{{$root.pageTitleShort}}

Дагестанские кузнецы: клинки, тайны и любовь

Искусство старых оружейников и мастеров обработки металла из Дагестана всегда ценилось особенно. Народный промысел сохранился — до сих пор здесь работают удивительные умельцы
2251

Гаджи-Амузгинец

В Каспийске, кого ни спроси, покажут дом, где живет Гаджи-Амузгинец. Он — потомственный кузнец, заслуженный художник Дагестана. В прошлом его родовое село Амузги было крупным центром изготовления холодного оружия, известным и в Дагестане, и за его пределами. В 1940-х годах жителей переселили. Амузги постепенно превратилось в развалины, был утрачен и секрет изготовления клинков.

Гаджи стал кузнецом не сразу. Даже его отец не очень верил, что сын будет его преемником в этом деле. Долгие годы Гаджи работал фотографом. Один из первых в Дагестане начал снимать на цветную пленку и хорошо зарабатывал. Дефицит вынуждал Гаджи самостоятельно чинить фототехнику, изобретать хитрые приспособления и химические реактивы. Наверное, этот опыт и позволил Гаджи, решившему стать оружейником, после многолетних попыток воссоздать технологию получения высокоуглеродной стали, характерную для старых амузгинских мастеров.

Кубачинцы называют Гаджи сказочником за рассказы о том, как однажды, работая в кузнице, он впал в мистический транс — и ему открылась тайна булатного клинка. Но творческие люди знают, что, если долго искать, Вселенная всегда посылает подсказку. Гаджи нашел то, что искал.

Однако все время повторяет: «Я еще не стал мастером».

Раньше его сын проводил много времени в кузнице, а сейчас заходит редко. Чаще сюда забегают внуки, под присмотром деда садятся за точильное колесо и, высунув язык от усердия, сосредоточенно смотрят, как под их руками бурлит вода и блестит сталь амузгинского клинка.

Марат из Инчхе

В селе Инчхе на берегу Каспия стоит старая кузница. Влажный и соленый от близости моря воздух разъедает ждущие здесь своего часа клинки-заготовки. Они покрываются ржавчиной, добавляя работы мастеру Марату Ахмедову. Но ему не занимать терпения и упорства.

Почти десять лет Марат изготавливает кавказское холодное оружие, а еще изучает его историю, разбираясь в классификации и техниках боя на ножах. Для рассказа о своем увлечении даже завел «Блог оружейника» на Youtube.

Кузнецом был один из прадедов Марата, а страсть к холодному оружию у него — с детства. Проблемы со спиной когда-то заставили Марата уйти со стройки. Легче ли махать молотом? Конечно нет. Но это дело — любимое.

У мастера свой почерк: его клинки строги, сдержанны и благородны. Марат шутливо называет свои работы поделками, хотя заказов у него — на несколько лет вперед. Друзья твердят: «Марат, трудяга, отдохни! Возьми отпуск. Кавказская война закончилась, заказчики подождут». Но у кузнеца свои планы: обустроить новую кузницу в Избербаше, расширить мастерскую и взять подмастерьев.

— Марат, ты хотел бы, чтобы твое дело продолжили сыновья?

— Конечно. Но настаивать не могу. Нельзя заставить любить.

Камиль и его зульфикар

В горах, недалеко от легендарного аула оружейников Кубачи, в небольшом селе Ураги на высоте 1617 метров над уровнем моря живет самобытный кузнец Камиль Магомедов.

Впервые он встал к наковальне больше 20 лет назад.

— Приспичило после школы, — посмеивается мастер. Кузнецом был его прапрадедушка. Отец, по профессии врач, тоже не чужд этому делу.

Последние шесть лет Камиль занимается оружием. Полтора года назад уволился из школы, где 12 лет преподавал историю и обществознание: не хватало времени.

— Чем отличаются мои изделия? Каждый кузнец свои работы будет хвалить. Если скажу: качеством, вы минут пять будете смеяться надо мной, скажу лучше: дагестанским воздухом, — смеется оружейник.

Три года назад он изготовил копию известной сабли, хранящейся в музее в селе Кубачи, — меч-зульфикар с раздвоенным острием. Кубачинцы считают, он принадлежал знаменитому иранскому полководцу Надир-шаху.

Работа шла три месяца. Камиль кропотливо повторил всю гравировку. Теперь его мечта и цель — полностью «собрать» зульфикар, с ножнами и резной рукоятью в виде головы дикой кошки.

Четыре брата и кузница-музей

Каждая семья в Дагестане хранит память о предках по-разному. Четыре родных брата Бамматовы — Абдурахман, Закарья, Арсланбек и Саид — в память о деде и отце создали в селе Нижнее Казанище музей под открытым небом и назвали его «Кузня-меч».

Старая кузница, которой больше 150 лет, сохранила прежний вид и находится в рабочем состоянии. Внутри — старые инструменты и металлические изделия, печь и желоб для закаливания металла в воде, вырубленный из цельного куска камня. В кузницу приходят на экскурсии школьники и редкие туристы.

Бамматовы были известными в Дагестане оружейниками и мастерами по работе с металлом. Этим делом в семье занимаются уже пять поколений. Сейчас вместо изготовления ободов для телег кузнечную мастерскую используют для ремонта ходовых частей большегрузных машин, а семейным делом стало производство мебели с национальным колоритом.

У входа в кузницу висит цитата, укрытая от дождя пленкой: «Историческая память — главный источник здравомыслия».

Марина Львова

Рубрики

О ПРОЕКТЕ

«Первые лица Кавказа» — специальный проект портала «Это Кавказ» и информационного агентства ТАСС. В интервью с видными представителями региона — руководителями органов власти, главами крупнейших корпораций и компаний, лидерами общественного мнения, со всеми, кто действительно первый в своем деле, — мы говорим о главном: о жизни, о ценностях, о мыслях, о чувствах — обо всем, что не попадает в официальные отчеты, о самом личном и сокровенном.

СМОТРИТЕ ТАКЖЕ
В других СМИ
Еженедельная
рассылка