{{$root.pageTitleShort}}

Это просто покемоны

«Скоро их оттащат от этой золотой жилы. И сделают это русские». IT-разработчик Арсен Казибеков — о причинах успеха плохо написанной игры Pokemon Go и о том, почему так нервничают чиновники
2500

Pokemon Go — мобильная игра, выпущенная в 2016 году. С помощью геолокации и камеры смартфона игрокам нужно в реальном мире искать и ловить покемонов. Игра почти полностью повторяет серию игр 1990-х и 2000-х годов Pokemon, которая была популярна на таких платформах, как Sega и Game Boy. Число загрузок Pokemon Go уже превысило 15 млн, а количество ежедневных пользователей оценивается в 20 млн. В России игру представят в ближайшее время.


Мобильная игра Pokemon GO продолжает сводить с ума жителей планеты Земля. Пока повзрослевшие (хотя, видимо, не до конца) фанаты японских мультяшных монстров ищут покемонов в самых неожиданных местах — от кладбищ, церквей и синагог до музеев и банков, мы поговорили о новой «игрушке», ее перспективах на Кавказе и в мире, качестве работы ее создателей и пиарщиков с Арсеном Казибековым — одним из самых успешных российских IT-разработчиков, получателем гранта компании Google, создателем MyDiaspora и нескольких других раскрученных мобильных приложений.

Залог успеха — ностальгия «поколения Пикачу»

— Есть в мире проверенные механики. Игра больше понятна поколению людей в возрасте 25 лет и старше — тем, кто в детстве играл в Sega, Game Boy и прочие виртуальные игры. Это для них некое воспоминание о детстве. Тогда эта игра была очень успешной. Успех ее заключается в том, что тут совпало несколько вещей. Во-первых, известный бренд. Во-вторых, они использовали старые дрожжи. Принцип игры был уже отработан, ведь ловля покемонов была и в старой игре 90-х годов. Только там ты ходил с помощью виртуального героя-игрока, а тут ты сам становишься этим игроком. В остальном механика осталась та же самая. Вместо карты игры они просто взяли карту мира, то есть фактически поменяли две вещи.

«Разработчика уволил бы на следующий же день»

— Приложение, которое вышло сейчас, если честно, сделано из рук вон плохо. Разработчика, делавшего юзабилити в игре, я бы уволил на следующий же день. Там есть авторизация через Google или просто регистрация, которая сделана ужасно. Так никто не делает уже лет семь, как мне кажется. Ощущение, что разработкой приложения занимались старперы, которые делали еще ту первую игру в 90-х. Они явно не понимают современных методов работы мобильных приложений.

Владелец бренда Pokemon — японская компания Nintendo, она же занимается продвижением Pokemon Go. Разработчик игры — американская компания Niantic, уже создавшая в 2012 году похожую игру Ingress (там игроку нужно было, передвигаясь со смартфоном в руках в реальном времени, «захватить» размещенные на достопримечательностях «порталы», которые отображались на экране).

Эти люди случайно попали в большую нишу, это случайная удача. Теперь за ними, скорее всего, пойдут серьезные ребята, которые на высоком уровне занимаются юзер-экспириенсом, которые умеют считать статистику: кто куда нажал, кто куда посмотрел. Даже от цвета кнопки, кстати, зависит, нажмет человек на нее или нет. Например, на зеленую кнопку нажимают чаще, чем на красную, на синюю — больше, чем на зеленую. Здесь очень много нюансов, которые связаны именно с мультимобильной разработкой.

Арсен Казибеков

Еще в игре Pokemon Go есть только один вариант авторизации, и это Google. Причем они используют не стандартный инструмент авторизации — у Google есть кнопка авторизации, она одинакова для всех, а разработчики игры использовали собственное решение и сделали его очень криво. Я слышал, что люди читали чужую переписку в этом приложении. Доступ к конфиденциальной информации там очень большой и неоправданный. Он никому не нужен. Спецслужбам это не интересно, потому что они бы это могли сделать другим способом, более изящным.


Про американские спецслужбы — полная ерунда

— Заявление нашего министра связи (министр связи и массовых коммуникаций России Николай Никифоров — Ред.), что это приложение может быть использовано американскими спецслужбами для видеослежения или еще чего-то, — это полная ерунда. Игра не запрашивает доступа к камере. Если нет доступа, то пользоваться ей нельзя. Никакого особенного отношения властей к этой игре вообще не должно быть, как мне кажется. Это просто обычная игра. Я не понимаю всю эту суету, которую власти зачем-то создают на ровном месте, — ведь игра никому не мешает.

