{{$root.pageTitleShort}}

Кавказ разжимает кулаки

Добиваясь живой интонации, режиссер Кира Коваленко пригласила в свое кино «Разжимая кулаки» непрофессиональных актеров. Звезды фильма — о съемках в ленте-призере Каннского кинофестиваля и жизни после
761

Что общего между маленьким поселком Мизур в горах Кавказа и французскими Каннами? Как оказалось — кино. В российский прокат вышла картина ученицы Сокурова Киры Коваленко «Разжимая кулаки». Фильм-победитель второй по значимости программы Каннского кинофестиваля «Особый взгляд» снят на осетинском языке. В центре сюжета — обычная семья из горного шахтерского поселка: отец Заур, братья Аким и Дакко и их сестра Ададза, мечтающая покинуть дом. Среди основных актеров фильма только двое — профессионалы, остальных режиссер обнаружила в спортивных секциях, учебных заведениях, социальных сетях. Мы поговорили с исполнителями четырех главных ролей о том, как большое кино пришло в их жизнь — и собирается ли уходить.

«Ребята, давайте дружно уйдем отсюда»

Исполнительница главной роли Милана Агузарова родилась и выросла в небольшом селе Дур-Дур. После школы поступила на актерское во Владикавказе, ушла на осетинскую филологию, заскучала — и вернулась на родное отделение. Там второкурсницу и нашла кастинг-директор Киры Коваленко. Студентов сфотографировали, взяли контакты, а потом Милане пришло приглашение на пробы.

—  И я пошла. Волнение — адское. Не понимала, что нужно делать. Пыталась как-то представить себе режиссера, никогда ее не видела, впервые о ней слышала. Нафантазировала! И тут заходит абсолютно не тот человек, которого я представляла. Пробы, кстати, прошли ужасно (смеется). Я закрылась абсолютно. Думала о том, как бы скорее сбежать. «Ну все, я профукала свою возможность», — подумала я, когда вышла. Но Кира захотела встретиться повторно, чтобы рассмотреть меня уже на главную роль.

ЧИТАЙТЕ ТАКЖЕ
Птенец гнезда Сокурова
Можно ли сделать Кавказ ближе и понятнее с помощью кино? Шесть лет назад Александр Сокуров открыл в Нальчике режиссерскую мастерскую, в этом — фильм его ученицы едет на международный кинофестиваль

Уже на съемках я боялась подвести людей, особенно Киру. Смотрю, она ко мне идет после дубля и думаю: «Сейчас подойдет и скажет: «Я в тебе ошиблась. Меняем актрису» (смеется). Но этого не было. Она, наоборот, пыталась еще сильнее вытянуть из меня необходимые эмоции.

К чему я не была готова, так это к холоду. Ранняя весна, открытая местность — ужас. На тебе десять слоев одежды, а ты все равно трясешься. Но это ничего — я окунулась в процесс, о котором мечтала! К фильму я отношусь очень трепетно.

А после… Интервью, фотосессии — очень интересно вариться в этом. Глупо думать, что человек, идущий в эту профессию, не мечтает о славе, что это все только ради душевных потребностей. Но, знаете, забавно и трогательно то, что сейчас происходит с моим отцом. Мама всю эту историю с победой в Каннах восприняла спокойно. Она гордится, но держит это внутри. А папа носится с этой историей, как ребенок просто. Рассказывает-рассказывает. Это иногда некомфортно, но наблюдать интересно, потому что я вижу, как папа меняет отношение к моей профессии. Когда я только заикнулась, что хочу заниматься актерством, он отнесся к этому скептично. Сейчас все изменилось.

Первый раз фильм я смотрела в Каннах. Видеть себя со стороны на огромном экране — непривычно, хотелось провалиться под землю. А в зале еще уйма людей, и они смотрят вместе с тобой. Мне хотелось просто встать и сказать: «Ребята, давайте дружно уйдем отсюда». Но в какой-то момент это чувство ушло, и я начала смотреть кино как зритель. С середины фильма и до конца — проревела.

«Ждешь-ждешь. Сыграл сцену — опять ждешь»

Исполнитель роли отца Ады актер конно-драматического театра «Нарты» Алик Караев в профессии почти 30 лет. На пробы его пригласила знакомая: подошел типаж.

— Я согласился. Попробовать стоит всегда. Помню, было раннее утро, мы встретились с Кирой во Владикавказе в кафе у парка поговорили, попили кофейку. Она мне вкратце объяснила, что, как и кого играть. Сомнения были. Ты же не знаешь, чего от тебя требуют. Честно говоря, до сих пор не знаю всю историю целиком, фильм не видел, сценарий не читал. Я знаю только свою линию — это было принципиально для Киры.

Первый раз такая большая роль. Единственное, что мне не нравилось на съемках, — бесконечное ожидание. Ждешь-ждешь. Сыграл сцену — опять ждешь. Будет ли команда «снято»? Или еще один дубль? Все остальное — одни плюсы. Впервые прочувствовал, как это все работает. Мы же привыкли видеть готовый продукт: включил, смотришь и наслаждаешься. А сколько там труда!

