{{$root.pageTitleShort}}

«Они ходят по Пятигорску и просят денег на дозу, на порцию, на таблетку…»

Последние два года ситуация с распространением наркотиков на Ставрополье оценивается как «напряженная». И это, говорят силовики, — положительный результат
18221

Пятигорск

Пятигорск — известный курорт Кавминвод, второй по количеству жителей город Ставрополья, а также столица кавказского студенчества. Здесь 18 высших учебных заведений, филиалов и представительств других вузов, десяток техникумов и колледжей, в которых обучается сорок тысяч человек. Но город молодежи и курортников, как утверждают местные общественники, в последние годы стал и региональным центром аптечной наркомании.

Такой славой Пятигорск обязан препарату на основе прегабалина — «Лирике» — и прочим лекарствам, обладающим эйфоризирующими побочными эффектами. Их назначают тем, кто страдает тревожными расстройствами, эпилепсией и другими нейропатическими заболеваниями. Упаковка из 14 таблеток стоит около 300 рублей. Препарат должен продаваться только по рецепту, но здесь приобрести его не проблема и в обход кассы. Легальный препарат дешев и доступен любому студенту — его не надо, как синтетические наркотики, искать на запрещенных сайтах или покупать у драгдилеров. И, казалось бы, какой вред здоровью может быть от «Лирики»? Это же лекарство.

«Покупать что-то будете?»

Десять часов утра, район железнодорожного вокзала, небольшая аптека. Здесь, как говорят общественники и местные жители, рецептурные препараты свободно отпускают «нуждающимся» из-под полы в любое время дня или ночи. Внутри небольшая очередь: пожилая женщина, за ней — парень лет двадцати пяти, в натянутом до глаз капюшоне. Когда очередь доходит до него, молодой человек молча кладет на блюдце 300 рублей. Купюры моментально исчезают, а на их месте появляются две овальные капсулы: одна половинка белая, другая — бурая. Покупатель тут же выдавливает их из блистера и, не отходя от кассы, проглатывает. На все — секунд десять.

— Мне то же самое, — говорю я фармацевту, когда клиент покидает аптеку.

— Вы о чем? Покупать что-то будете? — начинает нервничать продавщица.

В итоге выхожу ни с чем.

— Сейчас так просто «Лирику» не продадут: можешь «фейс-контроль» не пройти, — объясняет руководитель пятигорского проекта «Город без наркотиков», специалист городского отдела по делам молодежи Юлия Бородаева. — Большинство из тех, кто сидит на этих лекарствах, как и любые другие наркоманы, выглядят неопрятно, выбиваются из толпы: либо медлительные, либо резкие, возбужденные. Если ты не обладаешь «видимыми эффектами», тебе вряд ли продадут. Есть у меня анонимные информаторы — наркозависимые. Даже им, если они давно не употребляли, если в порядок себя привели, приняли душ и переоделись в свежее, могут отказать. Хотя фармацевты уже и знают их в лицо. Опасаются, наверное, контрольных закупок.

В таких закупках совместно с правоохранителями участвуют и волонтеры «Города без наркотиков» — совершеннолетние ученики старших классов и пятигорские студенты, говорит Юлия. Кроме того, молодые люди устраивают профилактические лекции и закрашивают граффити с адресами сайтов и групп, распространяющих как «Лирику», так и неаптечные вещества.

«Молодежь, студенты, даже школьники так и снуют»

Контрольные закупки проводятся в Пятигорске довольно часто. Рейд, полиция, штраф. А уже через два часа аптека снова работает. Сейчас за продажу популярной «Лирики» и других подобных по действию препаратов без рецепта светит лишь административное наказание — штраф от 30 до 40 тысяч рублей для руководителя аптеки и от 3 до 4 тысяч — для фармацевта. По разным данным, за ночь одна пятигорская аптека продает около двухсот капсул «Лирики» по 150 рублей за штуку. Штраф отбивается меньше чем за две ночи торговли из-под полы.

Внушительных объемов незаконного отпуска рецептурных препаратов, прославивших Пятигорск, местные аптеки достигли в 2016 году. Не помогло даже ужесточение Минздравом в 2014 году правил продажи лекарств на основе прегабалина («Лирика», «Альгерика», «Прегабалин-Рихтер» и другие), тропикамида (глазные капли «Тропикамид») и циклопентолата (глазные капли «Цикломед»). Уже пять лет отпускать их можно строго по рецепту, а за каждый проданный блистер или бутылек аптека должна отчитываться перед надзорными органами.

ЧИТАЙТЕ ТАКЖЕ
«Реальная ситуация у нас как в Африке, в Зимбабве»
Признаться в своем диагнозе и «очернить» большую семью или скрыть статус и медленно умирать? На Кавказе сделать выбор приходится большинству ВИЧ-инфицированных. Как им живется и кто помогает?

