{{$root.pageTitleShort}}

Капустные горы: как один овощ кормит несколько сел

Лезвия острых ножей блестят на солнце, словно фотоспышки. Люди срезают кочаны, носят в хранилища, грузят в «Камазы», говорят только об одном. И надеются, что в этом году урожай не пойдет на свалку
2574

Каждый второй килограмм капусты в этом году в Дагестане вырастили жители левашинских сел. Сажать этот овощ здесь начали в 1965 году. Левашинцы легко и быстро освоили новое дело, и возделывание капусты стало брендом района. Сейчас тут больше 27 тысяч подсобных хозяйств — каждый пригодный клочок земли использован под посадку. В этом году под капустой 5 932 гектара полей в районе. В среднем с одного гектара собирают 690 центнеров, но есть участки, где урожайность достигает 1000 центнеров.

Как живет «капустный» район и почему промысел, кормящий несколько сел, оказывается не таким уж выгодным, — в репортаже «Это Кавказ».

***

Множество террас потеряли зеленые одеяния. Урожай собран, а на оставшихся островках орудуют люди с острыми ножами. Лезвия блестят на солнце, словно фотоспышки. Нужно успеть до заморозков.

Всего белокачанную капусту в Дагестане возделывают на 13 тысячах гектаров. По предварительным итогам республиканского Минсельхоза, в этом году ожидается не меньше 700 тысяч тонн урожая. Лидер сбора, как и в предыдущие годы, — Левашинский район. По словам начальника районного управления сельского хозяйства Ахмеда Амиралиева, этим летом был недолгий засушливый период, и урожай вышел немного скромнее прошлогоднего — 409 тысяч тонн.

В потоке машин, покидающих Леваши, сразу заметны забитые под завязку капустой, лениво идущие «тяжеловесы». Большегрузные фуры направляются на рынки других регионов. Одни продают урожай сразу, отдают по оптовым ценам и получают прибыль уже сегодня. Другие, наоборот, скупают капусту у соседей сами в расчете на рост цен. Эти овощи пролежат в хранилищах до конца зимы, пока закупочная цена не поднимется.

В конце февраля от товара избавятся все. Не едешь сам — отдай перекупщикам. Проверенным под честное слово, новичкам — за наличные.

Но не все бывает так просто. В прошлом, особенно урожайном, году стоимость килограмма капусты в сезон уборки составляла два-три рубля. Все, кто играл на рост, — проиграли, цена так и не скакнула вверх. Больше половины урожая пропала на складах и принесла убытки. Специалисты районного управления сельского хозяйства подтверждают потери аграриев. В минувшем году 60% урожая так и не удалось реализовать, утверждают они.

Для большинства жителей района овощеводство — единственный источник заработка. И за высокими заборами, и в домах попроще — в сезон в Левашах все говорят о капусте. Только и слышно, что рассуждения о цене, урожайности, перспективах. Здесь даже дети знают, что такое лежкость. Кажется, что знают даже ленивые коты, вьющиеся у ног на тихих улочках.

В Леваши стекаются сезонники со всех уголков Дагестана. Стихийная рабочая биржа обеспечивает приезжих в период посадки и сбора, их нанимают перебирать и грузить капусту.

На уборке сезонник получает 1500 рублей в день, но, если льет дождь или подступают холода, оплата увеличивается. Рабочих не делят на «слабый» и «сильный» пол, платят одинаково.

На обочине проселочной дороги на окраине села стоит фура — небольшая группа людей старательно грузит капусту.

— Только нас не снимайте, — голосят сезонники и прячутся от объектива.

От них отделяется мужчина лет тридцати пяти. Саид Магомедов занимается капустой сколько себя помнит. Сначала помогал родителями, а последние 15 лет работает на себя. Объемы большие, им с женой не справиться, приходится брать рабочих.

В селе Какамахи у семьи гектар под капустой — урожай уже собрали и перенесли в хранилище. Кроме того, Саид скупил товар у знакомых по оптовой цене — 7 рублей за килограмм. В Левашах у него 50 соток — взял в аренду. Капуста с этого участка сразу поедет в Москву и в Челябинск, держать ее в хранилище уже нет места.

