{{$root.pageTitleShort}}

«Лишь бы делом были заняты»

Бизнесмен из Дагестана в свои 60 лет переехал в горный аул возрождать сельское хозяйство — и заразил примером крохотное село

По призыву

Мухаммад Мухидинов с женой Патимат

— Когда-то в моем селе не было пустых пахотных земель, — вспоминает предприниматель Мухаммад Мухидинов. — Все сажали что-то. А, учитывая суровый горный климат, выбор посевов был небольшой. Зато в этих условиях хорошо росла полба — это такой сорт пшеницы.

В детстве Мухаммада беспокоила язва желудка — так, что он «жалел, что родился на свет». но постепенно болезнь сошла на нет и никогда не возвращалась — из-за бабушкиных блюд из полбяной муки, считает предприниматель. Потому выбор, что сажать, перед ним не стоял.

Идея заняться сельским хозяйством пришла в голову Мухаммада после проповеди: муфтий республики призывал возделывать земли. Следуя пожеланию духовного лидера, предприниматель отправился на рынок, где с трудом отыскал четыре чашки зерна полбы. Первую партию посадил на двух квадратных метрах на участке своего дома в городе Хасавюрте.

— К сожалению, первый урожай был неудачный. Полба не растет как надо на равнине. А вот на высоте 1500−2000 метров над уровнем моря для хорошего урожая даже не требуется плодородная почва, — рассказывает дагестанец. —  Потому и решил перебраться в горы и по старинным традициям выращивать зерно в Цилитле.

Оставив городскую жизнь и бизнес, Мухаммад с супругой переехал в родное село. Здесь он восстановил отцовский дом, а глава села выделил ему для посевов земельный участок. И вот уже три года сельский предприниматель заражает местных жителей любовью к земледелию.

Цветы на камнях

— Раньше наши доярки поднимались по тропинке на колхозную ферму, которая стоит на вершине той горы, — вспоминает сельский активист Исагаджи Гаджибеков. — Каждый день — вверх три километра и вниз. Мы с мальчишками сидели и наблюдали за ними: по пути наверх были две площадки, на которых они останавливались, чтобы танцевать и петь. Так они сами себя подбадривали. И, несмотря на отдаленность, их красивые голоса доносились до села.

Цилитль — самое высокогорное село Гумбетовского района Дагестана: расположено оно на высоте 2000 метров над уровнем моря у границы с Чечней. По преданию, эти земли были дарованы семерым братьям-богатырям из села Телетль — отсюда и созвучное название.

Сейчас здесь постоянно проживает 421 человек. Большая часть переселилась в города Хасавюрт, Кизилюрт и образованное на равнине село Новое Цилитли. Климат в этих горах суровый: почти девять месяцев зима. Поэтому дома либо каменные, либо обшиты металлом — чтобы не сырели стены.

— За день погода несколько раз резко меняется: ночью снег выпадает, а днем так тепло, что в рубашках тонких ходим, — рассказывает Исагаджи. — Зато в июне-июле тут даже на камнях цветы растут.

Местные жители занимаются животноводством, пчеловодством, земледелием, хотя растет здесь мало что. В основном сажают картофель, морковь, свеклу. Изредка можно встретить яблони или абрикосовые деревья.

— Сейчас вот сезон сушки мяса. Оно пользуется большим спросом у городских. И не меньшим спросом у местных кошек, — шутит Исагаджи. — Это пока они худые, а через месяц, когда мясо подойдет, будут откормленные.

Село благоустроено: в каждом доме водопровод, канализация, проведен газ. В Цилитле есть мечеть, школа, клуб, детская площадка и даже футбольное поле. Сигареты и алкоголь в селе не продают: не принято. Цилитль — один из центров ислама в Дагестане. Убитый в конце 90-х муфтий Дагестана Сайидмухаммад Абубакаров был выходцем именно из этого села. Его отец предоставил собственный дом под медресе, куда и сейчас приезжают обучаться ребята из разных населенных пунктов и регионов.

Цилитлинцы живут дружно — сейчас на собственные средства строят гостевой дом посреди березовой рощи, окружающей село. Там будут проводить мероприятия: «хинкальные дни», маевки, дни рождения. В селе надеются, что уехавшая молодежь вернется: желающие уже есть, главное — работа.

Заразительный пример

— Односельчане подхватили идею с полбой. Обращаются ко мне за семенами, а я и раздаю всем желающим, лишь бы делом были заняты. Многие теперь высаживают полбу на своих участках, — рассказывает Мухаммад.

Сеять полбу цилитлинцы начинают в мае, а убирают урожай в сентябре-октябре. В этом году из-за засухи с посевами припозднились, а в октябре посевы трижды оказались под снегом.

— Но, Бог помог, удалось собрать урожай, хотя и немного влажный.

Раньше полбу в селе убирали вручную, но Мухаммад приобрел два комбайна — оба для общего пользования.

— Косить и собирать копны — адский труд, — объясняет он. — Чтобы облегчить жнецам работу, купил сначала один большой комбайн — российский, а совсем недавно приобрел еще один — японский мини-комбайн. После этого даже молодежь активно включилась в процесс.

