{{$root.pageTitleShort}}

Не стой под стрелой

Если стрелять, то из лука — считает мастер по изготовлению этого традиционного для Кавказа, но экзотического в XXI веке оружия. Правда, теперь им пользуются не лихие всадники (но орлы присутствуют)
617

Стрельба из лука входит в моду на Северном Кавказе. Много любителей живут в Дагестане, немало — на Ставрополье.

— Это вполне гуманный вид спорта. Ходишь весь день по склонам, стреляешь по резиновым мишеням, — смеется лучник из Кабардино-Балкарии Арсен Емкужев. — А можно и во дворе пострелять. У меня вот самодельная мишень прямо в мастерской.

Арсен не только стреляет из луков, но и — один из немногих в регионе — изготавливает их. Арсену 36, он живет в маленьком поселке Заводском в часе езды от Нальчика. Стрельбой из луков увлекся восемь лет назад, а последние два года делает их сам. На вопрос, как бы он назвал себя одним словом, смеясь, отвечает: «Лукодел, наверное».

Для гуманного отдыха и развлечения

Увлечение началось с просмотра видео на YouTube: Арсен увидел ролик про охоту на рыбу и залюбовался красивым луком. Заинтересовался, стал искать такой же и в итоге заказал в Китае.

ЧИТАЙТЕ ТАКЖЕ
Дагестанские кузнецы: клинки, тайны и любовь
Искусство старых оружейников и мастеров обработки металла из Дагестана всегда ценилось особенно. Народный промысел сохранился — до сих пор здесь работают удивительные умельцы

— Он был неплохой, но ничего особенного, — смеется мастер. — Пострелял из него где-то год, а потом как-то незаметно стал пробовать делать сам.

Снова пришлось обратиться к помощи интернета: найти учителя в республике оказалось невозможно.

Теперь Арсен помогает изготавливать луки другим: сначала отвечал на вопросы в соцсетях, потом записал несколько подробных видеоуроков. Объясняет: хочет, чтобы его увлечение разделило как можно больше людей.

Изделия Арсена — из категории «для отдыха и развлечения». У спортивных и олимпийских луков другое назначение и характеристики. На любительских соревнованиях стрелков делят на группы — смотря какой вид оружия они используют. Попасть в мишень из лука для развлечений гораздо сложнее, чем из спортивного, считает мастер.

Пожарные шланги и погибший орел

Процесс изготовления лука довольно длительный: на каждый тратится не меньше двух недель. Дело даже не в кропотливости труда, а в том, что некоторые детали должны «дозревать».

— Все приспособления и станки мы с отцом делали сами, — вспоминает Арсен. — Что-то покупали через интернет и дорабатывали, что-то собирали из подручных средств. Для подачи воздуха к прессу, например, используем пожарные шланги.

Начинает Арсен с изготовления пресс-формы. Потом вырезает деревянные детали лука и при помощи шлифовального станка доводит их до идеальной гладкости. В ход идут местные ясень и клен. А один из луков Арсен сделал из сливового дерева, которое срубил в собственном городе. Пришлось долго сушить и подготавливать древесину.

— Единого рецепта здесь нет, — говорит он, — просто со временем начинаешь чувствовать материал и форму.

Следующий этап — покрыть изделие стеклоламинатом. Поначалу Арсен заказывал готовый материал, теперь делает его сам из стеклянного жгута — стеклоровинга. После «усиления» деревянных частей лука стеклом наносится специальный клей, и заготовка отправляется в пресс-форму. Детали прижимаются друг к другу и склеиваются при высоких температурах в печи. Главное начинается, уже когда все детали прочно соединены.

— Дальше — работа, как у скульптора, — улыбается мастер. — В руках оказывается довольно грубая заготовка, из которой, удаляя все лишнее, ты постепенно получаешь лук.

На последнем этапе натягивается тетива. Ее мастер покупает уже готовую. Здесь важно верно рассчитать силу натяжения, чтобы изделие для отдыха и развлечения не превратилось в оружие. Все параметры регламентируются ГОСТами.

