{{$root.pageTitleShort}}

В цветах греческого флага

Когда-то в этих стенах Лермонтов играл в бильярд, декабристы приветствовали Николая I, а офицеры устраивали кутежи и тратили жалованье на ставки. Сегодня здесь учат язык Гомера и танцуют сиртаки

На проспекте Карла Маркса в центре многонационального Ставрополя стоит здание в цветах греческого флага. В старинной двухэтажке в 1837 году находилась ресторация «Москва», более известная как Найтаковская гостиница. Считается, что она была первой в городе, а скандальная слава о популярном месте доходила даже до императора.

Лучшее в Ставрополе

Здание построил ставропольский купец первой гильдии Иван Ганиловский и сдал в аренду предпринимателю греческого происхождения Петру Найтаки. Бизнесмен, маленький, смуглый мужчина с огромными черными бакенбардами, как описывали его современники, ровесник Ставрополя, и стоял у истоков ресторанно-гостиничного бизнеса на Северном Кавказе. Найтаки арендовал также ресторацию в Пятигорске, где останавливались Пушкин, Эммануэль и Толстой и вальсировали Печорин и княжна Мери из романа Лермонтова «Герой нашего времени».

В Таганроге, откуда в строящийся Ставрополь приехал Петр Найтаки, о происхождении необычной фамилии существует легенда. По ней, отец Петра плохо знал русский язык, когда приехал в Российскую империю. На таможне чиновник спросил иммигранта фамилию, но тот неправильно понял вопрос и ответил, где жил раньше: «На Итаке».

В гостинице Найтаки собирались офицеры, получившие кратковременный отпуск или следовавшие из одной воинской части в другую. Мужчины устраивали кутежи и дружеские посиделки. Офицеры не жалели денег, а грек Петр Найтаки всегда старался развлечь изнуренных боями постояльцев. Один из них, офицер русской армии Семен Магденко, описал свой визит в гостиницу весной 1841 года.

— Мы остановились перед домом, в котором внизу помещалась почтовая станция, а во втором этаже, кажется, единственная тогда в городе гостиница. Покуда человек мой хлопотал о лошадях, я пошел наверх и в ожидании обеда стал бродить по комнатам гостиницы. Помещение ее было довольно комфортабельно: комнаты высокие, мебель прекрасная. Большие растворенные окна дышали свежим, живительным воздухом. Было обеденное время, и я с любопытством озирался на совершенно новую для меня картину. Всюду военные лица, костюмы — ни одного штатского, и все почти раненые, — писал офицер.

В огромной бильярдной, как писал Магденко, вдоль стен стояли кожаные диваны, на которых «восседали штаб- и обер-офицеры, тоже большею частью раненые». В гостинице нашлось место и столам для игры в карты, где порой возвышались горки золота и кипы ассигнаций для ставок. Ночи напролет шли вечеринки с азартными играми. Слухи о безобразиях, творимых игроками и дуэлянтами доходили до самого Николая I. Император требовал закрыть «злачное место», но гражданский губернатор Кавказской области Марцелин Ольшевский заступился за гостиницу.

— Закрыть это заведение нет никакой возможности, потому что оно есть одно из лучших в Ставрополе и существует для снабжения продовольственными потребностями и для необходимого размещения приезжих, в особенности посетителей Кавказских Минеральных Вод. Но порядок в нем будет наведен, — отвечал Ольшевский императору.

В гостинице работал ресторан. Постояльцы хотя и жаловались на высокие цены, но продолжали там обедать и ужинать: местные повара недурно готовили. На столиках в гостиных всегда были свежие номера «Северной пчелы» и «Русского инвалида». Для офицеров, проводивших месяцы в укреплениях, свежая периодика была настоящим развлечением.

Не раз здесь останавливался Михаил Лермонтов, в том числе во время визита в Ставрополь императора Николая I. Тот день, 17 октября 1837 года, описал ставропольский лермонтовед Андрей Попов.

— С утра Большая улица города была переполнена не только местными обывателями, но и крестьянами, и казаками, специально прибывшими сюда из окрестных сел и станиц. От станицы Старо-Марьевской до Ставрополя по обеим сторонам дороги были расставлены смоляные бочки, долженствовавшие освещать путь царю. В 8 часов вечера вдали показались движущиеся огни — это казаки скакали с факелами, сопровождая поезд царя. Дружеская компания декабристов и их приятелей сидела в гостинице за шампанским, когда с улицы, со стороны Тифлисских ворот, послышалось «ура».

