{{$root.pageTitleShort}}

Агата входит

Экологичность, нейросети и виртуальная одежда: дизайнер Агата Вострикова — о том, почему в современной моде главное — концепция, а не строчки и крой
683

Агата Вострикова

Победительница конкурса компании Lamoda для молодых дизайнеров получила признание жюри, восторги зрителей и миллион на развитие собственного бренда. Выпускница факультета моды Высшей школы экономики и основательница марки одежды Agatha Ænter Агата Вострикова — об искусственном интеллекте, вине масс-маркета и философии черкесского костюма.

Платье на выпускной

— Почти все девочки рисуют платьица. У большинства это проходит годам к десяти. У девочки из Нальчика Агаты — не прошло совсем.

— Я всегда знала, что буду дизайнером и никогда не хотела другой профессии.

Моя мама умеет шить, как, наверное, все женщины, выросшие в СССР, но это никогда не занимало большого места в ее жизни. Мама говорит, что я в ее маму — мою бабушку, которую я не помню. Вот она постоянно что-то шила на ручной машинке, придумывала фасоны. От нее остались коробки с разными тканями, в которые я частенько ныряла в детстве. Но я думаю, что на меня большее влияние оказал мой старший брат: он занимался дизайном автомобилей, а я всегда смотрела на него и повторяла все, что он делает.

— А кто учил вас шить?

— В третьем классе попросила маму отдать меня на курсы кройки и шитья во Дворец пионеров. Там я была самая младшая, все старшие девочки умилялись, глядя, как я сижу и шью. Затем ходила на костюмерно-художественное отделение в первую школу искусств. И дома все время рисовала модели и что-то шила. Я хорошо помню первое платье, которое сшила сама полностью, — на выпускной из начальной школы. Платье было красивое — голубое, блестящее. Я им очень гордилась.

— Вы, наверное, в своей школе были единственной мастерицей?

— Нет, я училась в школе № 29 в Нальчике, у нас был «архитектурный» класс и много творческих ребят, которые ушли в сферу дизайна. Теперь мы работаем в одной индустрии и часто пересекаемся в Москве.

Между коммерцией и искусством

— И все-таки — сейчас масса одежды на любой вкус, можно найти практически все и недорого, а вы все равно начали делать свою собственную одежду довольно рано.

— Мы жили достаточно скромно, а мне всегда хотелось как-то необычно одеться, выделиться — именно поэтому я всегда что-то придумывала, поэтому первоначально начала этим заниматься. Другое дело, что сейчас я могу сказать точно: я не люблю масс-маркет по многим причинам. Во-первых, из-за экологии. На производство такой одежды тратится очень много природных ресурсов. Во-вторых, получается перепотребление. Люди не могут удержаться и продолжают покупать все больше и больше ненужного.

Да и несмотря на обилие всего, в магазинах, как правило, не бывает того, что я хочу.

— Вы носите только свою одежду?

— Я часто ношу свою одежду, потому что не нахожу чего-то подходящего для себя в магазинах. В последнее время все чаще обращаюсь к винтажной одежде и аксессуарам. Давать вещам вторую жизнь — это тоже один из шагов к осознанному потреблению.

А если говорить о том, почему я до сих пор этим занимаюсь, то это самовыражение — просто через одежду. Модная индустрия — это что-то среднее между коммерцией и искусством. Прекрасно, когда люди могут приблизиться к искусству таким вот образом. Я бы хотела, чтобы человек, надев мою одежду, мог выделиться и найти близких по духу людей, которым тоже интересна философия моего бренда.

— На втором курсе вы делали проект по черкесскому костюму и смело экспериментировали с формой, «пришивая» рукава традиционного женского платья к современному пуховику.

— Мне всегда казалось, что национальный костюм — это что-то далекое и от меня, и от современной моды. И я вообще не видела этой ценности, пока жила в Нальчике. А вот когда уехала, осознала ценность и уникальность национального костюма. И мне стало интересно переосмыслить традиционную одежду, хотя за основу я скорее брала философию костюма, а не крой.

Природа и двоичный код

— Расскажите, как вы попали на конкурс Lamoda. Был ли этот конкурс первым для вас?

— Нет, я принимала участие в конкурсах и раньше. В Futurum Moscow, например. Для молодого дизайнера это всегда хорошая возможность рассказать о себе. А когда Lamoda в честь своего десятилетия решила сделать проект, связанный с молодыми дизайнерами, друзья начали кидать мне ссылки на подачу заявки. Я отправила портфолио, не особо надеясь на успех, потому что у меня не очень большой опыт.

— Вы понимали, чего от вас хотят, как будет проходить конкурс?

— Я совершенно ничего не знала, когда подавала заявку. Все-таки формат реалити-шоу довольно жесткий. Но мне повезло, что атмосфера была дружеская. Мне было страшно, я человек не медийный, а тут нужно за ограниченное количество времени сделать работу, которая одновременно соответствует заданию и отражает мой стиль.

— В финальном туре вам дали шесть часов, чтобы придумать фасон из ткани с принтом Lamoda и вы сшили прекрасный брючный костюм. За шесть часов. Я думала, что такое только в сказке про Золушку бывает.

— Да, времени было очень мало, но я старалась заранее предусмотреть все варианты финального задания. На съемки я пришла с небольшими наметками, которые появились во время бессонной ночи.

На самом деле, большую роль сыграл адреналин, который появляется в таких стрессовых ситуациях. Обычно процесс шитья занимает у меня больше времени, часто приходится что-то исправлять. Но на шоу получилось собраться и вспомнить все, чему я когда-либо училась.

