{{$root.pageTitleShort}}

Хочется вернуться: как работает институт развития города в Нальчике

Арт-резиденция, бесплатный коворкинг, мастер-классы урбанистов, лекции астрофизика и другие способы превращения мэрии из «цитадели зла» в соавтора интересных городских проектов
908

Сделать город удобнее для жителей, а горожан подтолкнуть активнее вовлекаться в жизнь столицы Кабардино-Балкарии пытается институт «Платформа». Он появился в Нальчике год назад по инициативе мэрии — и это стало поводом для понятного скептицизма у людей. Что изменилось за год, а также чем городу могут помочь арт-базары, фестивали и лекции популярных спикеров, узнали у руководителя «Платформы» Оксаны Шухостановой.

Оксана Шухостанова

Существует город Нальчик

— Скажи, что вообще такое «институт развития города»? Как это устроено изнутри?

— У нас несколько направлений. Городская среда — это архитекторы, урбанисты. Туризм — здесь тоже много работы, в городе мало мест и событий, которые привлекали бы туристов, основной поток все же связан с горами. И третье — сейчас мы работаем над собственным городским СМИ. Этот блок мы начали развивать по необходимости: хочется интересно рассказать о том, что мы делаем. Мы пришли к выводу, что лучше делать это самим. У нас был случай, когда приехало телевидение, я рассказала про всесезонные горки, которые появились на площади Абхазии, а показали в итоге каток в парке.

— Что уже удалось изменить «Платформе»?

— Можно сказать, что урбанистический мир узнал, что существует город Нальчик. К нам полным составом приезжала «Стрелка», и мы вошли в список из нескольких городов, где будет их трехдневный интенсив.

Есть такая штука — индекс качества городской среды, с его помощью отслеживают, насколько эффективны те или иные нововведения в городе, вплоть до того, так ли нужен сквер в каком-то определенном месте. Оценивается и озеленение, и степень популярности городских пространств, и освещение, и качество парковки. Придумано это институтом «Стрелка», отслеживается ими же совместно с финансовым институтом развития в жилищной сфере «Дом.РФ». В 2017 году Нальчик считался городом с неблагоприятной средой. В прошлом году ситуация улучшилась на 33%, и мы перебрались в список городов с благоприятной средой. По-моему, это прекрасный результат.

— Еще к разговору о результатах. Кажется, слово «Платформа» на баннерах городских мероприятий довольно быстро превратилось в гарантию того, что будет интересно.

— Да, мы заслужили некоторое доверие горожан. Мы стараемся вовлечь нальчан в процесс. Помнишь, на гастрофесте в октябре люди помогали выкладывать яблоки в панно? А потом к Новому году мы придумали акцию «Согреем город теплыми воспоминаниями» — попросили людей прислать старые новогодние фотки с небольшими новогодними историями. Нам прислали очень много фотографий! Я сама за сколько лет впервые открыла семейный альбом. Мы напечатали снимки на баннерах и украсили город: где-то на остановках, но в основном на площадях с елками. Люди ходили, искали свои фото в городе. А еще ярмарки, гуляния — мы как-то смогли расшевелить горожан. Удалось не дать Нальчику впасть в обычный депрессивный настрой. Я осознала, насколько все получилось, когда стала получать отзывы. И очень приятно получать сообщения от тех, кто сейчас живет не здесь, но следит за тем, что мы делаем. Кто-то даже сказал, что впервые с момента отъезда хочет поскорее вернуться в Нальчик.

Мэрия с человеческим лицом

— До «Платформы» у тебя было рекламное агентство, а еще ты возила звезд эстрады на гастроли по всему Югу России и издавала журнал. Как ты подписалась на сотрудничество с администрацией города?

— Да, у меня были вполне успешные коммерческие проекты, мне всегда нужно было много свободы, чтобы как следует развернуться, и я понимала, что госслужба — это не про меня. Но вот она я, работаю с муниципалитетом. «Платформа» — это не госслужба, но это муниципальное казенное учреждение, то есть подведомственная администрации города организация. При этом глава города в нашу работу не вмешивается. Разве что как с фестивалями «Платформа», когда Таймураз Ахохов сказал, что ему нравится этот формат, и надо делать его сезонным, а не разовым. Так и появились летние, осенние, зимние и весенние «Платформы».