Пятигорских фармацевтов введение предметно-количественного учета на эти товары, впрочем, не напугало. Так, в аптеку на улице Дзержинского, по словам активистов, закупаться «Лирикой» и вовсе ездили наркозависимые со всего Северного Кавказа. Закрыли «точку» только через год после официального обращения жителей к губернатору. В 2016 году письмо в адрес Владимира Владимирова с требованием закрыть учреждение подписали 2,5 тысячи жителей городов Кавминвод. Возможно, лишению лицензии аптеки с дурной славой поспособствовал и рейд активистов федерального проекта «АнтиДилер», где лидером выступал олимпийский чемпион, член Общественной палаты России Дмитрий Носов.

На расцвет аптечной наркомании повлияло и упразднение Федеральной службы по контролю за оборотом наркотиков. Тогда, в 2016 году, пока функции ведомства передавались в МВД, борьбой с наркоманией больше занимались активисты местных общественных организаций, причем не только антинаркотических.

— Ты не представляешь, что ближе к ночи начинается — просто проходной двор: молодежь, студенты, даже школьники так и снуют, — говорит Николай Касьянов, директор местного «Географического общества», экс-организатор детского спортивного фестиваля «Кавказ против наркотиков». — По вечернему Пятигорску и местные гуляют все реже. Многие боятся выходить как раз из-за наркоманов. Ребят таких очень много, они ходят по Пятигорску и просят денег на дозу, на порцию, на таблетку.

Силовики говорят, что ситуация стабильно напряженная. Впрочем, в новой структуре, отвечающей за борьбу с наркораспространением, считают это уже хорошим показателем.

— Нам удается сдерживать ситуацию и в свободное плавание не отпускать. Что насчет оценки — в нашем крае уже второй год держится на отметке «напряженная», — сообщил начальник Управления по контролю за оборотом наркотиков ГУ МВД России по Ставропольскому краю Андрей Семкин. — Сейчас наша цель — опустить ее до уровня «удовлетворительно». Но то, что мы два года ситуацию держим на стабильном уровне, это, можно сказать, положительный результат.

Почему «Лирика»?

 — «Лирика» распространена и в Краснодаре, и в Ростове, но особенно на территории Кавминвод: Пятигорск, Ессентуки, Кисловодск. Здесь ее продают целыми коробками, — говорит руководитель отдела мотивации реабилитационного центра «Здоровое Ставрополье» Олег Егоров. —  Молодежь употребляет «Лирику», потому что это доступно, дешево и потому что это преподносится так, будто от нее не будет никаких последствий, мол, это законно: «У тебя не будет ломок, ты не наркоман, в аптеке же продается». Не раз мы проводили рейды около этих аптек, один раз даже гроб ставили перед аптекой, стояли с плакатами.

Кроме того, причину такой популярности «Лирики» эксперты объясняют некогда широким распространением в регионе другого вида наркотиков, так называемой «синтетики», — искусственных наркотиков, вызывающих психологическую и физическую зависимость, разрушающих нервную систему и имитирующих некоторые свойства опиатов. Самые известные из них — «спайсы» и «соли». Их массовый оборот начался в регионе в начале 2010-х годов, и никто не знал, как эффективно с ними бороться: суд запрещает одну формулу, но наркодельцы ее тут же меняют — и снова получается «законный» наркотик, точнее, пока не запрещенный.

И даже после того, как официально запретят всю «синтетику», она никуда не исчезнет, считают в Ставропольском краевом клиническом наркологическом диспансере. Там на учете официально числятся 2 275 зависимых пациентов. Большая часть — от синтетических наркотиков.

— В предыдущие годы среди наших пациентов преобладали те, кто находились в зависимости от алкалоидов опиума (героин), а теперь это в основном синтетические наркотики. И употребляют их молодые люди. От этих веществ, как мы видим на практике, зависимость формируется гораздо быстрее, чем от опиумных наркотиков, — поясняет замглавврача наркодиспансера Светлана Сокологорская.

По данным ГУ МВД России по Ставропольскому краю, синтетические наркотики занимают второе место по объемам незаконного распространения через интернет. В этой статистике они уступают лишь каннабиноидам.

«Лирика» же помогала и до сих пор помогает синтетическим наркоманам снять абстинентный синдром, или, как говорят в народе, «ломку». Спрос на препарат заметили нечистые на руку аптекари, и так в Пятигорске появился новый прибыльный «бизнес», наркотики стали еще доступнее, а число зависимых продолжило расти.