— На конкурсе вы сшили несколько красивых вещей и судьи очень хвалили вашу «концепцию». Объясните, что это и почему, когда теперь говорят о моде, начинают именно с этого понятия, а не со строчек и кроя.

— Концепция — это важное понятие в современной моде, о котором мы часто говорили в университете. Я старалась передать концепцию, идею своего бренда в первом же задании на конкурсе. Мне попалась тема «Средневековый карнавал», и за основу я взяла иллюстрации в стиле мипарти — разделение вертикально пополам, но перенесла их на современный контекст. Я сшила платье, которое делилось на две части, как костюм шута: с одной стороны находились природные элементы, с другой — двоичный код. Аппликации переходили одна в другую, передавая их взаимодействие.

Моя концепция заключается в контрастном противопоставлении технологий и природы, но жюри ее не совсем поняли, так как ожидали более буквальной трактовки задания.

Æ

— Ваш бренд называется Agatha Ænter. «Агата входит» в мир большой моды? Или все-таки вы имели в виду ту самую кнопочку Enter на клавиатуре?

— В названии бренда скрывается ключевая идея: клавиша Enter символизирует начало и течение технического прогресса, начиная с ее появления на первом компьютере в 1970 году. Æ — это связь с прошлым и корнями, так как моя бабушка родилась в Осетии, и эта буква из осетинского алфавита.

— Вы знаете, для кого вы создаете одежду?

— Целевая аудитория бренда — это творческие люди от 18 до 30 лет, которые не боятся самовыражаться и для которых неотъемлемой частью жизни является искусство. Хотя сейчас, чтобы бренд получал доход, необходимо также иметь коммерческую линейку.

— Вы начали работать с 4 курса и успели посотрудничать с разными российскими брендами. А на конкурсе вам советовали не пренебрегать коллаборациями. Исходя из вашего опыта, есть такие бренды, с кем вам было бы интересно поработать совместно?

—  Мне было бы интересно сделать коллаборации с представителями научной сферы, так как модной индустрии нужно выходить на новый уровень. Именно это сотрудничество позволило бы сократить урон от производства, создать более экологичные материалы и наносить меньший вред природе.

{{current+1}} / {{count}}

Можно сказать, что такая коллаборация — со студентом Бауманки Иваном Булыгиным — у меня уже была во время работы над дипломной коллекцией. Мы с ним загрузили сотни изображений одежды в нейросеть и с нуля обучили ее по техническому заданию. Она меняла дизайн и фактуру, создавала новые принты. Получились довольно абстрактные изображения, которые я перерабатывала в принты и манипуляции с тканями. Мне хотелось передать соприкосновение творческого процесса человека с искусственным интеллектом, поэтому некоторые модели коллекции созданы полностью вручную из множества модулей. А другая часть коллекции создана в 3D. Мне хотелось бы и дальше соединять ручные техники и 3D.

— И потом вы отшивали эти вещи? Или во время пандемии достаточно виртуального изображения?

— На карантине не было возможности отшить всю коллекцию, поэтому я создала только ее часть и начала изучать диджитал-моду. Часть дипломной коллекции создана в 3D. Это экологично: не нужно производить новые модели, чтобы надеть их один раз. Тренд только набирает обороты, и многие говорят, что он будет скоротечным. Но я почему-то уверена, что направление будет развиваться. Крупные бренды, например Vetements, делают диджитал-принты — это так или иначе используется. Моя дипломная коллекция стала большим толчком к созданию собственного бренда Agatha Ænter.

Смешались времена и тренды

— Lamoda дала вам миллион на развитие бренда. Какие-то условия вам ставились? Например, продавать одежду через сайт? Или предоставлялись технические возможности?

— Нет, они дали мне полную свободу, чтобы я могла делать то, что я хочу, и сейчас я начала разрабатывать полноценную коллекцию. У меня появилась возможность уйти с работы и сосредоточиться на развитии собственного бренда. Lamodа — это крупная площадка для брендов с опытом, для тех, у кого есть цикл производства и все возможные спецификации. А я пока одна, у меня нет команды, и рассчитывать я во многом могу только на себя. Но я пока буду просто потихоньку встраивать процесс — выпускать одежду для своего сайта и Instagram.

— Что искусственный интеллект советует на осень — 2021?

— (Смеется) Не знаю, но я советую носить то, что хочется. Сейчас главный тренд — это индивидуальность, а надевать то, что носят все, не круто. Сегодня больше ценится, когда человек имеет свой собственный, уникальный стиль.

— Но если нет трендов — то как-то сильно искажается само понятие «мода». И старые известные дома моды, получается, не вписываются в новое время.

— Когда я работала на один бренд, мы постоянно пытались анализировать тенденции. И это было очень сложно, потому что тенденций — бесконечное количество. Это что-то говорит о нашей эпохе, это уже даже не постмодернизм, это полное смешение времен и трендов.

Старым домам тоже придется меняться и подстраиваться под новую этику, становиться более экологичными. И многие это делают — например, Jacquemus теперь выпускает только две коллекции в год вместо четырех. Как раз поработать со старыми домами было бы очень интересно — и осовременивание иногда получается замечательно. Как у Демны Гвасалия в Balenciaga, например.

Заира Магомедова

Рубрики

О ПРОЕКТЕ

«Первые лица Кавказа» — специальный проект портала «Это Кавказ» и информационного агентства ТАСС. В интервью с видными представителями региона — руководителями органов власти, главами крупнейших корпораций и компаний, лидерами общественного мнения, со всеми, кто действительно первый в своем деле, — мы говорим о главном: о жизни, о ценностях, о мыслях, о чувствах — обо всем, что не попадает в официальные отчеты, о самом личном и сокровенном.

СМОТРИТЕ ТАКЖЕ
В других СМИ
Еженедельная
рассылка