{{$root.pageTitleShort}}

Прощание с «Приорой»

В России стартуют продажи «Лады Весты». А в Грозном тем временем прощаются с «Приорой», тюнингованная версия которой стала символом современного Кавказа
31074

— Не стоит искать глубоких смыслов, почему люди тюнингуют свои «Приоры» по полной программе: низкая посадка, тонировка и все такое. Чего они добиваются, что хотят показать? Человеку просто хорошо на душе, и он переносит этот позитив на окружающий мир. Естественно, первыми «под раздачу» попадают близкие люди и любимые вещи. У мужчин это, безусловно, их машины.

Асланбек Гасанов знает, что говорит. Через его студию автотюнинга в центре Грозного прошло множество клиентов, и в свои тридцать лет он уже хорошо разбирается в людях. Студию, кстати, назвал «Pitbull» — тоже, видимо, отражает состояние души. Объясняет, название подбирал «эмоционально заряженное и агрессивное».

Клиенты к нему приезжают в основном на иномарках, а из отечественных машин безусловный лидер — «Приора», тюнингуют чаще всего именно ее. Да и вообще, по его словам, он еще не встречал в Грозном человека с водительскими правами, хоть раз в жизни не сидевшего за рулем «Приоры».

Конечно, на Кавказе в целом и в Чечне в частности по популярности с «Приорой» не сравнится ни один отечественный автомобиль. Купить «Приору», оттюнинговать ее и «рассекать» по родному городу — обязательная программа современного джигита. Не случайно местный автозавод в Аргуне, начинавший с выпуска вазовской «классики», в итоге перешел исключительно на «Приоры» и собирает их тысячами в год. Точнее, собирал — теперь выпуск приостановлен. Грустить по «Приорам» кавказцы еще не начали, но осознание, как известно, приходит позже. В России стартуют продажи новой «Лады Весты» — может быть, эта модель повторит успех «Приоры». Ее предшественнице «Гранте» это пока не удалось.

Город Аргун и его главный завод

Фото: ИТАР-ТАСС/Сергей Узаков

Охранник предельно вежлив и любезно вызывается проводить до кабинета первого замгендиректора «Чеченавто» Султана Ильясова. Именно здесь, на аргунском автозаводе, собирают самые кавказские «Приоры» — и по духу, и по геолокации.

— С «АвтоВАЗом» уже согласовано около 60 наименований комплектующих, будем не только собирать готовый продукт, но и производить свой, — делится планами на будущее Султан Шейхмагомедович.

Мощность завода позволяет собирать 40 тысяч машин в год, на деле выходило 30−40 «Приор» в день. «АвтоВАЗ» приостановил выпуск «Приор», последняя сошла с конвейера буквально на днях. Теперь станут осваивать сборку «Лады Гранты». Если справятся, руководство «АвтоВАЗа» доверит уже и новую «Весту».

— Мы надеемся начать работу над «Ладой Вестой» уже в конце первого квартала следующего года, — говорит замгендиректора.

Сохранение производства и его расширение важно в том числе и с социальной точки зрения. Для 30-тысячного Аргуна более 200 рабочих мест со средней зарплатой 17−18 тысяч в месяц — это ощутимо, какой бы смешной ни казалась такая зарплата москвичам. К тому же есть бонусы, доступные далеко не каждому жителю столицы: бесплатные обеды и заводской транспорт.

Когда-то работы в Аргуне было много: в советское время этот спутник Грозного (до него отсюда 10 километров) считался одним из промышленных центров Чечено-Ингушетии. Но распад СССР, развал единого экономического пространства и две чеченские войны не оставили от промышленной мощи камня на камне. «Чеченавто» развернул свое производство в 2008 году на месте бывшего завода «Пищемаш» — лишнее напоминание о том, насколько разнообразной была промышленность города в прошлом.

Поставят ли памятник «народному автомобилю»?

— Зарабатываю я относительно хорошо. В городе не так много предприятий, куда можно устроиться, многие ездят на работу в Грозный и зачастую получают значительно меньше моего, — рассказывает главный технолог предприятия Тамерлан Евбитиев.

Он один из самых опытных сотрудников предприятия и знаком со всеми тонкостями работы. Проходим через металлодетектор и оказываемся в самом цеху. Везде идеальная чистота и порядок — говорит, это вопрос не столько эстетики, сколько охраны труда. Ну, и дисциплинирует. Одна из площадок заставлена новенькими «Приорами» — какие-то из них наверняка отправятся к Асланбеку в студию тюнинга. Тамерлан останавливается и показывает в сторону постамента, на нем установлен ВАЗ-2107. Это первая «Лада», собранная на заводе. Может быть, когда-нибудь здесь будет и памятник «Приоре».

Работники заняты делом и как будто никого не замечают.

— Они всегда такие сконцентрированные, по крайней мере, когда работают, — говорит Тамерлан.

Сосредоточенность рабочих понятна: каждый несет ответственность за свой конкретный фронт работ и понимает, что в случае чего проверка выявит виновного и отвечать придется лично ему.

Тамерлан рассказывает, как, получив в 2008-м квалификацию инженера-технолога в Грозненском государственном нефтяном техническом университете, сразу пришел сюда. Все-таки работа по специальности.

Подходим к площадке, освещенной множеством ламп. Если административное здание — голова завода, то этот уголок напоминает его сердце. Человек в спецодежде тщательно осматривает одну из машин при ярком свете. Тут проверяют уже собранные автомобили на наличие брака, каких-либо дефектов в работе, качество самой сборки.

Впритык стоит гаражный бокс — дождевая камера. После визуального осмотра и контроля автомобиль испытывают в этом гараже на герметичность. Скоро здесь проверят последнюю сошедшую с аргунского конвейера «Приору».