На рассвете или в сумерки, когда поднимается холодный, но легкий ветер, жители села очищают зерна полбы. Используют сито и специальное приспособление.

 — На аварском керелю, как будет на русском, не знаю, — говорит меценат, — это специальная дощечка. В нее набирают зерна и слегка подбрасывают их, а слабый ветерок фильтрует семена от шелухи, камней и мелкого мусора. Этим занимаются исключительно женщины.

Дальше злаки промывают и сушат прямо во дворах домов, а затем — отправляют на хранение. Часть семян используют для посадки в следующем году, другая — отправится на мельницу.

Как предки

Водяная мельница в селе тоже дело рук Мухаммада. Еще мальчишкой он помогал маме молоть муку. Предприниматель и его семья уже много лет не покупают хлеб в магазине. У супруги Мухаммада Патимат каждый день на столе свежий, приготовленный собственными руками. Еще в 80-е они стали покупать зерно и возить его на мельницу — после того, как заметили, что лошади не едят магазинный хлеб. Когда Мухаммад затеял ставить мельницу в родном селе, ему было важно, чтобы в Цилитле появилась именно водяная мельница, как раньше.

Мухаммад Мухидинов, предприниматель

«Наши предки, отправляясь в хадж, брали с собой в дорогу толокно из полбяной муки и кусок курдюка. Этого небольшого запаса хватало на три месяца в дороге туда и три — обратно. Эта пища была сытной и придавала достаточно энергии организму. А мюриды имама Шамиля ели по 18 зерен полбы — такова была суточная норма. Мне стало интересно проверить на себе, возможно ли, что воевавшие люди смогли выжить, питаясь только семенами. Семнадцать дней подряд в месяц Рамадан я ел одну чайную ложку жареных зерен в сутки и пил воду и чай. В ходе эксперимента я чувствовал себя хорошо, не испытывал голода».

— Электрическая нагревает нижний камень, и, как следствие, мука выходит горячей, — объясняет он. — При высоких температурах она теряет свои полезные свойства. А нам это не подходит. Водяная мельница же, во-первых, регулирует температуру камней, во-вторых, поддерживает необходимую влажность в воздухе, за счет чего в муке сохраняются необходимые макро- и микроэлементы.

За большими камнями для мельницы Мухаммад отправился в другое горное село — Ботлих. А чтобы наточить их, пришлось спустить на равнину — в город Кизилюрт. Вес только одного камня — 300 кг, а их на мельнице шесть. Но это были не все трудности.

— Четыре года назад, когда завершил строительство, в речке, откуда должна была поступать вода к колесу, пропала вода. Как сказал наш сельчанин, за 80 лет его жизни здесь такое случилось впервые. Нам повезло, — шутит Мухаммад.

Чтобы решить эту проблему, он установил на крыше два больших резервуара с водой. А чтобы мельница не пострадала при оползнях с горы рядом, ее оградили глыбами камней. С тех пор цилитлинцы активно перерабатывают не только разные сорта муки, но и делают урбеч.

Земельный вопрос

При хорошем урожае жители села собирают 13−14 тонн зерна в год. Если задействовать свободные земли, которых здесь много, сбор достигнет 100 тонн. Житель села Цилитль Мавлудин Османгаджиев — по совместительству депутат сельского собрания, водитель комбайна и учитель в школе. Вместе с другими активистами села он борется за выделение земель для расширения производства — пока этому мешают бюрократические препоны, говорит он.

— К нам приезжали представители гипермаркетов, предлагали выделить корнер для продажи нашей муки у себя. Приезжали и из пекарен, хотели закупать полбяную муку. Но, к сожалению, пока у нас нет нужных объемов, — объясняет Мавлудин. — Мы очень хотим расширить производство и реализовать муку не только по всему Дагестану, но и за его пределами, потому что спрос есть, даже из Турции звонили. Но пока не можем использовать земли сельхозназначения, которые когда-то возделывали наши предки.

Сейчас объемов пшеницы, которые цилитлинцы выращивают на приусадебных участках, хватает только для личного потребления.

— Чем тверже пшеница, тем она считается качественнее, — продолжает Мавлудин. — Вот у нас самый твердый сорт, а значит, высшее качество. В селе валом желающих заниматься земледелием, активизировалось молодое поколение. Многие даже из городов хотят вернуться, приобрести здесь участки. А если не будет земли, люди станут уезжать из села.

Фериде Алипулатова

Рубрики

О ПРОЕКТЕ

«Первые лица Кавказа» — специальный проект портала «Это Кавказ» и информационного агентства ТАСС. В интервью с видными представителями региона — руководителями органов власти, главами крупнейших корпораций и компаний, лидерами общественного мнения, со всеми, кто действительно первый в своем деле, — мы говорим о главном: о жизни, о ценностях, о мыслях, о чувствах — обо всем, что не попадает в официальные отчеты, о самом личном и сокровенном.

СМОТРИТЕ ТАКЖЕ
В других СМИ