{{$root.pageTitleShort}}

Целебные кони отца Сергия

С чего вдруг больной ребенок полезет в седло? Может быть, чтобы научиться ходить, говорить и радоваться? Или хотя бы на время забыть об одиночестве в компании Платона и его четвероногих коллег
171

— Есть такая шутка: раньше простые люди ездили на лошадях, а богатые на машинах. А сейчас наоборот — только богатые могут себе позволить содержать лошадь. Это действительно очень затратное животное, особенно если лошадь — иппотерапевт.

Отец Сергий (Сергей Тростинский) в этом вопросе разбирается лучше всех. Приходской священник из станицы Ессентукской, он закончил школу инструкторов лечебной верховой езды в Москве, отучился на ветеринара, имеет сертификат по коневодству и возглавляет Епархиальный центр иппотерапии «Целебный город Ессентуки», где помогают детям с ДЦП, аутизмом, задержкой психоречевого развития. И в перерывах между службами в храме сам косит сено для своих «докторов».

Отец Сергий

Эпицентр помощи

«Целебный город» расположился под Ессентуками среди живописных сосен. Но история проекта началась в 82 километрах отсюда — в станице Урухской. Директор местного сельхозпредприятия отдал храму, где служил отец Сергий, старую ферму для нужд милосердия. Там был создан приют для бездомных людей. А чтобы на ферме можно было работать, священник купил жеребца по кличке Эпицентр. Он и подсказал хозяину идею грандиозного альтруистического проекта.

ЧИТАЙТЕ ТАКЖЕ
Ход конем: как устроена иппотерапия
Отношениям человека и лошади на Кавказе уже сотни лет, но использовать этих животных для лечения начали здесь не так давно. Узнали, как верховая езда помогает детям с инвалидностью в Ингушетии

— После езды верхом на Эпицентре я стал замечать прилив сил и жизненной энергии. Начал изучать этот эффект и узнал о существовании иппотерапии, узнал, что лошадь помогает лечить детей с разными заболеваниями.

К примеру, у ребенка с диагнозом ДЦП не работает часть головного мозга, отвечающая за тот или иной биомеханический процесс в организме. А лошадь запускает этот процесс, и мозг записывает его, чтобы потом воспроизвести. Посмотрите на лошадь, везущую всадника, — она точь-в-точь повторяет шаг человека. Детям с ДЦП этого не хватает. У них нет этого импульса. И когда ребенок начинает ездить верхом, мозг начинает понимать процесс, записывать информацию и воспроизводить. Это очень серьезная работа.

Второй процесс, который запускает лошадь, — психогенный. Мы можем ощутить радость, съездив на море, побывав на празднике. А есть дети с заболеванием РАС — расстройство аутистического спектра. Им эти эмоции недоступны, а лошадь помогает их испытать. Хотя для этого нужно время. Многие наши пациенты с первого раза не садятся в седло: большое животное, с какого перепугу на него залезать? Но со временем ребенок находит в себе силы и садится верхом.

Все эти знания отец Сергий получил в Национальной федерации иппотерапии и адаптивного конного спорта в Москве, куда поехал вскоре после появления в его жизни Эпицентра. Окончив школу инструкторов лечебной верховой езды, священник вернулся домой с твердым намерением помогать больным детям. Так на базе старой фермы, ставшей временным приютом для бездомных, открылся бесплатный центр иппотерапии.

— Первыми нашими пациентами стали дети из георгиевского «Аиста» — приюта для сирот с отклонениями. Мы заключили с руководством договор, и они сразу привезли нам своих подопечных. Потом уже начали появляться дети, которые живут в семьях.

Со временем центр подрос: появилось еще несколько лошадей, был нанят инструктор, увеличилось число желающих заниматься. Все это стало требовать больших финансовых вложений, которых у отца Сергия не было: с самого начала проект существовал только на пожертвования местных жителей. Денег, поступающих от благотворительности, катастрофически не хватало. Поэтому возник вопрос о смене места.

В 2017 году Центр иппотерапии переехал в станицу Ессентукскую — на подворье, которое ранее принадлежало местной казачьей общине.

Разговор с Платоном

— Ни у папы, ни у мамы, ни у дедушки с бабушкой лошадей никогда не было: они все жили в городе. Непонятно, откуда у меня такая любовь к этим животным. Я смотрел на них на картинках, по телевизору, восхищался и мечтал научиться ездить верхом, — вспоминает отец Сергий. — Просил маму свозить меня в деревню, где у пастухов за магарыч можно было взять коня и прокатиться. Я всегда очень ждал этих дней.

В центре под опекой священника сейчас живут и работают шесть животных-иппотерапевтов: Целитель, Эрик, Платон, Огонек, Педагог и Булат (Эпицентр тоже тут, но работает по другой специальности). У всех спокойный, уравновешенный характер. Иногда на занятия приходят очень несдержанные дети, которые могут хватать животных за уши и хвост, ложиться на них, крутиться, кричать. Обычному четвероногому сложно выдержать такой напор не испугавшись. Но эти лошади помимо шелкового характера имеют и спецподготовку: их закаляют прищепками, колечками на гриве и хвосте, приучают к резким звукам.

