{{$root.pageTitleShort}}

«Иногда человек просто полчаса рыдает в трубку»

Драки за лайки, разбитые сердца во втором классе и «некрутой» телефон. Каждый день ставропольские психологи помогают множеству школьников решать их еще детские, но очень важные проблемы
7379

В середине ноября жуткие кадры из Минеральных Вод облетели всю федеральную прессу — на видео местные школьницы набрасываются на свою сверстницу и жестоко избивают: наносят удары кулаками в лицо, таскают за волосы, прыгают на спине. И транслируют истязания в социальной сети. После происшествия краевая полиция начала проверку, а избитую девочку госпитализировали.

Кроме того, к работе приступили психологи — с самой пострадавшей и с другими подростками с помощью детского телефона доверия. Эта служба работает во всех регионах, и звонки поступают каждый день. Что неудивительно: случай в Минводах не уникальный — детские драки, совершаемые с особой жестокостью, участились по всей стране. Специалисты прямой линии Ставрополья рассказывают, откуда берется столько агрессии у детей и подростков и как предотвратить ее проявления.

Драки за лайки

— В последние годы дети, правда, стали агрессивнее, — говорит директор ставропольского «Психологического центра» Валентина Оруб. — Я бы связала это с тем, что сейчас в сети гуляет очень много жестоких роликов — насилие, массовые избиения — и ко всему этому свободный доступ. Ребенку кажется, что если будет «в теме», то его сразу примут в крутую компанию и он станет «своим». Очень часто подростки признаются, что им страшно смотреть какие-то видео, но они всё равно это делают, просто потому что модно.

В России с 2010 года работает детский телефон доверия. Номер единый для всей страны (8−800−2000−12). Звонки переадресовываются в региональные психологические центры. Два таких центра есть и в Ставрополе. Работающий на линии психолог находится один в закрытом кабинете — посторонним вход запрещен.

Потасовки в большинстве случаев тоже устраивают ради популярности: чтобы снять их на видео, выложить в сеть, заработать лайки. Эти драки в основном подставные, беспричинные — ради шоу, ну и чтобы негатив выплеснуть.

Часто к детской агрессии приводит и давление родителей. Например, ребенку не хочется ходить в школу с английским уклоном, а его мама считает, что это престижно. Или, допустим, мальчик физически слабо развит, а его папа считает, что это — стыдно и позорно для парня, и отправляет его в секцию бокса. А ребенку некомфортно — ни боксом заниматься, ни с теми, кто его побеждает.

— А еще подростки часто комплексуют из-за материального положения родителей, — добавляет работающий на линии психолог Ульяна Кравцова. — Жалуются, что в классе почти у всех последняя модель «Айфона», а у него, условно, старенькая «Нокиа». Говорит — родители не могут купить ему крутой телефон и из-за этого он чувствует себя ущербным среди сверстников. Тогда у школьника возникает обида и на ребят, и на своих родителей. И потом эта обида перерастает в агрессию.

От звонка до звонка

— В некоторые дни нам звонят 4−5 человек, — рассказывает Оруб. — А иной раз этих звонков — 50, но, как правило, из них рабочих только парочка, а остальные — розыгрыши, школьники так развлекаются. Например, детский голос, с трудом сдерживающий смех, спрашивает: «Что делать, если моя девушка беременна?» Так они проявляют интерес к взрослой жизни, подсознательно к ней готовятся.

Бывают и звонки-оскорбления, когда подросток, зная, что его номер не определяется, выплескивает всю агрессию на психолога, а потом бросает трубку. Ну и совсем уж особый жанр — так называемые «звонки сексуального использования». Это когда звонят и ведут томную беседу с придыханием. Нам достаточно первых секунд, чтобы понять, что звонящий хочет использовать консультанта для каких-то своих личных игр. Тогда мы тактично объясняем, что человек не по адресу, и кладем трубку.

