это спрашивает? Один приятель советует отвечать: «Это не мой параплан, мне его дали в клубе. А я только что сбежал из тюрьмы».

А еще как-то приземлился в Рязанской области, складываю крыло в рюкзак, подъезжают такие братки на джипе. И один кричит мне: «Друг, что у тебя за беспонтовый парашют? Я десантник, я разбираюсь». Я ему сказал, что это сверхзвуковой летательный аппарат.

Каким должен быть хороший пилот? Думаю, он должен быть наблюдательным человеком с очень «живым» мозгом, который замечает кучу нюансов. И, конечно, любит полеты.

«Азарт мешает»

Марина Олексина, Москва: Я пришла в парапланеризм в 2000 году. Вообще я фотограф, фотожурналист. В то время я работала в московских журналах и еще снимала фотоистории. То есть полеты я воспринимала как хобби. А в 2002 году приехала летать на Юцу, а здесь проходил Чемпионат России. Я не собиралась участвовать — можно сказать, попала случайно. И так получилось, что я выиграла этот чемпионат — и почувствовала вкус победы, желание соревноваться. И завертелось.

Сейчас у меня 8 побед на Чемпионате России, 14 наград Кубка мира, много выигранных чемпионатов во Франции, Италии… На Чемпионатах мира я дважды была четвертой. И еще — 50 стран, в которых я летала: в Европе, Азии, Южной Африке, Латинской Америке. То есть я себя начала воспринимать как профессионального спортсмена.

Что нужно, чтобы побеждать? Хорошее тактическое мышление. Наш вид спорта — ментальный, не атлетический. Парапланеризм как шахматы — тут нужен ежесекундный анализ. Азарт мешает. Есть талантливые пилоты, но очень азартные. Они гонят, хотят быть первыми, торопятся, и в итоге их обгоняют более спокойные спортсмены.

Небо такое дело, раз начал — уже не можешь не летать. А соревнования — бонус, ты проверяешь свои возможности и растешь.

Опасные случаи… Я получала травмы. Конечно, пугалась, когда падала, билась спиной, по месяцу в больнице. Травмы позвоночника — самые распространенные в парапланеризме. Это страшно, не люблю об этом вспоминать.

ЧИТАЙТЕ ТАКЖЕ
Небо в алмазах
100 километров над пляжами, долинами и горой Пушкин-Тау — парапланеристский маршрут в Дагестане прекрасен, как и полагающаяся за него медаль «Бриллиантовый Сапсан». Но пока с ним никто не справился

Бывали и приключения. Несколько лет назад я летала в Венесуэле, а потом мне нужно было в Колумбию. Репутация у стран так себе. Кстати, на тех соревнованиях у меня украли макбук и экшн-камеру, а один американский пилот, добираясь до побережья, попал в местную перестрелку.

И когда я собралась переезжать, оказалось, что билетов нет совсем. Я провела там еще 10 дней после соревнований, и ребята нашли мне билеты до Санто-Доминго, а это 2,5 часа на такси до границы с Колумбией. Я добралась до города, приехала в офис, где ставят выездной штамп. Печать мне поставили, но оказалось, что границу закрыли в связи с выборами. Наличных денег у меня почти не осталось, а менять деньги с карты при том курсе валюты было невозможно. Я помню, как металась возле этого офиса, и тут узнала, что можно пересечь границу нелегально.

Это долгая история: мне помогали подростки, которые не говорили на английском, а я почти не знаю испанский. Мы пролезали через колючую проволоку, ехали на мотоциклах, переходили горную реку, шли через лес, мой сопровождающий подгонял меня: «Быстрее, сзади автоматчики». Мои вещи и снаряжение везли отдельно. В общем, все закончилось хорошо — я благополучно перешла границу. Но повторять никому не советую.

Мечта? Хочу свой летный сайт и жить в месте, где тепло и можно катать людей. Этой зимой я занялась тандемными полетами, и мне понравилось! Никогда не думала, что буду катать пассажиров, меня интересовал только спорт. Но там есть свой кайф — я подпитываюсь от пассажиров. У туристов, которые летают впервые, столько эмоций! Интересно показывать людям небо.

