{{$root.pageTitleShort}}

На Кавказ — за чистой культурой

Мощь зикра, энергия балалайки, Пласидо Доминго из Архыза и другие кавказские открытия уральского квартета «Портреты Фа Диез» — «музыкального ковчега», который спасает от забвения древние мелодии
9062

Музыканты вокально-инструментального арт-проекта «Портреты Фа Диез» из уральского Магнитогорска известны своими смелыми экспериментами. Ангелина Безрукова, Екатерина Бурцева, Алексей Коржов и Владимир Трошин миксуют мировую классику и поп, джаз и фолк, владеют искусством игры на старинных и современных инструментах, мастерят свои, чтобы получить звук, забытый много веков назад. Несколько недель этого лета ребята провели на Кавказе, где познакомились с культурой местных народов, завели полезные знакомства и получили уроки вокала от Любови Казарновской в ее «Академии» в Архызе.

По просьбе «Это Кавказ» Ангелина Безрукова и Екатерина Бурцева рассказали о своем коллективе и поделились впечатлениями от кавказских каникул.

Лаборатория кадров

Ангелина: Наше основное направление — это авторская музыка на основе фольклора народов мира: Англии, Испании, Ирландии, Франции, Окситании, Германии… Сначала наш проект был содружеством художников, музыкантов — такая творческая лаборатория. Свою индивидуальность мы обрели в 2009 году, когда возник наш вокальный дует.

Екатерина Бурцева, Ангелина Безрукова, Алексей Коржов и Владимир Трошин

Екатерина: Одним из заданий по музыкальной информатике в нашей Магнитогорской государственной консерватории было записать отдельные вокальные отрывки и в специальной программе соединить их. И мы попробовали соединить академическую и фольклорную версии народной песни «Ой, кумушки, кумитеся». Получилось что-то необычное, волшебное, какое раньше никогда не слышали и за чем точно есть будущее. Потом еще долгое время студентам показывали эту работу как удачный результат творческого эксперимента.

Ангелина: Мы творчески во многом дополняем друг друга. Такое редко бывает: мы обе — лирико-колоратурное сопрано и совпадали даже тембрально. У каждой была индивидуальная большая карьера. Мы ушли из оперных театров, чтобы работать вместе. Это был смелый поступок. С закрытыми глазами прыгали в пропасть.

За 12 лет существования «Портреты Fa#» стали такой лабораторией кадров. Через нас прошло очень много музыкантов — больше 40 человек. Но все было не напрасно. Благодаря каждому мы находили новые идеи, пробовали стили, не застревали в болоте, пока коллектив обретал ту форму, в которой мы сейчас находимся. Хотя и она, конечно, не окончательная.

Екатерина: Формат кроссовер (сочетание элементов академической и поп-музыки) нас раскрыл. Здесь можно себе позволить в какую-нибудь аутентичную или, так скажем, ортодоксальную классику добавить фольклора, Rammstein или чего-то еще. Но здесь очень тонкая грань. Это вопрос разумной достаточности, чтобы не перейти черту и не уйти в какого-нибудь Моргенштерна или в какую-то еще дикую хайповую вещь, которая вроде привлечет к тебе внимание, но неправильными способами. Мы за чистое искусство.

Благословение от примы

Екатерина: Идея провести в Карачаево-Черкесии образовательный проект «Академия» Любови Казарновской — замечательная. Это лучшее место, которое можно было выбрать. Оно само по себе располагает к вокалу. Мы были и в других «Академиях» Любови Юрьевны — в Вятском, в Ярославле, в Италии. Но Архыз — это место силы.

Ангелина: Если считать с музыкального садика, мы учимся уже 22 года. Но голос — это живой организм, он постоянно меняется, поэтому даже у мега-звезд оперной сцены есть учителя, которые их наставляют. И мы тоже нуждаемся в наставнике. Мастер-классы Любови Казарновской — это всегда выход на какой-то новый уровень. Открываешь в себе возможности, о которых не знал. И главное — она поддержала нас. Если раньше Любовь Юрьевна видела во мне оперную диву, а «Портреты Fa#» считала лишним грузом, то теперь она приняла нас и наш творческий путь.

Екатерина: В Архызе она дала нам свое благословение. «Вы меня убедили. То, что вы делаете, — это нужно и правильно. Вы там, где должны быть», — сказала она.

Ангелина Безрукова, Любовь Казарновская и Екатерина Бурцева

В Академии принимали участие совершенно разные люди: кто-то только начинает свой путь, а кто-то уже мастер. Нас так впечатлили местные голоса! Все, кто приезжал в Академию: парни, мужчины, дети, девушки, — это каждый раз какое-то «Уау!» Просто какая-то соловьиная роща открылась в Карачаево-Черкесии!

Ангелина: Вот, например, местный парень по имени Рустам. Он инструктор по горным лыжам. В детстве мечтал, но по каким-то семейным причинам не смог пойти в музыкальную школу. А в Академии запел красивым тенором! У него нет музыкального образования, он не знает нотной грамоты, но у него такая настоящая природа! Как Пласидо Доминго.