Идем дальше и встречаем человека, который, уткнувшись в телефон, расхаживает по коридору.

— Это Йозеф, — опережает мой вопрос Тамерлан. — Он из Чехии, но прекрасно говорит по-русски. Его командировали с «АвтоВАЗа», и весь груз ответственности за общую координацию лежит на нем. Большой специалист, хороший человек и очень уважаемый работник. Просил не отвлекать его, так как ему сейчас пишет вице-президент компании.

У Тамерлана есть свое объяснение сверхпопулярности «Приоры» на Кавказе — все дело в резвом двигателе и хорошей динамике машины. Именно эти качества, говорит, привлекают темпераментных и энергичных кавказцев.

— Народ на Кавказе активный и горячий, живет быстро и долго, — смеется Тамерлан.

Говорит, к остановке сборки «Приор» на заводе отнеслись с пониманием — время не стоит на месте, и «АвтоВАЗ» пополняет свой модельный ряд более достойным автомобилем.

Трагедия и надежда кавказских джигитов

Хорошо одетый и очень серьезный на вид парень вытирает губкой фару новенькой белой «Приоры». Чистая машина блестит на солнце, а на ее двери можно разглядеть отражение асфальта.

— Для меня это личная трагедия, не меньше, — сетует Ринат. — Я долго копил на это авто, приобрел совсем недавно, и вот теперь любой может упрекнуть: «Разве это машина, их даже не выпускают уже».

Когда-то в детстве Ринат коллекционировал вкладыши от жевательной резинки с изображением дорогих автомобилей. Потом бегал к соседям помогать ремонтировать машины, заодно изучал их устройство. Когда дело дошло до собственного железного коня, долго выбирал и советовался.

— Друзья и знакомые просили не делать глупостей и купить подержанную иномарку, — говорит он.

Но он поступил по-своему. И машиной доволен. Но то, что «Приора» выходит или может выйти из моды, его не устраивает, и он уже следит за ценами в интернете, присматривается к трендовым зарубежным моделям. Перечисляет их названия и достоинства, эмоции бьют через край — потому что цены кусаются.

— А еще я записался на тест-драйв новой «Лады Весты», — успокаивается, наконец, Ринат. —  Если ходовые данные так же хороши, как и внешний вид, буду «целиться» в эту машину.

Тюнинг-мастер Асланбек Гасанов к привязанности местных автолюбителей к «Приорам» относится скептически и никакой трагедии в исчезновении «Приор» не видит.

— Некоторые считают «Приору» символом современного Кавказа, но, на мой взгляд, любовь и привязанность кавказцев к этой машине — изрядное преувеличение. — говорит Асланбек. — Я сам не в восторге от этой модели. Хотя свои плюсы у нее, безусловно, есть, с этим мало кто может поспорить.

По его мнению, очень часто «Приору» покупают из-за доступной цены и относительно дешевого содержания: расход топлива низкий, а ремонт не требует больших затрат. Хотя тут же приводит слова своего знакомого, тот вообще ненавидит «Приору» и считает, что машина не отвечает ни одному из современных требований.

Скучать по «Приорам», по мнению Асланбека, никто не будет, потому что появится «Лада Веста». Говорит, что давно следит за новостями про эту модель, смотрит в сети фотографии и видео с тест-драйвов.

— "Лада Веста" ассоциируется у всех с резким и уверенным скачком вперед, — в будущее Асланбек смотрит явно с оптимизмом.

Король умер, да здравствует король?

Подтянутый мужчина лет сорока просит присесть и сразу предлагает кофе. Заурбек Газдиев занимает пост замдиректора и отвечает за общение с прессой в компании «Лидер Авто» — официальном дилере «АвтоВАЗа».

— "Лада Приора" все еще есть в продаже, поэтому народ не успел понять, что произошло. Но уверен, когда автомобиля не будет в наличии, найдется много людей, которые будут искать его и пытаться приобрести. Такое часто случается со всеми моделями, а «Приора», помимо прочего, еще и сверхпопулярный продукт, — уверяет Заурбек.

По его словам, спрос на все модели одинаково стабилен, но если говорить о количестве продаж, то «Лада Приора» — безусловный лидер и не имеет конкурентов. Большая часть продаж приходится именно на этот автомобиль.

Дилерский центр находится в Грозном и занимает огромную площадь. Вот-вот здесь стартуют продажи «Лады Весты» — с минуты на минуту в 59 автоцентрах страны, в том числе здесь, будет объявлена цена на новую модель и первые машины найдут своих хозяев.

— Покупатели уже интересуются, — говорит Заурбек. — У нас есть журнал заявок, где мы регистрируем всех, кто хочет приобрести «Весту», и ждем их у себя.

Заурбек называет «Весту» революционным продуктом, отвечающим всем требованиям XXI века и способным обойти по популярности «Приору» и все остальные модели «Лады».

— "Приора" была по-настоящему удачной машиной, — говорит опытный менеджер. — И ей приходит достойная замена.

Фото: Елена Фиткулина

Ахмед Байгереев

Рубрики

О ПРОЕКТЕ

«Первые лица Кавказа» — специальный проект портала «Это Кавказ» и информационного агентства ТАСС. В интервью с видными представителями региона — руководителями органов власти, главами крупнейших корпораций и компаний, лидерами общественного мнения, со всеми, кто действительно первый в своем деле, — мы говорим о главном: о жизни, о ценностях, о мыслях, о чувствах — обо всем, что не попадает в официальные отчеты, о самом личном и сокровенном.

СМОТРИТЕ ТАКЖЕ
В других СМИ
Еженедельная
рассылка