{{$root.pageTitleShort}}

Дом с историей: Грязелечебница Семашко в Ессентуках

У большинства россиян Ессентуки ассоциируются исключительно с одноименной минеральной водой, но для местных жителей символ города — это грязелечебница, одна из красивейших в Европе
944

Здание Грязелечебницы имени Семашко — культовое место в Ессентуках. Вряд ли кто, побывав на курорте, уехал без фотографии «Я и грязелечебница» или «Я и боги здоровья». Без фотосессии на фоне величественного сооружения не обходится и ни одна ессентукская свадьба. И даже известные кинорежиссеры не обошли его стороной. Помните кадры из «12 стульев» Леонида Гайдая? Киса Воробьянинов просил милостыню именно здесь.

Место для небожителей

Лечебница построена с отсылками к классической античной архитектуре. Зданию, ставшему визитной карточкой Ессентуков, уже больше 100 лет, но оно сохранилось почти в первозданном виде. Так же, как и век назад, его оберегают боги-великаны: бог врачевания Эскулап и его дочь, богиня чистоты и здоровья Гигиея, а рядом с ними грозные львы убивают змею нездоровья. И так же, как раньше, сюда завозится лечебная грязь с Тамбуканского озера, а в отдельных кабинах лежат похожие на коконы измазанные в ней люди — поправляют здоровье.

— Я в прошлом — профессиональный футболист, меня сюда привели те самые мениски и ахиллы <> И эта грязь изумительно эффективна. Но помимо нее тут прекрасная архитектура, — говорит один из пациентов, Евгений Мандрыка.

Грязь здесь течет по трубам, подгоняемая насосом, и извергается на кушетки темной тяжестью. Медсестра Галина Щербакова, работающая в лечебнице 47 лет, еще помнит, как все выполнялось вручную: грязь из огромных хранилищ носили в специальных ведерках, существовавших с самого открытия лечебницы где-то там, в нижних этажах. После процедуры грязные простыни спускают на лифте на нижний этаж, где их подхватывает рабочий и на тележке увозит в прачечную, тоже входящую в комплекс грязелечебницы.

— На процедуру «общей грязи» для человека средней комплекции уходит 80 килограммов грязи. Грязь тяжелее воды, и на самом деле 80 килограммов — это небольшой объем, — говорит медсестра.

Несмотря на «грязную» работу, Галина утверждает, что все 47 лет ощущает себя небожителем. И все благодаря ему — Евгению Шреттеру. Ведь за каждым зданием стоит имя.

Скандальный архитектор

В начале XX века Петербургское общество архитекторов объявило конкурс на строительство грязелечебницы, и в нем победил Евгений Шреттер — архитектор с безумной фантазией и редким инженерным талантом. У него получился не только архитектурный, но и технический шедевр: ведь ни одна лечебница в Европе не могла сравниться с ессентукской по совершенству методик и количеству процедур, и все в здании рассчитано так, чтобы облегчить работу персонала.

Вот только как человек Евгений Федорович был сложный, говорит Ольга Чихун, научный сотрудник краеведческого музея им. Шпаковского.

— Приехав в Ессентуки, Шреттер — человек неуживчивый, скандальный — сразу не понравился местным строителям. Большой любитель женщин, он привез с собой свою подругу — Софью Токарскую. Как раньше говорили — десятника, а по-нашему — прораба. Это была первая женщина, вышедшая на строительную площадку в Ессентуках. И наши строители восприняли этот факт как личное оскорбление, — рассказывает Чихун. — Архитектор их, конечно, «сломал»: просто перестал платить. Но все же масса романов и не сданные вовремя работы привели к тому, что Шреттера от строительства отстранили. Это же был госзаказ! Экспериментальный проект. Впервые использовалось такое привычное ныне монолитное основание. Сроки и смета были жесточайшими. Люди понимали, что строят на века.

Грязелечебница построена из камня доломитовых пород — его добывали возле Кисловодска и подвозили на лошадиных повозках. Внушительного вида лечебницу возвели всего за два года — и закончили бы быстрее, если бы не Первая мировая война.

Строительство грязелечебницы, 1915 год

— Открывали грязелечебницу пафосно. Ее назвали в честь цесаревича Алексея — Алексеевской. Вокруг, как водится, прошли крестным ходом, освятив новое лечебное заведение. На следующий же день она начала работать, — продолжает краевед.