Современник Лермонтова Николай Сатин вспоминал курьез, произошедший тогда с одним из декабристов. Цитату поэта-переводчика приводит ставропольский краевед, историк Герман Беликов.

— Одоевский выбежал на балкон и выкрикнул на латыни: «Идущий на смерть приветствует тебя». «Сумасшедший», — закричали его друзья, уводя Одоевского в комнату.

Лермонтоведы же отмечают, что к приезду императора Одоевский и другие декабристы либо уже отправились в назначенные им полки, либо еще не добрались до Ставрополя. Компанию Лермонтову могли составить лишь Голицын и Лихарев.

В 1844 году писательница Елена Лачинова, издававшаяся под псевдонимом Е. Хамар-Дабанов, посвятила заведению «Найтаки» одноименную главу в романе-памфлете «Проделки на Кавказе».

— Гостиница — единственное место, где с некоторым удовольствием можно проводить время в Ставрополе: помещения опрятны, пространны и изрядно меблированы… Честь и слава Неотаки (принятое в XIX веке написание фамилии. — Ред.), хозяину этого заведения!

Атмосфера Греции

Петр Найтаки скончался в 1858 году. Сыновья греческого предпринимателя успешно пошли по его стопам. Братья содержали в Ставрополе и Пятигорске меблированные комнаты, занимались омнибусными и почтовыми перевозками. В здании бывшей гостиницы после продажи разместили музыкальные классы и ресторан с игральными комнатами, а когда началась Первая мировая война, — госпиталь.

В советское время, со времен начала НЭПа, на втором этаже открылся «рулетка-клуб», где с разрешения властей устраивались азартные игры, на первом — ресторан. Последний затем из частного стал государственным «Эльбрусом», а над ним вместо развлекательного заведения расположилось музыкальное училище.

Сегодня в здании бывшей ресторации «Москва» находятся кафе и магазины, а также Ставропольская городская греческая национально-культурная автономия, где находится одна из главных на всем постсоветском пространстве школ по изучению современного греческого языка и культуры. В 2005 году министерство образования Греции присвоило ей звание «Пилотная». При ней работает театральная студия, где ставят спектакли как на русском, так и на греческом языках.

{{current+1}} / {{count}}

Константин Алепов

ЧИТАЙТЕ ТАКЖЕ
Стипо — баклажаны по-понтийски
Ставропольская гречанка готовит блюдо из русских продуктов по рецепту кавказских понтийцев… Звучит затейливо, но готовится очень просто

— Греческая школа в Ставрополе работала при Крестовоздвиженской церкви до 1937 года. Спустя почти полвека, в 1981 году, усилиями Николая Мацукатидиса открылись курсы по изучению греческого языка, но в том же году по решению горкома партии занятия прекратились. Лишь в начале 90-х греки Ставрополя объединились, открыли общественную организацию «Анагенниси» и создали педагогическую ассоциацию учителей новогреческого языка «Аристотелис». Сейчас половина воспитанников школы — представители разных национальностей. Занятия проходят бесплатно, — рассказывает и.о. директора школы греческого языка и культуры Ставрополя имени Н.К. Мацукатидиса Константин Алепов.

Дети получают аттестат после восьми лет обучения, взрослые — после четырех. Кроме греческого языка в школе преподают страноведение. В разработанную учителями программу вошли история, география и культура Греции. Для всех желающих протоиерей Владимир Сафонов преподает Закон Божий. Дети посещают также уроки греческой музыки (хоровое пение), танцев (понтийских и греческих), живописи и театрального искусства.

— Профессиональные педагоги вкладывают в воспитанников не только знания, но и прививают им понятия о настоящей дружбе между разными этносами, — поясняет директор школы Константин Алепов.

Ася Асрян

Рубрики

О ПРОЕКТЕ

«Первые лица Кавказа» — специальный проект портала «Это Кавказ» и информационного агентства ТАСС. В интервью с видными представителями региона — руководителями органов власти, главами крупнейших корпораций и компаний, лидерами общественного мнения, со всеми, кто действительно первый в своем деле, — мы говорим о главном: о жизни, о ценностях, о мыслях, о чувствах — обо всем, что не попадает в официальные отчеты, о самом личном и сокровенном.

СМОТРИТЕ ТАКЖЕ

Сокровища Аланского царства и другие экспонаты, ради которых стоит пойти в Краеведческий музей в Черкесске

В этом году Карачаево-Черкесия отмечает вековой юбилей. При этом главный местный музей, недавно открывшийся после реконструкции, старше республики на 6 лет. А некоторые его экспонаты — на тысячелетия
В других СМИ