«Мы летали на параплане с дырой»

Артем Лозовой, Санкт-Петербург: В 2000 году, еще студентом, я поехал в Крым отдыхать и там познакомился с человеком, который торговал книжками. Оказалось, что он еще и парапланерист. И он предложил мне полетать в тандеме. Так я впервые оказался на горе Клементьева. Мы с ним летали на параплане, у которого посередине была дыра размером с футбольный мяч. Тогда я не знал, что так делать нельзя…

Как звали парня, показавшего мне параглайдинг таким необычным способом, — я не помню. Он потом одолжил у меня денег и пропал. Но знакомство было не зря — я понял, что хочу научиться летать! В том же году нашел летную школу и с 2003-го уже активно летал по всей России и зарубежным летным местам. С 2010 года участвую в гонках, побеждал в международных соревнованиях, дважды становился четвертым на Чемпионатах России, а сегодня завоевал серебро.

А на Юце, что удивительно, я впервые! Много слышал про это место и обрадовался, когда узнал, что соревнования пройдут здесь, был повод приехать.

У меня почти не было опасных ситуаций. Был случай в 2008 году в Черногории. В небе я пропустил резкое усиление ветра, и мне досталось… Сначала я видел крыло со всех сторон от себя — клевки, сложения. А высоты было мало — запаску уже не бросишь. Был момент, когда меня несло спиной вперед на линию электропередачи. Но тут пришел мощный восходящий поток, и меня вынесло вверх на 400 метров. И я, как ни в чем ни бывало, пошел на посадку на пляж.

Что нужно хорошему пилоту? Знать свои сильные и слабые стороны. Но все относительно. Если человек азартный, он может добиться чего-то на короткой дистанции, но на длинной ему не хватит спокойствия. Очень спокойный человек не будет побеждать, но сможет иногда приходить вторым или третьим. Я очень осторожный — это и плюс, и минус.

«Самый страшный полет был в Домбае»

Сергей Латышев (Каспер), Армавир: Мне было 13 лет, когда я начал летать. Учился на небольшом склоне в моем родном Армавире, а первые маршруты летал на Юце.

Один раз был первым на чемпионате России и еще пять раз занимал второе место. Сейчас не выиграл, но не расстроен: у меня ведь уже было чемпионство. Оно важно для тех, кто еще не побеждал.

На Юце я как дома. Сейчас живу в Непале — там мировая Мекка парапланеризма. После Чемпионата России, думаю, поеду в Китай. Там есть горка, которую хочу облетать. Я видел ее только на фотографии, но знаю, что раньше там уже летали пилоты. А еще у меня там живет девушка.

Я много летал на Кавказе: Юца, Чегем, Домбай, горы Дагестана, Карачаево-Черкесии.

Самый страшный полет был в Домбае, мне было лет 16−17… В районе Теберды у меня сложился параплан, и я долго не мог выйти из вращения. В итоге приземлился в лес, завис на дереве. А дерево росло на скале над огромным — метров сто — обрывом. Пока во мне бил адреналин, я сумел снять параплан, слезть с дерева.

Еще как-то раз улетел на маршрут с Юцы, приземлился за Ессентуками, в районе Баргустана. Там лес и мелкая речка, по колено. Я решил перейти речку и выбираться на трассу, а там нехоженые места — деревья, трава выше роста, борщевик, крапива. А я в шортах… Потом нашел дорожку, только оказалось, что это кабанья тропа и я пришел к ним в дом. Хорошо, их не было. Вышел, пробил дорогу и наткнулся на звериный водопой — везде следы. Потом долго шел по этой речке, искал выход на дорогу…

Чтобы побеждать, надо чувствовать себя первым. Нужны такие амбиции — лететь вперед и показывать другим дорогу. Бывает по-другому: летать научился, а побеждать не умеешь.

«Я помню каждый свой полет»

Юрий Мишанин, Рязань: Я начал летать в Рязанской области в 2000 году. Потом была гора Клементьева, потом курс в школе пилотирования в экстремальных ситуациях в турецком Олюденизе. В 2004 году я впервые попал на Юцу и здесь познакомился с именитыми спортсменами.