После отстранения от строительства Шреттер долго судился и все-таки отвоевал и свой гонорар, и свое авторство. До сих пор на стене лечебницы можно увидеть памятную доску с его фамилией.

Дуб, хрусталь и хитрые потолки

За оформление лечебницы взялись лучшие скульпторы Санкт-Петербурга, и изваяний здесь действительно много, но с началом войны все же пришлось экономить.

— Посмотрите, вот там наверху угадывается, что на постаментах тоже должны были быть скульптуры, но обошлись вазонами, — указывает архитектор Алексей Кихель.

Мебель для лечебницы изготовили из дуба в лучших мастерских Пятигорска. Ее эскизы хранятся в местном музее за личной подписью Евгения Шреттера. Мебель, люстры, двери и зеркала служат до сих пор, и многим отдыхающим невдомек, что после процедур они сидят или лежат на настоящем антиквариате.

— Поменялась только обивка, сначала это была кожа коричневого цвета, — говорит специалист грязелечебницы по маркетингу Анастасия Иванкова. — Сохранились и плитка на полу, и люстры, двери с хрустальными вставками, в залах отдыха — хрустальные стекла. А вот витражи вовсе не принадлежат фантазии Шреттера. Они сделаны в семидесятых, но прекрасно вписались в интерьер столетней давности.

За витражами стоит другое имя, пусть и не такое громкое, как Шреттер, — Иван Катанов. Этот госзаказ кавминводский художник воспринял как личный вызов: в нем текла греческая кровь, а витражи должны были изображать древних греков и их богов. Катанов трудился день и ночь, говорят, даже ночевал в зале ожидания лечебницы — чтобы понять, как движется солнце.

— Он очень хотел, чтобы эти витражи создавали в зале эффект теплой, солнечной погоды, — говорит краевед Элеонора Жатькова.

У самого здания лечебницы три ряда окон, и в ней всегда светло — несмотря на погоду и время года. Пожалуй, это самое светлое здание в городе.

Еще одна заслуга архитектора Шреттера — тут совсем не чувствуется запах сероводорода. Все дело в особом потолке — испарения поднимаются под куполовидный свод и выходят через вентиляционные отверстия.

Две войны и слава

Сейчас бывшая Алексеевская грязелечебница носит имя Николая Семашко — наркома здравоохранения РСФСР. В Гражданскую войну здание сильно пострадало и вышло из строя на три года. Под руководством Семашко лечебницу восстановили.

Грязелечебница, 1939 год

— Мы до сих пор можем найти довоенные фотографии отдыхающих здесь рабочих и крестьян, — рассказывает Ольга Чихун. — А вот во время Великой Отечественной лечебница трудилась что есть мочи, восстанавливая раненых бойцов.

В оккупацию немцы использовали здание как баню. Отступая, они собирались его взорвать, но не успели: несколько тонн взрывчатки обнаружили бойцы Красной армии.

— Ну, а в Советские годы курорт Ессентуки стал всесоюзной здравницей, — продолжает краевед. — Сколько советских граждан побывало на нем — и не сосчитать теперь.

Так продолжается и по сей день. Ессентукская грязелечебница — одно из красивейших зданий Европы, и кто-то приезжает на курорт, только чтобы посмотреть на нее. И еще тысячи людей ежегодно, как и прежде, приходят в эти стены оздоровиться.

Наталия Мхоян

Рубрики

О ПРОЕКТЕ

«Первые лица Кавказа» — специальный проект портала «Это Кавказ» и информационного агентства ТАСС. В интервью с видными представителями региона — руководителями органов власти, главами крупнейших корпораций и компаний, лидерами общественного мнения, со всеми, кто действительно первый в своем деле, — мы говорим о главном: о жизни, о ценностях, о мыслях, о чувствах — обо всем, что не попадает в официальные отчеты, о самом личном и сокровенном.

СМОТРИТЕ ТАКЖЕ

Все могут казаки: как ставропольские староверы празднуют свое возвращение в Россию

Жители двух сел на Кавказе до сих пор помнят обычаи казаков петровских времен. Их предки, несмотря на 250 лет жизни за границей, смогли на чужбине сохранить то, что на родине давно забыто
В других СМИ
Еженедельная
рассылка