ЧИТАЙТЕ ТАКЖЕ
Дагестанский «авангард»: как люди меняют города, а города — людей
Архитектор Камиль Цунтаев — об угрозе облику старинных горных аулов, уходящем духе дербентских магалов и исчезающем махачкалинском менталитете

А получилось все так: с нынешним мэром, Таймуразом Борисовичем, мы впервые встретились, еще когда он был вице-премьером. Обсуждали варианты празднования очередного юбилея присоединения к России, чтобы все не выглядело «совком». Я показала презентацию, подход ему понравился, но реализовать его не удалось. А когда Ахохов стал мэром, он предложил мне поработать в департаменте культуры. Но, как я уже говорила, на госслужбу я не стремилась никогда. Тогда было решено создать институт развития города. Мне всегда нравилось, что делает «Стрелка», например. И еще я просто впервые в жизни увидела чиновника, который действительно хочет что-то менять, не боясь никаких «бумажных» проблем и ответственности. Мне кажется, это наш первый мэр, который настолько открыт к изменениям и критике.

— В чем именно проявляется эта «открытость к критике»?

— Вот представь, приезжает урбанист, жестко всех разносит, указывает на все минусы города, а к этому относятся нормально. Настолько нормально, что с этим самым урбанистом мы теперь сотрудничаем. На наши проекты администрация приходит не с официальными визитами, а как обычные посетители, никто их не представляет. К тому же главе республики тоже нравится то, что мы делаем. Так что мы решили, что надо успеть сделать все, что только можно успеть, пока у нас есть всесторонняя поддержка. Я говорю коллективу, что сейчас мы можем делать что-то реальное и надо делать это с космической скоростью.

— Кстати, кто у тебя в команде?

— Поначалу многие не верили, что что-то получится: как это ни печально, люди не хотели ассоциироваться с администрацией города. Сейчас многое изменилось, хотя у меня по-прежнему иногда спрашивают: «До сих пор работаешь в цитадели зла?» А еще те же члены команды все время задавали вопросы из серии «А кому это нужно?», «Да кто, вообще, придет?» После фестиваля цветов в прошлом сентябре в нас поверили, да мы и сами в себя стали верить больше.

Сейчас у меня в команде именно те люди, которые должны быть. Например, Булат Халилов — человек, который занимается помимо журналистики музыкой, сбором фольклора. На первый взгляд он и администрация города — совершенно несовместимые понятия. Или художник Керим Аккизов. Он долго сомневался, говорил, что все, что у нас начинается, очень быстро угасает. У многих в городе есть такой опыт. После фестиваля цветов и гастрофеста он сказал: «Что делаем дальше?» Булат, Керим и другие ребята отодвигают свои проекты ради «Платформы». Я сама думала параллельно делать другие дела, но работа в «Платформе» поглотила меня полностью. Даже мама иногда делает замечания, мол, не звони ты ребятам вечером, почему ты не даешь им отдыхать? Но когда нас занимает какая-то идея, так не получается.

Булат Халилов

Арт-пространство, коворкинг, амфитеатр

— Когда ты рассказываешь, кажется, что все суперклассно, а фестивали организуются едва ли не сами собой. Но наверняка есть какие-то подводные камни?

— Конечно, есть. Мы столкнулись с такой проблемой: спикеров и выступающих приходится селить в санатории, где, понятно, не слишком хочется останавливаться молодежи. Туда люди приезжают ради процедур, и это, как оказалось, обычно пенсионеры. К тому же на наши мероприятия стали приезжать слушатели из других регионов, у нас стали спрашивать, где можно остановиться, есть ли хостелы? Но выяснилось, что у нас это или санатории, или дорогие гостиницы, или жилье по объявлениям. Это подстегнуло нас задуматься о создании арт-пространства типа «Фабрики» в Тбилиси или «Винзавода» и Artplay в Москве, где будут в том числе хостелы.

— Масштабно. А место уже присмотрели?

— Присматриваем. А пока администрация города согласовала нам арт-резиденцию под открытым небом во внутреннем дворике на Кабардинской, 17. Мы надеемся открыть ее к майским праздникам. Там будет амфитеатр, сцена, да и все, что нужно творческой молодежи. Можно будет и просто посидеть с ноутбуком и чашкой кофе, и проводить встречи, выставки, литературные чтения. Еще из того же дворика есть вход в подвал — его нам тоже отдали под ремесленные мастерские и сувенирную лавку. Это будет также и точка притяжения для туристов.