Но главное, что потом судьба свела меня с легендарным российским пилотом Николаем Шороховым. В парапланерном мире, наверное, все его знают. Николай стал моим учителем, а потом другом. Несколько лет назад он умер от тяжелой болезни — БАС, это форма склероза, когда умирают нейроны. У него уже отказали ноги, но он продолжал участвовать в соревнованиях — на старт мы заносили его на руках и запускали в воздух. И в этом состоянии он выигрывал!

Почему я захотел стать спортсменом? Друзья убедили: мол, раз научился летать, надо прогрессировать, надо летать хорошо. Тогда я стал ездить с Шороховым по соревнованиям — он организовывал группы пилотов. Сначала просто наблюдал, а в 2006 году в Казахстане впервые стал участником и сразу занял второе место. Эта победа «зацепила», и я поехал на Кубок мира в Аргентину, а там — лучшие пилоты, для меня тогда все перевернулось!

С тех пор было много соревнований, побед, медалей. На Кубке мира я приходил пятым. Выше Кубка мира ничего нет, все, кто вошел в ТОП-30, — уже звезды парапланеризма.

ЧИТАЙТЕ ТАКЖЕ
Пролетая над Чегемом
Как сенокосный участок семьи Мушкаевых превратился в парадром, село Эль-Тюбю — в объект экотуризма, а Чегемское ущелье — в новую «мекку» для экстремалов всей России

Самый страшный полет? На предчемпионате мира в Испании, в 2010 году. Кстати, я там стал седьмым — это хороший результат. Ситуация простая: было мощное развитие облаков, я не успевал выйти из-под базы — то есть слить высоту, и меня втаскивает в облако. А мы еще летали на новых спортивных крыльях, довольно требовательных к пилоту. В облаке ничего не видно, приборы работают неправильно, полная потеря ориентации и контроля. Я впервые почувствовал, что ничего не могу сделать. Провел там, наверное, около минуты.

И это еще не самый страшный момент. Когда я оттуда вылетел, организаторы объявили стоп-такс — остановку соревновательного дня из-за погоды. Я пошел на посадку. И уже на 50 метрах над землей попадаю в мощный смерч — и оказываюсь на высоте около 1000 метров. В тот день я долго не мог сесть, это неприятные эмоции.

Самые сильные парапланеристы в мире — французы. У них соревнования проходят каждую субботу и воскресенье. Такой формат — «чемпионат выходного дня». Спорт поддерживается государством, пилотам выплачивают небольшие стипендии. На чемпионатах все пилоты летают вместе: и молодежь, и легенды спорта, которые участвовали в соревнованиях еще в 90-х годах. В этом секрет успеха французской команды.

Пилотам мешает индивидуализм. Нужно работать в группе и держаться лучших. В спорте группа редко ошибается: если десять сильных спортсменов нашли восходящий поток — иди туда же, не надо искать самому.

Нужен холодный расчет и работоспособность. Работать надо много, чтобы выигрывать.

Наверное, индивидуализм многим мешает. Мне точно пришлось бороться с ним, чтобы выигрывать.

Сейчас все мечты связаны с Кубком мира.

В парапланеризме вся жизнь — приключение. И самое интересное — я помню каждый свой полет.

Анастасия Степанова

Рубрики

О ПРОЕКТЕ

«Первые лица Кавказа» — специальный проект портала «Это Кавказ» и информационного агентства ТАСС. В интервью с видными представителями региона — руководителями органов власти, главами крупнейших корпораций и компаний, лидерами общественного мнения, со всеми, кто действительно первый в своем деле, — мы говорим о главном: о жизни, о ценностях, о мыслях, о чувствах — обо всем, что не попадает в официальные отчеты, о самом личном и сокровенном.

СМОТРИТЕ ТАКЖЕ

Владикавказ — Владивосток: осетинский путешественник надеется пройти пешком всю Россию

Три банки тушенки, три тысячи рублей и десять тысяч километров до Тихого океана. Заур Гуриев отправился в путь без подготовки, но с большим желанием — увидеть страну. Страна ответила гостеприимством
В других СМИ
Еженедельная
рассылка