Не скажу, что моя жизнь очень изменилась. Так же работаю на своей работе. Только все бесконечно спрашивали: «Когда премьера, когда премьера?» Этот вопрос меня вообще одолел. Жизнь идет: семья, работа, дела-заботы. У меня и не было мысли, что после фильма все будет по-другому. Но если будут новые предложения — почему бы и нет?

«Делать глупости больше нельзя»

18-летний Хетаг Бибилов из Владикавказа учился в 9 классе и планировал продолжить учебу — где-нибудь, например в строительном техникуме. После съемок его планы поменялись.

— До проб все происходило в моей жизни не так уж и хорошо. Пока не нашли они меня — «Вконтакте». Когда мне написали про фильм, я подумал, что это развод или что-нибудь такое. С мамой посоветовался — пойди, говорит. Я и пошел.

Первые пробы были трудные. Совсем другие люди, как-то неудобно было. Но с Кирой у нас разговор хороший сложился сразу — о жизни разговаривали, о разных темах. Она мне рассказывала про съемки — я не все помню, ну, там главное в камеру не смотреть.

Мне съемки очень понравились. Все сцены были хорошие, мне самому удобно было все говорить, движения тоже были удобные. Знаете, что было страшно? Там была сцена, где мой герой Дакко курит. Вот это страшно мне было. Как дома отреагируют — мама, брат, сестра?

После съемок хотелось еще. И я понял, что как раньше было в моей жизни, так больше нельзя. Делать всякие глупости больше нельзя. Раньше бывало, там, что подрался или еще что. Сейчас я изменился. Работаю на рынке Викалина грузчиком — четыре месяца как устроился. Но планирую поехать в Москву и поступить на актерское. Во Владикавказе поучился немного в одной актерской школе, но мне не понравилось. Мне кажется, в Москве лучше. Дома меня все поддерживают. Даже друзья поддерживают.

«Иди, сфотографируйся, чего ни бывает»

Сослан Хугаев, сыгравший старшего брата Акима, занимался вольной борьбой, учился на факультете физического воспитания — в общем, жил, как говорит, обычной жизнью. Пока в университет с фотоаппаратом не пришла кастинг-директор фильма.

— Я не хотел даже фотографироваться, не думал, что все серьезно будет. Но куратор позвала, иди, говорит, сфотографируйся. Короче, меня заставили (смеется). А когда позвали на пробы — ну ладно, пойду, думаю, проверю, что там к чему. Но на репетициях мне было как-то непривычно, начал придумывать всякие отмазки: меня тренер не пускает и все такое. Мы просто тогда еще к соревнованиям готовились. И я думал, что он будет против. Потом у меня взяли номер тренера, договорились уже с ним. И тренер разрешил.

Очень все непривычно было. Как-то сидели, имитировали, что мы едим — отрабатывали сцену. Это казалось очень странным. А вот на съемках особых сложностей не было. Мне всегда интересно было, как кино снимают, но я не ожидал, что это все именно так… серьезно, может? Оказалось, съемки — это тяжелый труд. Но, я думаю, он того стоит, чтобы радовать людей, близких.

Меня все друзья, знакомые, родственники очень поддерживали. После того, как вышел трейлер, говорили, как хорошо ты в кадре получился, смотришься (смеется). Все мне писали: «Когда выйдет?» Или: «Нормально! Продолжай. Актерское — это твое».

Со съемок я вынес для себя кое-что полезное: где-то с кем-то поговорил, что-то новое узнал. Думаю, это пошло мне на пользу — и в плане человеческом, и в художественном, что ли. Понял, что не только борьбой и учебой можно заниматься, можно показать себя с другой стороны. Теперь вот думаю выучить английский язык и поехать в Америку, заявить о себе в Голливуде (смеется). Я на самом деле начал учить английский в свободное время.

Я все еще учусь на физвозе. Кроме учебы хожу только в зал. Снова начал заниматься борьбой — был перерыв, много травм. Готовлюсь на ближайший турнир, а там — видно будет. Фильм еще не видел, только трейлер. Может, с родными пойду. У меня два брата и сестра, ну и, мать, отец — обычная семья. Но я, если честно, больше переживаю, что тренер скажет. Если не оправдаю его ожидания — как-то неудобно будет.

Кира Тогузова

Рубрики

О ПРОЕКТЕ

«Первые лица Кавказа» — специальный проект портала «Это Кавказ» и информационного агентства ТАСС. В интервью с видными представителями региона — руководителями органов власти, главами крупнейших корпораций и компаний, лидерами общественного мнения, со всеми, кто действительно первый в своем деле, — мы говорим о главном: о жизни, о ценностях, о мыслях, о чувствах — обо всем, что не попадает в официальные отчеты, о самом личном и сокровенном.

СМОТРИТЕ ТАКЖЕ

Десять экспонатов, ради которых стоит сходить в Ингушский музей краеведения

Скифcкий меч, аланская брошь, шапка амазонки, кольчуга вождя — вся история ингушей в бронзе, золоте, железе и парче проходит перед глазами тех, кто видит уникальные артефакты, собранные в Назрани
В других СМИ
Еженедельная
рассылка