— Чего еще ждать Нальчику?

— Из того, что скоро можно будет, что называется, потрогать, — вот-вот начнется ремонт Танцзала в Атажукинском саду. Там будет бесплатный коворкинг. В смелых планах — использовать «Победу» (здание самого старого кинотеатра в республике в середине пешеходной зоны Нальчика на улице Кабардинской. Пострадало от пожара в 2016 году, сейчас отреставрирован только фасад, — Ред.) в качестве площадки для кинопоказов прямо в том виде, в котором она сейчас есть. Мы ведем переговоры и скоро, думаю, начнем работать. Уборку там уже сделали.

— А есть какая-то проблема в городе, которую хотелось бы решить, но пока не получается?

— Ну, понятно, что есть — и не одна. Есть глобальная проблема не только для Нальчика, но и для всей республики. Это бездомные собаки. Сейчас идет работа по чипированию уличных животных, но этого недостаточно — нам очень нужны приюты. На уровне «Платформы» или даже городской администрации мы этот вопрос никак не решим, это ясно. Тут должно быть решение на уровне главы и правительства. А мы бы с удовольствием включились, например, сделали бы проекты приютов.

В город выходит ночной мэр

— Очередной фестиваль городской культуры должен был начаться 20 марта. За два дня до старта его все-таки пришлось отменить из-за ситуации с распространением коронавируса. Ждать ли теперь Нальчику «Весенней платформы»?

— Мы не паникуем и работаем в обычном режиме, но многие из ожидаемых лекторов просто не смогут прилететь из-за ограничений в авиасообщениях. Было предложение записать видеолекции или провести встречи онлайн, но мы все-таки решили отложить «Весеннюю платформу» до второй половины мая. Все будет так, как и было запланировано. Приятно, что ни один из лекторов не хочет отменять участие, говорят, что очень хотят побывать в Нальчике.

— Из анонсов понятно, что «Весенняя платформа» — это фест для урбанистов, в программе предусмотрен интенсив для архитекторов. Получается, этот фестиваль — больше для профессионального сообщества, чем для горожан?

— "Весенняя платформа" и для тех, и для других. Будет и музыка, и лекции, и воркшопы, а еще усиленный трехдневный интенсив от института «Стрелка». Всю программу «Весенней платформы» смогут посетить, как обычно, все желающие, а интенсив будет для 50 архитекторов и активных горожан, кто «в теме». Это будет предметный разговор: семь сотрудников «Стрелки» приехали, изучили город, поговорили с жителями, властями, журналистами, общественниками и подготовили темы именно по Нальчику.

Нальчик

— Кого еще удастся послушать в мае?

— Зимой у нас был математик Алексей Савватеев, на его лекцию пришло очень много людей. Так что теперь мы пригласили с научно-популярной лекцией астрофизика Владимира Сурдина. Ажиотаж возник вокруг журналиста Николая Солодникова, автора популярной программы «Еще не Познер» на YouTube. Будет Лев Владов, его больше знают как «челябинского урбаниста», который, прошу прощения за выражение, кошмарит тамошние власти: он такой резкий и прямолинейный, прямо классический суровый челябинский парень. Также к нам приедет ночной мэр Ульяновска Павел Андреев. Ночной мэр — это человек, который отвечает за культурную жизнь города ночью. Эта тема популярна больше в Европе, но есть и в некоторых городах России. Павел расскажет, зачем вообще нужна такая активность и о способах взаимодействия с властями. Возможно, и в Нальчике появится свой ночной мэр.

Дарья Шомахова

Рубрики

О ПРОЕКТЕ

«Первые лица Кавказа» — специальный проект портала «Это Кавказ» и информационного агентства ТАСС. В интервью с видными представителями региона — руководителями органов власти, главами крупнейших корпораций и компаний, лидерами общественного мнения, со всеми, кто действительно первый в своем деле, — мы говорим о главном: о жизни, о ценностях, о мыслях, о чувствах — обо всем, что не попадает в официальные отчеты, о самом личном и сокровенном.

СМОТРИТЕ ТАКЖЕ
В других СМИ
Еженедельная
рассылка