{{$root.pageTitleShort}}

«Волга», «Волга» (и еще девять)

Саид Темавов — махачкалинская знаменитость. Каждая из машин в его автопарке стоит не менее 3 миллионов рублей, каждая собрана его руками, но жена предпочитает маршрутку
4448

Саид Темавов

— Обращаются за машиной. Я что, откажу? Вот однажды артисты наши, дагестанские, попросили у меня машину. Я, конечно, помог им. Попадаю потом как-то на свадьбу, и там — они. Раз, музыку остановили, «песня посвящается такому-то». Весь зал на меня оглядывается, перешептывается, пытается понять, кто же я.

Между «Волгами» и «Чайками»

Саид — реставратор старых автомобилей и коллекционер. Сейчас в его парке 12 авто, 11 из них — ГАЗ-21 «Волга». Воссозданы в оригинальном виде.

— У отца моего была наша советская «Волга», еще с тех времен я полюбил эту машину. Когда приехал из армии и узнал, что ее продали, очень расстроился, — вспоминает он.

Машинами Саид интересовался с детства, потом поступил в автодорожный техникум. Но работал долгое время в совсем иной сфере — Рыбоохране, а потом ушел оттуда, и уже 12 лет восстановление старых автомобилей — его основное дело.

— Ремонтирую машины для друзей, родственников, ну и для клиентов — когда они есть.

Первый старый автомобиль — тоже «Волгу» — Саид отреставрировал для себя. Машина сразу заинтересовала друзей, знакомых, появились желающие иметь такую же. Сейчас за плечами мастера — 40 воссозданных «Волг» и «Чаек».

Его любимая модель — «Волга» 1963 года выпуска, «кубинский вариант», сделанный на экспорт.

— Машины, которые готовили на экспорт, в стране собирали с особенной тщательностью, — рассказывает Саид. — Про те же «Москвичи» в 50-е годы даже легенды ходили. Якобы за две ночи по приказу Сталина тогда собрали «Москвич» в подарок американскому инженеру, чтобы наладить поставки в Америку. Много таких историй.

Об автомобилях, старых и современных, мастер может рассказывать долго и в подробностях. Информацию, нужную для своего дела, сегодня он чаще находит в Интернете. Раньше помогал журнал «Ретроавтомобили».

— А вот книга «Автомобиль ГАЗ 21 Волга» — это находка. Даже человек, который никогда не видел автомобиль, сможет его по ней собрать. Мне ее вместе с машиной подарил один старичок в Ленинграде, — показывает раритет Саид.

В поисках старых деталей

С поиском деталей — посложнее, чем с инструкциями, говорит реставратор. Иногда подходят детали от других моделей: УАЗов или более современных вариантов «Волги». А чаще за нужной запчастью приходится побегать.

— Весь Дагестан я объездил несколько раз, когда искал детали и машины. Кто-то рассказывал, объяснял, как найти, и мы выезжали на поиски. Много раз бывал в селе Сивух — там работникам совхоза давали талоны на «Волги», у многих сохранились запчасти. Если не нахожу деталей в республике, то ищу в специальных магазинах в Москве и Питере. Иногда обмениваемся с «коллегами». Сложнее всего найти хороший «хром» — это все хромированные детали машины, например надписи.

А без этого никак, — объясняет Саид.

Он стремится к полному соответствию старым моделям — все должно быть, будто машина только сошла с заводской ленты.

— Вот эти символичные фигурки оленей украшали капот 21-й «Волги», и мы их тоже устанавливаем, — показывает мастер. — Хотя в 1964 году Минздрав запретил их выпуск, из-за них при авариях была высокая смертность.

Салон 21-й «Волги» напоминает мягкий, удобный диван, заднее сидение можно разложить.

— Когда в 1970 году в Махачкале было землетрясение, мы с мамой, братьями и сестрами целое лето почти что жили в отцовской «Волге». Настолько это удобная была машина! И сегодня, кто сюда садится, сразу чувствует, какой у нее мягкий ход. Ездить на таком автомобиле — одно удовольствие, а еще если коробку автомат установить, так вообще. Но мы пока устанавливаем механику, потому что воссоздаем оригинал, — увлеченно рассказывает Саид.