— Очень важно, что все поступающие звонки абсолютно конфиденциальны. Человек, набравший наш номер, может быть уверен на все 100%, что о его истории никто не узнает, — уверяет Кравцова. — Определителя номера у нас тоже нет, перезвонить обратившемуся мы не можем. Поэтому, если связь обрывается, мы советуем снова перезвонить нам. Правда маловероятно, что человек попадет снова к тому специалисту, с которым разговаривал ранее. Некоторым даже нравится, что они делятся ситуацией с разными психологами и им предлагают различные варианты решения его проблемы.

Поговори со мной, психолог

— Если же позвонившему, действительно, нужна помощь — мы подробно расспрашиваем, с какой проблемой он обращается, что случилось сегодня или за последние 24 часа. А дальше уже беседа строится исходя из запроса позвонившего, — поясняет директор центра.

Встречаются, конечно, ситуации, которые не совсем в нашей компетенции. То есть мы поддержали, выслушали, но потом нам нужно куда-то перенаправить человека. Для таких случаев у нас есть папка с номерами поликлиник, врачей, психологических центров, экстренных служб и т. д. Нам же звонят со всего Ставрополья, бывает полезно, чтобы после телефонной беседы мы смогли направить школьника на встречу с психологом или с социальным работником, который есть в его поселке, городе.

— А вообще, самое ценное для звонящих — это возможность рассказать о своих внутренних переживаниях без какой-либо оценки, — добавляет Кравцова. — Зачастую школьник может не рассказывать о своих проблемах маме, потому что боится расстроить ее или переживает, что та начнет ругать и осуждать. Психолог судить точно не будет, а для начала просто выслушает. Уже само то, что тебя слушают, — терапевтично.

На что жалуемся?

— Чаще всего нам звонят, конечно, школьники. Потому что школа — это такое отдельное государство, где детям кажется, что к ним крайне несправедливо относятся, — говорит Оруб. — Да и сами дети сейчас довольно агрессивны, а порой и жестоки по отношению к другим. Не упускают возможности «поклевать» того, кто слабее их. Сначала сами, а потом настраивают против этого изгоя класс, параллель и нередко целую школу. Со временем этот обиженный всеми ребенок превращается в агрессора. А потом нам звонит его мама и рассказывает, что сыночек подрался, а до этого его систематически выводили из себя одноклассники… Мы помогаем и ребенку — найти альтернативные пути решения конфликта, и родителю — найти подход к своему чаду. Консультируем также педагогов — объясняем, как наладить психологический фон в классе, как помочь ребенку, которого обижают.

Самые частые причины обращений:

— детско-родительские отношения (родители не понимают детей);

— отношения со сверстниками (обижают одноклассники, не воспринимают как своего);

— влюбленность (первые отношения в школе);

— отношения с учителями и проблема успеваемости.

Звонят нам по самым разным поводам: конфликты в классе, плохие оценки, несчастная любовь… Последняя проблема, кстати, у современных детей очень «помолодела» — даже второклассники жалуются на «разбитые сердца»! Очень часто бывает, что звонит девочка, по разговору можно определить, что максимум класс пятый. А она жалуется психологу, что у ровесниц есть парни, а у нее нет. Или такой же детский голос тревожно рассказывает, что вот встречалась с мальчиком, а злая подруга увела его. А иногда звонят и спрашивают, как заработать популярность в сети.

— Но особенно количество звонков увеличивается перед ЕГЭ, — улыбается Кравцова. — Абитуриенты боятся, что не смогут сдать экзамен, спрашивают: а что будет, если вдруг провалюсь? Нередко звонят старшеклассники, стоящие перед выбором вуза, когда не могут определиться, чем они хотят заниматься в жизни.