Николай Никифоров, глава Минсвязи России:

«Какие-то талантливые ребята создали талантливую игру. Не хочу давать очередную порцию, всплеск в СМИ, но у меня складывается подозрение, что это приложение создано, в том числе, при участии каких-то спецслужб, которые собирают видеоинформацию на территории всех стран, всего мира»

Большой хайп от этого приложения, на мой взгляд, связан с хорошей работай пиар-специалистов. У Nintendo капитализация выросла на 9 миллиардов долларов благодаря этой игре. Это значит, что очень тщательно продумана была пиар-кампания, в том числе и в России. Ребята работают очень грамотно. Они просто пинают власти, а те в ответ выдают им инфоповоды, которые подхватываются СМИ. Об этой игре в том или ином контексте начинают говорить. Даже люди, далекие от игр, начинают ее скачивать и втягиваться. Очень грамотный ход. Молодцы. Я ставлю «5 с плюсом».

Это просто детская игра, никаких революций с помощью нее сделать нельзя, а если спецслужбам нужно кого-то прослушать, то они и так могут это сделать.

Что касается геоданных, которые собирает игра, то они и так известны. Допустим, кто-то узнал, что я был на этой улице или на другой. Ну и что? Это ничего не меняет. Моя геопозиция известна и без этой игры. Разработчик любого другого приложения может узнать, где я нахожусь. Либо он напрямую запрашивает: «Разрешите узнать вашу геопозицию», либо он другими способами это узнает, плюс-минус 100 метров.

Это никакая не виртуальная реальность

— Геопозиция играет в приложении Pokemon Go главную роль, потому что это никакая не виртуальная реальность — это local base game. Она просто берет карты из Google или другого источника и на этой карте наносит по определенному алгоритму точки, где есть покемоны. Говорить о том, что это какой-то серьезный прорыв, новая виртуальная реальность, не приходится. Например, приложения Prisma или Masquerade — это гораздо более серьезная прорывная технология, чем Pokemon Go.

{{current+1}} / {{count}}

Мне кажется, что эта игра будет жить до тех пор, пока не появится что-то новое. В мире есть более серьезные разработчики игр. Их много в Китае и США. Но в основном они работают в Индии, Китае, России и Украине. Они быстро сделают что-то гораздо более крутое, чем Pokemon Go. Я знаю, что минимум четыре команды из России и Украины сейчас серьезно над этим задумались. Я уже видел у своего товарища игру, где можно идти по улице и взаимодействовать с героями реальных людей, которые встречаются вам по дороге. То есть полем боя становится не компьютер, а улица.

Впереди все равно окажутся русские

— Подытоживая: эти ребята случайно нашли золотую жилу, и очень скоро их от нее оттащат. Скорее всего, это будут русские или украинские разработчики, которые, наверное, находятся не в России, но корнями отсюда. У нас более серьезные технические команды, у нас очень серьезные инженеры, которые такие задачи решают на раз. Бывают проблемы с идеями, но с реализацией все четко. Вообще, русский программист — это имя нарицательное в Америке. Если вы встречаетесь с русскими разработчиками в Сан-Франциско, то к вам захотят присоединиться еще несколько человек, потому что русские — это всегда те ребята, которые находятся впереди каких-то технологических новаций.

Покемоны на Кавказе

— Я думаю, что в Дагестане, например, эта игра очень быстро станет популярной. Найдутся люди, которые станут чемпионами и дойдут до 80-го уровня. Там дух соперничества очень сильно развит.

Игорь Фарафонов

Рубрики

О ПРОЕКТЕ

«Первые лица Кавказа» — специальный проект портала «Это Кавказ» и информационного агентства ТАСС. В интервью с видными представителями региона — руководителями органов власти, главами крупнейших корпораций и компаний, лидерами общественного мнения, со всеми, кто действительно первый в своем деле, — мы говорим о главном: о жизни, о ценностях, о мыслях, о чувствах — обо всем, что не попадает в официальные отчеты, о самом личном и сокровенном.

СМОТРИТЕ ТАКЖЕ
В других СМИ
Еженедельная
рассылка