{{$root.pageTitleShort}}

Серебряные руки

Правда ли, что на изготовлении украшений можно хорошо заработать, и что нужно, чтобы укротить металл — рассказывает дагестанский мастер
861

Ювелирные работы 21-летнего Гаджимурада Алиханова не найти у самого автора — раскупили, а его филигранной техникой уже заинтересовался ювелирный дом «Фаберже». «Это Кавказ» расспросил молодого мастера, что нужно, чтобы стать художником по металлу, и стоит ли идти в эту профессию.

«Стараюсь придумывать все сам»

Гаджимурад Алиханов

— В нашей семье ювелиров не было. И в нашем селе Унты Гунибского района ювелирным делом тоже интересовались немногие. Все знания я в основном получил во время учебы. Окончил факультет художественной обработки металла в Художественном училище имени М. А. Джемала. Признаться, что до учебы даже представления не имел, что это за дело. Вначале я поступал на дизайн, но мне не понравилось, потом мне рекомендовали заняться резьбой по дереву или по металлу. Я выбрал работу с металлом — это мое. Уже четыре года этим занимаюсь.

Почти с первого дня учебы мы стали работать над своими изделиями. Техники у ювелиров бывают разные. Я силен в филиграни. Применяю ее, делая посуду, пояса, женские украшения. Как правило, использую серебро и мельхиор. Не всегда работаю в национальном стиле, больше в свободном. Стараюсь не перерисовывать узоры, а придумывать сам.

Первыми изделиями были цепочки и кулоны. Кажется, простая работа, но и в ней нужна определенная точность. Если цепочка случайно вышла в одном месте тонкая, в другом — более плотная, вряд ли кто-то захочет ее носить. Люблю делать кольца. Перстни мне часто заказывают. Если говорить о необычных изделиях — делал салфетницы из мельхиора, подстаканники. Еще светильник — из металла, а основание из дерева, тоже с использованием филиграни. Почти все раскупили, так что собственную коллекцию работ я еще не накопил.

Что нужно ювелиру?

— В ювелирном деле самое главное — это терпение и желание работать. Без них ничего не выйдет, даже если ты родился в семье мастеров. Спешки в нашем деле, как и в любом другом, быть не должно. Само собой, нельзя работать без инструментов. Но хочу сказать, у меня, например, до сих пор нет многих инструментов, но есть основные, с помощью которых я обрабатываю металл. Поэтому разнообразие инструментов не помешает, это важно, но создать красивое изделие можно и при помощи нескольких основных.

Браслет и кольцо с голубыми цветами. Гаджимурад Алиханов

Еще у ювелира должно быть хорошее зрение, конечно. И о нем надо заботиться. У меня за последние годы зрение немного ухудшилось: первое время мне так нравилось работать, что я мог целыми днями сидеть над изделием. Сегодня есть защитные средства для глаз, специальные очки.

Каждый может стать ювелиром. Сейчас многие учатся даже с помощью интернета. Теория нужна, например, надо знать свойства металлов, но в основном все осваивается на практике. И без творческого подхода никак. У меня был выбор: пойти в учебное заведение или учиться на практике у другого мастера. Если бы я пошел к какому-нибудь дагестанскому мастеру, я бы, конечно, обучился быстрее. Но меня интересовала именно художественность, хотелось не повторять за кем-то, а пойти по своему творческому пути.

Конкуренция, прибыль и «Фаберже»

— Сперва я рисую эскизы — так нас учили и так легче работать, сразу видно, что будешь делать. Потом уже работаю с металлом. После того, как закончил изделие, смотришь на него: когда остаешься доволен, что сделал это своими руками — вот это чувство больше всего в моей профессии мне и нравится.

Мне нравится мое дело. Но, к сожалению, ручная работа не ценится в Дагестане, возможно потому, что у покупателей много выбора. Многие восхищаются, но их пугают цены. Хотя ручная работа — это большой труд. Первый свой комплект из серебра я отдал практически за бесценок, просто из-за того что мне нужны были деньги. Цена на изделие зависит от материала и сложности работы. Браслет из мельхиора, например, в среднем стоит 5 тысяч рублей.

Традиционный пояс. Гаджимурад Алиханов

Я не могу сказать, что в Дагестане ювелирное дело прибыльное. Тут много мастеров, в городах большая конкуренция. Вот если бы я открыл магазин ювелирных изделий в своем Гунибском районе, может, это и было бы прибыльно, потому что таких магазинов там нет. А в Махачкале изделие уходит не так быстро, тем более если называешь его реальную стоимость. Тут много опытных известных мастеров. Мои преподаватели советовали мне уехать из Дагестана куда-нибудь, где предложение поменьше.

Свои работы я либо отношу в магазин, либо выставляю на продажу в «Инстаграме» и на «Авито». Но в интернете часто сидят несерьезные люди: долго расспрашивают, но могут так и не купить. Советовать идти в эту профессию, поскольку это прибыльно, я не могу. Этим стоит заниматься, только если есть интерес к делу.

В прошлом году я участвовал в WorldSkills Russia. После республиканского этапа конкурса поехал на всероссийский в Краснодар. Мне конкурс был нужен, чтобы заявить о себе как о художнике по металлу. Пять дней мы выполняли одинаковые задания, было непросто. Призовое место я не взял. Но после Worldskills сразу стал получать предложения о сотрудничестве. Российский ювелирный дом «Фаберже» предложил мне поехать к ним для обмена опытом, чтобы я обучал филигранной технике, а меня другой. Но я не смог, были семейные обстоятельства.

Я не жалею о том, что выбрал эту профессию. Планирую открыть свой цех.

Магидат Абакарова

Рубрики

О ПРОЕКТЕ

«Первые лица Кавказа» — специальный проект портала «Это Кавказ» и информационного агентства ТАСС. В интервью с видными представителями региона — руководителями органов власти, главами крупнейших корпораций и компаний, лидерами общественного мнения, со всеми, кто действительно первый в своем деле, — мы говорим о главном: о жизни, о ценностях, о мыслях, о чувствах — обо всем, что не попадает в официальные отчеты, о самом личном и сокровенном.

СМОТРИТЕ ТАКЖЕ
В других СМИ
Еженедельная
рассылка