Получасовые рыдания и суицид

— Самые сложные звонки — кризисные. Это когда школьник находится на грани суицида. Частые причины — смерть близкого человека, развод родителей. Иногда бывает, что звонит человек и полчаса просто плачет в трубку, — рассказывает Оруб. — В такие моменты понимаешь, что в твоих руках — хрупкая человеческая душа подростка. Поэтому прежде всего нужно вывести школьника из этого состояния — сознание в таком состоянии сужается. Кажется, что вся жизнь превратилась в эту проблему и выхода нет. В таких случаях наши специалисты расширяют восприятие человека, показывают ему, что это только часть жизни, есть и другие ее составляющие. Потом психолог начинает искать ресурсы, которые помогут подростку выйти из ситуации. Для кого-то это близкие люди, для кого-то — новое увлечение, может, подработка. Тут важно найти это и через эту деталь вывести человека из состояния, в котором действительно и жить не хочется. Иногда психологу удается это сделать за одну беседу, а иногда человек звонит несколько раз.

— Мы не можем разглашать полную информацию, но был случай, когда позвонил человек и собирался покончить жизнь самоубийством, — вспоминает Кравцова. — Консультанту во время разговора удалось получить его адрес. Туда специалист вызвал бригаду скорой помощи, а пока они ехали, психолог отговорил подростка от этого поступка.

О подростковой депрессии

— Обычно депрессия проявляется снижением мотивации: не хочется ходить на некогда любимые секции, тянет прогулять школу, оценки ухудшаются, — объясняет Оруб. — На физическом уровне это повышенная утомляемость, плохой сон, плохой аппетит. Если когда-то общение с друзьями приносило радость, то в депрессии хочется избежать каких-либо контактов. Появляется полная апатия ко всему окружающему.

Если родитель понимает, что его ребенок находится именно в таком состоянии, то он может позвонить на телефон доверия. Иногда в таких случаях мы советуем выезд психолога на дом.

ЧИТАЙТЕ ТАКЖЕ
«Цель — не ЕГЭ, а счастливая жизнь»
С каждым годом детям сложнее сдавать выпускные экзамены. Видеокамеры, досмотры, собаки на входе — причин для стресса предостаточно, утверждают психологи и объясняют, почему успех на ЕГЭ — не главное

Зачастую депрессия — один из способов привлечь внимание родителей. Когда подросток понимает, что его проблемы больше не интересуют маму и папу, он таким образом начинает ими манипулировать. Причем сам он этого может и не понять. Родителям необходимо уделить хотя бы 15 минут эмоционально-включенного разговора со своим дитем. Спросить — как у тебя дела, что интересного было сегодня в школе, что тебя порадовало, а что, наоборот, расстроило. Детям хочется, чтобы их воспринимали как личность, ну и заботились, конечно. Это поможет предотвратить неприятные последствия — апатию и равнодушие или, наоборот, агрессивность и жестокость.

— Поддержка родителей очень важна, — добавляет Кравцова. — Некоторые считают, что хвалить детей не нужно. Это неверно. Если ребенок творит, старается достичь каких-то результатов, а в ответ не слышит: «Сынок, ты молодец», тогда он начинает злиться. Ему кажется, что, мол, вот я стараюсь, а меня никто не ценит.

Нужно уметь правильно реагировать на ошибки ребенка. Например, на плохие оценки в школе. Если мама возмущается, мол, какой кошмар, как ты умудрился до такого скатиться, то это — крах для ребенка. У каждого должно быть право на ошибку.

Ася Асрян

Рубрики

О ПРОЕКТЕ

«Первые лица Кавказа» — специальный проект портала «Это Кавказ» и информационного агентства ТАСС. В интервью с видными представителями региона — руководителями органов власти, главами крупнейших корпораций и компаний, лидерами общественного мнения, со всеми, кто действительно первый в своем деле, — мы говорим о главном: о жизни, о ценностях, о мыслях, о чувствах — обо всем, что не попадает в официальные отчеты, о самом личном и сокровенном.

СМОТРИТЕ ТАКЖЕ
В других СМИ
Еженедельная
рассылка