На занятиях с дружелюбными и терпеливыми «докторами» побывало уже около сотни пациентов. Некоторые истории терапии заканчивались, не успев начаться, другие — все еще пишутся, а третьи — имеют полное право зваться историями исцеления. Например, Яся с ДЦП с помощью иппотерапии смогла избавиться от коляски и теперь ходит сама, без поддержки. Двое мальчиков с задержкой психоречевого развития заговорили. По мнению инструкторов, лошадь очень хорошо «вытягивает» это нарушение.

{{current+1}} / {{count}}

— Перед поступлением ребенка в Центр мы выдаем его родителям специальный бланк, который заполняет их лечащий врач. Он указывает текущее состояние здоровья пациента, отсутствие противопоказаний к иппотерапии. А в дальнейшем, когда у ребенка наблюдается положительная динамика, мы просим тех же самых врачей еще раз осмотреть пациента и сделать вывод. То есть не мы сами решаем, что есть прогресс, а сторонний врач.

Терапия любви

У 14-летнего Паши тяжелое генетическое заболевание — спинальная мышечная атрофия. Мама возит его в центр дважды в неделю уже четыре года подряд. Подросток не может сидеть в седле самостоятельно — только на пару с инструктором. Их занятия похожи на обычную конную прогулку. Иппотерапия его не исцелит, но может хоть на время улучшить самочувствие и порадовать.

ЧИТАЙТЕ ТАКЖЕ
«Как это ты не можешь помочь? Придумай что-то»
Иппотерапевт Асият Алиева из Дагестана с детства знала, что значит быть не такой, как все, и решила: людям нужно много доброты. Но это оказался непростой путь

— Мы ходим в центр с самого его открытия в станице. У Паши больше не заваливается вперед голова — он стал сам ее держать. После занятий у него проходит боль в спине. Да и в целом улучшается настроение — он с нетерпением ждет тренировок, и не важно, какая на улице погода, — рассказывает мама.

Важнейшей частью работы центра отец Сергий считает социализацию детей с тяжелыми пороками развития:

— В обществе их не принимают, в школе над ними смеются. В головах у людей засела теория Дарвина — выживает сильнейший. «Я выжил, мне повезло, руки работают, голова работает — прекрасно. А вот тебе, к сожалению, не повезло». И нет сейчас любви, нет сострадания к таким детям.

Но здесь, в Центре, они находят поддержку среди инструкторов и лошадей, находят друзей среди других пациентов. Мы ведь не только тренировки проводим, но и устраиваем различные встречи, праздники, поездки. И все ради того, чтобы эти дети чувствовали себя живыми, радовались, общались.

«Кому помогать, как не им?»

— Часто у меня спрашивают, что в работе иппотерапевта самое тяжелое. Может, какие-то упражнения? — говорит отец Сергий. — Нет, тяжелее всего видеть больных детей и понимать, что это у них на всю жизнь. Поэтому кому помогать, как не им?

В отличие от коммерческих иппотерапевтических организаций, Епархиальный центр работает с пациентами бесплатно, на пожертвования благотворителей — и уже долгое время держится на пределе своих ресурсов.

— Лошадь — затратное животное, и кушает много, и в витаминах нуждается, и требует качественной амуниции, особенно если это животное-иппотерапевт. Тут не получится просто из веревок наплести. К сожалению, в Георгиевске активной поддержки мы не получили, но и после переезда в Ессентуки проблемы не исчезли.

Между тем желающих посещать тренировки много, график у инструкторов очень плотный, лошади тоже работают неустанно — и все равно не успевают принять всех детей-инвалидов, нуждающихся в терапии.

Так что деньги нужны не только на содержание центра, но и на его развитие. Долгое время вся его инфраструктура состояла из конюшни, навесов для сена и левады — небольшого огороженного участка для тренировок под открытым небом. После дождей эта площадка превращалась в болото, которое дети, инструктора и лошади покидали грязными с ног до головы. А в особо снежные и морозные дни приходилось вовсе отменять занятия.

Чтобы не зависеть от погоды, отец Сергий объявил сбор средств на строительство крытого манежа. Деньги копились долго, из разных источников и разными порциями, но в конце концов нужная сумма была собрана, и 1 июня этого года открылся летний крытый манеж на тысячу квадратных метров. Павильон соорудили из легких конструкций, сделали бортовую защиту, покрыли площадку специальным грунтом. Теперь на очереди строительство зимнего манежа и раздевалок. На это требуется еще больше денег.

Выход из вечной гонки за финансами священник видит в национализации иппотерапии.

— Наша работа стала действительно востребованной, но по-прежнему так и не находит должной государственной поддержки. Например, в Финляндии и Германии иппотерапия есть при каждой больнице, где лечат заболевания опорно-двигательного аппарата. Это государственная программа. А у нас это благотворительность.

Мы не гонимся за деньгами, у нас все бесплатно. Мы гонимся за результатами, чтобы показать людям: это действительно работает. И чтобы доказать государству, что иппотерапия может и должна стать частью государственной медицинской помощи.

Наталия Маслова

Рубрики

О ПРОЕКТЕ

«Первые лица Кавказа» — специальный проект портала «Это Кавказ» и информационного агентства ТАСС. В интервью с видными представителями региона — руководителями органов власти, главами крупнейших корпораций и компаний, лидерами общественного мнения, со всеми, кто действительно первый в своем деле, — мы говорим о главном: о жизни, о ценностях, о мыслях, о чувствах — обо всем, что не попадает в официальные отчеты, о самом личном и сокровенном.

СМОТРИТЕ ТАКЖЕ
В других СМИ
Еженедельная
рассылка