— Те, кто сидят на «солях» и «спайсах», особенно «марафонисты», они неделями употребляют «синтетику» и доводят организм до полного истощения, они именно «Лирикой» пытаются скрыть симптомы ломки, — рассказывает Петр Наушин, волонтер общественной организации «Хорошие люди», крупнейшей из местных. Она объединяет антинаркотических активистов всех городов Кавминвод.

Среди добровольцев есть и бывшие зависимые, которые сегодня посещают пациентов единственного на Ставрополье государственного реабилитационного центра при филиале наркодиспансера в Пятигорске. Их задача проста — донести на уровне «равный — равному» последствия, с которыми может столкнуться наркозависимый, если после выписки продолжит употреблять.

Около 20% подопечных «Хороших людей» зависимы именно от рецептурных лекарственных препаратов. Остальные сидят сразу на двух видах: «синтетике» и лекарствах. И если в первом случае снять зависимость возможно, то во втором — крайне проблематично.

— Они боятся перебрать «солей» и уйти на тот свет, но нужно хоть какой-то кайф получить. И берут «Лирику». Но она не помогает, а, наоборот, загоняет в беспросветный мрак. Я похоронил не одного товарища, которые вовремя не попросили о помощи. Они либо начинали «Лирикой», либо заканчивали ею. Несколько лет назад на Кавминводы завезли какую-то новую «синтетику», новую формулу. Одна моя знакомая тогда была в стадии неглубокой ремиссии и сорвалась именно на этой новинке. Я, когда тело увидел, не поверил глазам: ощущение было, будто из нее всю воду высосали, за полчаса ее кровь превратилась в «желе».

По словам Олега Егорова, фармпрепараты лишь усиливают зависимость. Это мнение разделяют и в Управлении по контролю за оборотом наркотиков регионального управления МВД.

— Эти лекарственные препараты принято почему-то «наркозаменителями» называть — я с этим не согласен категорически. Они являются, наоборот, первым шагом для употребления более тяжких наркотиков, — считает Андрей Семкин.

Надежда на тюрьму

О том, что аптеки Пятигорска торгуют лекарствами из-под полы, знают в городе абсолютно все: власть, полиция, местные жители. Но уже несколько лет ситуация принципиально не меняется — обороты растут, и число накрозависимых тоже. Только за прошлый год местная наркополиция изъяла более 11 000 доз препаратов, на которые не было необходимых документов. Причем это число превышает необходимую городу количественно-учётную норму.

ЧИТАЙТЕ ТАКЖЕ
30 секунд на раздумья
Женщина открывает окно, кладет младенца, уходит. Кто она — нерадивая мать или жертва обстоятельств? Врачам не до этого — теперь за ребенка отвечают они. Рассказываем о бэби-боксах на Северном Кавказе

Силовики и общественники видят причины проблемы в пробелах в законодательстве. В Пятигорске считают, что только риск для фармацевта оказаться за решеткой способен переломить ситуацию. Сейчас максимальная санкция за продажу «Лирики» без рецепта — приостановление деятельности аптеки на срок до 90 суток, причем только если судья признает, что нарушение грубое. Однако закон не уточняет, сколько именно упаковок препарата нужно продать мимо кассы, чтобы «нагрубить».

С инициативой ужесточить наказание за продажу «лиричных» препаратов выступают разные регионы России, в том числе и Ставрополье. Так, в 2015 году депутаты краевой думы обратились в Минздрав России с предложением включить проблемные препараты в перечень наркотических средств, психотропных веществ и их прекурсов. То есть приравнять к наркотикам, оборот которых запрещен (за исключением некоторых лекарственных форм, отпускаемых по спецрецептам). Тогда Минздрав не решился: препараты на основе прегабалина и тропикамида входят в список жизненно необходимых и важнейших лекарств, и в ведомстве посчитали неправильным осложнять приобретение лекарств людям, кому они действительно нужны.

Между тем в конце 2018 года Минздрав разработал проект постановления Правительства России о внесении «Лирики» в список сильнодействующих и ядовитых веществ, незаконный оборот которых запрещен. Если он будет принят, то ответственность нечистым на руку аптекарям грозит уже не административная, а уголовная (по статье 234 УК РФ). А наказание может достигать восьми лет лишения свободы. В скором времени проект документа будет рассмотрен в правительстве страны.

Ростислав Скидан

Рубрики

О ПРОЕКТЕ

«Первые лица Кавказа» — специальный проект портала «Это Кавказ» и информационного агентства ТАСС. В интервью с видными представителями региона — руководителями органов власти, главами крупнейших корпораций и компаний, лидерами общественного мнения, со всеми, кто действительно первый в своем деле, — мы говорим о главном: о жизни, о ценностях, о мыслях, о чувствах — обо всем, что не попадает в официальные отчеты, о самом личном и сокровенном.

СМОТРИТЕ ТАКЖЕ
В других СМИ
Еженедельная
рассылка