Екатерина: У него мирового уровня тембр. Когда слышишь такие голоса, думаешь: вот она — та причина, по которой Академия оказалась в Архызе, почему все так сложилось, произошла эта коллаборация министра культуры КЧР Зураба Агирбова и Любови Казарновской. Это шанс поменять судьбу человека в корне.

Ангелина: Или вот история другого парня из республики, уже состоявшего артиста. Его всегда вели как баритона, а он, как оказалось, тенор.

Екатерина: Всего за несколько дней в Архызе он перестроился и спел совершенно несвойственный для него репертуар.

Ангелина: Такое и в Европе часто происходит: вокалисту неправильно определяют голос. А это роковой момент. Но когда ошибка исправлена, раскрываются крылья, и человек полетел — это уже мировая звезда.

Музыкальный ковчег

Екатерина: В какой-то момент к нам пришло осознание нашей миссии. Мы — музыкальный ковчег, такой выживающий корабль, на котором сохраняются и передаются будущим поколениям лучшие образцы музыкальной культуры, которые могут кануть в Лету. Ведь с каждым днем остается все меньше носителей этой изначальной чистой древней культуры, которая когда-то питала наших предков.

И нам хотелось бы глубже изучить фольклор кавказских горских народов, ведь здесь осталось очень много музыкальных образцов. Эти мотивы теплятся в сундучках, а хочется их показывать миру.

Ангелина: Мы могли бы что-то взять себе в репертуар или, возможно, сделать что-то совместное со здешними артистами. Пока мы обзавелись полезными связями, есть кое-какие договоренности. Нас пригласили на фестиваль в Чечне, предложили провести концерт в Северной Осетии, в Карачаево-Черкесии обещали помочь с образцами старинных песен и напевов, легендами.

© instagram.com/portrety_fadiez/

Вообще, Кавказ обескураживает масштабами гостеприимства. Это невероятно, когда люди принимают тебя не как туриста, а как гостя и готовы отдать последнее. Это вдохновляет и наполняет эмоциями. И эти горы вокруг — не успеваешь удивляться открывающимся видам.

Каждая республика — это какое-то чудо. Что мы особенно смогли прочувствовать — это зикр в Ингушетии, он нас поразил. Пожалуй, лучшая форма похорон человека, без плача и рыданий.

Катерина: Это такая мощь. Аж мурашки по коже.

Ангелина: В Ингушетии мы побывали в храме Тхаба-Ерды, сумели найти гимн Солнцу, который там исполнялся. Там слышится старинная основа, хоть есть и много новодела. Есть с чем работать, и круто, что сохранился такой музыкальный образец. Скачали книгу «Из тьмы веков» про народные обряды. Хочется больше узнать, проникнуться этой культурой.

В Северной Осетии случилось знакомство с местной народной балалайкой (дала-фандыр. — Ред.). В Фиагдоне мы просто зашли в магазин купить фрукты. Видим, на диванчике музыкальные инструменты лежат.

Екатерина: Стали расспрашивать у хозяина, а он схватил их и как начал нам начесывать!

Ангелина: Раньше мы избегали балалайки, считали, что это сугубо мужской инструмент, а тут послушали и подумали: нет, все-таки надо научиться, потому что это невероятно круто — такая энергетика!

Очень впечатлила аланская культура, эти легенды, история великого царства… Это все сюда тянет.

Мы были в древних храмах Карачаево-Черкесии, правда, в рамках общей экскурсии.

Екатерина: Поэтому не успели попеть в них, «пообниматься» со стенами.

Ангелина: Хотим приехать сюда еще раз, отправиться в горы с проводником на неделю-две, обойти горные озера и погрузиться в эту дикую красоту.

Екатерина: Мы ищем то, что объединяет все народы: музыку и знания. Здесь, на Кавказе, мы нашли еще одну грань целостного мирового наследия, которое заблестит в нашем репертуаре и которым мы поделимся с нашими слушателями. Надеемся, что это начало чего-то долгосрочного и хорошего. У нас даже мелькнула мысль, что мы хотим здесь жить.

Мадина Хапаева

Рубрики

О ПРОЕКТЕ

«Первые лица Кавказа» — специальный проект портала «Это Кавказ» и информационного агентства ТАСС. В интервью с видными представителями региона — руководителями органов власти, главами крупнейших корпораций и компаний, лидерами общественного мнения, со всеми, кто действительно первый в своем деле, — мы говорим о главном: о жизни, о ценностях, о мыслях, о чувствах — обо всем, что не попадает в официальные отчеты, о самом личном и сокровенном.

СМОТРИТЕ ТАКЖЕ

Десять экспонатов, ради которых стоит сходить в Ингушский музей краеведения

Скифcкий меч, аланская брошь, шапка амазонки, кольчуга вождя — вся история ингушей в бронзе, золоте, железе и парче проходит перед глазами тех, кто видит уникальные артефакты, собранные в Назрани

Магомет пришел к горе: искусство Дагестана увидят в Санкт-Петербурге

Византийские мотивы, эстетика разрушенных башен, влияние Азии — в дагестанском искусстве, как и в Дагестане, есть все. Познакомиться с культурой горного края можно в Российском этнографическом музее
В других СМИ
Еженедельная
рассылка