Стрелы Арсен делает сам. Дерево для них найти непросто: приходится ездить к знакомому мастеру, изготавливающему двери из сосны. Но и у него не всегда находится материал с идеально прямыми волокнами.

Наконечники мастер заказывает онлайн, а перья разыскивает сам. Использовать можно почти любые. Из колчана Арсена виднеются индюшиные. Считается, что черкесы использовали орлиные перья. У лучника есть и такие — полосатые и жесткие. Никто орла ради перьев не убивал, поясняет он: птица с размаху ударилась о машину знакомого Арсена.

Сложности реконструкции

Точных реконструкций старинных луков Арсен пока не делает — хотя и мечтает. Работа слишком сложная и кропотливая, если делать все по всем правилам и из традиционных материалов. В ход идут дерево, рога и жилы животных, а скрепляется это все природными клеями, которые могут вызревать год.

ЧИТАЙТЕ ТАКЖЕ
Оружие скифов
Ручная работа в зверином стиле: мастера-оружейники в Северной Осетии пытаются возродить древнее скифское ремесло

Арсен признается, что еще не готов осуществить свою мечту. Пока у него есть только подаренный другом — ювелиром Ахмедом Кушховым — кожаный колчан, созданный по образу и подобию черкесских, хранящихся в Национальном музее Кабардино-Балкарии.

В музее ищет вдохновение и Арсен. Побывав там и побеседовав с директором, он сделал лук, повторяющий форму черкесского.

— Найдутся люди, которые будут спорить с таким названием, — уточняет Арсен. — В обиходе такую форму принято называть крымско-татарской. Как и все азиатские луки, он составной.

С луком пришлось повозиться: Арсен несколько раз менял форму, поскольку повторить изгибы традиционного лука оказалось очень сложно. Изделие относительно небольшое, потому что такие были предназначены когда-то для стрельбы из седла. В Кабардино-Балкарии появились молодые люди, готовые возродить этот характерный для кабардинцев вид стрельбы, рассказывает мастер.

Арсен становится в стойку, натягивает тетиву и объясняет, что адыгские лучники использовали азиатский захват тетивы — надевали на большой палец специальное кольцо и держали тетиву им. Представить, что управляться со всей этой конструкцией, целиться и попадать в цель можно не стоя, а трясясь в седле, довольно сложно.

Не бизнес, а болезнь

Заказов пока не слишком много, признается Арсен. Стрельба из лука — не самое популярное развлечение в Кабардино-Балкарии. Но многих друзей он уже «облучил», смеется мастер. Появляются клиенты и из других регионов. Арсен говорит, что пока работает на свой авторитет и репутацию.

Цены колеблются от 8 до 12 тысяч рублей за лук в зависимости от модели. А иногда поступают особые просьбы: сделать пошикарнее, со вставками из дорогих пород дерева. Тогда Арсен переживает: будут ли пользоваться луком или просто повесят на стену? Стоят такие изделия дороже, но большой прибыли не приносят.

— Содержать технику, покупать материалы — не самое дешевое дело. То, что я делаю, — не бизнес, а едва самоокупаемое хобби. Или даже болезнь, — говорит мастер.

Поэтому он не бросает основную работу — кадастрового инженера. Из-за работы сложно вырываться на соревнования, но мастер все же ездит на них регулярно. А чтобы не терять навыка в перерывах, Арсен с друзьями стараются выбираться в безлюдные места или тренируются прямо на своем участке.

— Тут главное — соблюдать элементарные правила безопасности, — немного ворчливо замечает мастер и отодвигает корреспондента с фотографом, чтобы не стояли «под стрелой».

Дарья Шомахова

Рубрики

О ПРОЕКТЕ

«Первые лица Кавказа» — специальный проект портала «Это Кавказ» и информационного агентства ТАСС. В интервью с видными представителями региона — руководителями органов власти, главами крупнейших корпораций и компаний, лидерами общественного мнения, со всеми, кто действительно первый в своем деле, — мы говорим о главном: о жизни, о ценностях, о мыслях, о чувствах — обо всем, что не попадает в официальные отчеты, о самом личном и сокровенном.

СМОТРИТЕ ТАКЖЕ
В других СМИ
Еженедельная
рассылка