— В общей сложности я вложил 3 миллиона рублей, и, если цена до 15 рублей не поднимется, мне выгоды нет, — объясняет он.

В глубине поля рубит капусту другой овощевод, Шамиль Казимагомедов. Добраться до него сложно, путь усеян кочерыжками. Возле поля стоит грузовик, ребята подбрасывают по два кочана вверх, а девушки в кузове легко ловят их, словно цирковые артистки. Смеются, перекрикиваются, но ни один кочан не пролетает мимо.

— Вложился по минимуму, себестоимость моей капусты 2−2,5 рубля за килограмм, — говорит Шамиль.

У Шамиля капуста позднего сорта, он перевозит ее в хранилище к родственнику, благо денег платить не нужно. В прошлом году смог вырастить хорошую капусту с себестоимостью 1 рубль 60 копеек.

— Столько сил убил, буквально все делал сам. На момент уборки капуста стоила 2−3 рубля. Закупился у других, жду, а цены не было. Продал все и вышел по нулям. Если бы не моя собственная капуста с низкой себестоимостью, остался бы в долгах.

Возле дома левашинца Арсланали Ибрагимова стоит груженый с горкой грузовик, во дворе собралась молодежь — будут разгружать капусту. В этом году овощевод посадил только 30 соток. Урожайность хорошая, собрали 25 тонн.

— У нас хранилище в доме, хотите покажу?

В помещении прохладно, пахнет землей, вдоль стен прибиты стеллажи в два яруса.

— Нагромождать капусту нельзя, ей дышать надо. Температура не должна превышать 3−4 градуса. В советское время частники сооружали хранилища в подвальных помещениях своих домов. Благодаря климату хранили капусту аж до середины мая, в холодных регионах с этим было сложнее. Теперь все умеют хранить капусту, но внезапные холода еще никто не отменял.

Арсланали вспоминает, как раньше было устроено капустное дело.

— Сейчас покупают голландские гибридные сорта, а раньше семена сами получали.

Взять чужую капусту на семена без спроса считалась зазорным. А если попросить — никто не откажет.

— Был азарт, соперничество. Соседнее село, чтобы их сорт нам не достался, убранное поле капусты осенью тракторами вспахивало. А вот с водой проблема была всегда, — делится фермер. — Сейчас на поля качают воду из родников и мелких речушек. Бывает, что доставляют водовозами или устанавливают емкости для воды на «Камазы». Из-за поливной воды бывает много ссор во всех селах района. И все почему? Без воды нет капусты, мелкая — это уже не товар, — отвечает он сам на свой вопрос.

И хотя здесь все живут капустой, все же кажется, что сажать ее стали меньше.

— Конечно, — подтверждает дочь Арсланали Зайнаб, — у нас в тухуме только отец сажает. Выгоды нету — в прошлом году все выкинули, и так третий год подряд. Мы ему все говорим, не сажай, а он за свое.

Участки земли многие отдают в аренду, чтобы они не заросли бурьяном, утверждает племянник фермера Рустам.

— Те, кто сажает, делает это по инерции, надеясь не знаю на что, — сетует он. — Наши люди сажают зимние сорта, потому что они лежкие. Выгоднее сажать раннюю капусту, ее берут оптом по 18 рублей, да и хранить не надо. Только вот в чем дело: если реализации нет, то и раннюю приходится выкидывать. В первую очередь нужно наладить сбыт, чтобы сажали под реальные поставки. И наладить переработку в регионе — что-то нужно делать, так больше работать нельзя.

Рита Ройтман

Рубрики

О ПРОЕКТЕ

«Первые лица Кавказа» — специальный проект портала «Это Кавказ» и информационного агентства ТАСС. В интервью с видными представителями региона — руководителями органов власти, главами крупнейших корпораций и компаний, лидерами общественного мнения, со всеми, кто действительно первый в своем деле, — мы говорим о главном: о жизни, о ценностях, о мыслях, о чувствах — обо всем, что не попадает в официальные отчеты, о самом личном и сокровенном.

СМОТРИТЕ ТАКЖЕ
В других СМИ
Еженедельная
рассылка