Dodge 1937 года и бирюзовый салон

Оформление салона Саид называет самым сложным этапом реставрации. Перетянуть его «по-заводскому» непросто. К оригиналу автомобиль приводят вплоть до подбора цветов. И даже руль должен быть подходящим, из той эпохи, нужного цвета. У черной «Волги», например, салон салатово-бирюзовый.

На реставрацию одной машины у мастера уходит три-четыре месяца. Сперва ее разбирают всю, до винтика. Затем песком снимают ржавчину с деталей.

— После этого начинаем латать ее, менять детали, варим, шпатлюем, грунтуем и отдаем малярам. В «малярке» она надолго может задержаться: чтобы идеально вывести все формы, нужно время.

Бывает, что в мастерской все-таки совмещают детали от совсем разных машин.

— Вот, допустим, рама американского Dodge 1937 года. Я ее частично восстановил, установил подвеску от «Соболя Баргузина», подходит один в один. Внешне это будет Dodge, а технические характеристики будут советские, как у ГАЗа, — рассказывает реставратор. — Такой второй машины на Северном Кавказе пока нет. Прежде чем попасть в Дагестан, этот автомобиль бывал во многих местах нашей страны. А потом оказался в горах Акушинского района. 30 лет простоял там, попал под сели, и грязевыми потоками его принесло на участок моего знакомого — это символично, конечно. Хозяева машину забросили, а он забрал и привез сюда, в Махачкалу. Сложно будет восстановить родные детали, но будем работать.

О каждой машине Саид знает все подробностях, может рассказать обо всех технических характеристиках и владельцах.

— Это очень тяжелые машины, машины послевоенных лет, — рассказывает он о коллекции. — Тогда всю отслужившую военную технику переплавляли и делали новые автомобили, поэтому чувствуется, что очень добротный металл.

От трех миллионов рублей

Раритетные автомобили — вещь ценная. Но главная цель Саида — не заработок, говорит он.

— Если думать о прибыли, можно не заниматься этим. Это дело для души, — утверждает реставратор. — Если взять больного, израненного человека, в таком же состоянии бывают старые машины. А здесь их реанимируют. Больше всего мне нравится момент, когда я сажусь в уже собранную машину и еду. Это особенное удовольствие — ездить на автомобиле, собранном своими руками. Немного поведешь — и все трудности ремонта забываются.

Некоторые отреставрированные машины он все же продает. Из двенадцати машин в его гараже в его собственности сейчас восемь, у четырех «лошадок» - другие хозяева.

— Столько труда и моего времени вложено в каждую машину, что для меня они бесценны. Но если говорить о стоимости, цифра не меньше трех миллионов. В основном машины берут богатые люди — подарить кому-то или пополнить свою коллекцию. Покупатели были и из Дагестана, и из других регионов страны. А одну машину у меня взяли в Германию, правда, там ее поменяли на другой дорогой автомобиль.

Если все же задаться целью монетизировать хобби — заработать можно очень неплохо, признает Саид. Пока он не сдает автомобили в аренду на постоянной основе, но думает об этом.

— Бывает, например, хотят люди арендовать антикварный автомобиль. Просто отдать им машину я не могу, у нее свои особенности в управлении — скорость на руле, скажем. И чтобы водить ее, нужно привыкнуть. А садиться за руль самому не всегда получается. Да и новые машины отдавать в прокат жалко.

«В городе иногда не дают проехать»

Сам мастер ездит исключительно на своих «Волгах».

— Вы меня в городе на другой машине не увидите. Бывало, все сигналят, показывают жестами, типа «супер!». А внучка потом спрашивает: «Почему, когда я с папой еду, никто мне не говорит, что супер?» Не понимала еще, почему с дедушкой так весело ездить, — рассказывает Саид.

Вообще, дома уже привыкли, что он все время пропадает в гараже.

— Жена как относится? Так же, как и все жены, наверное. Конечно, уже принимает, что я постоянно допоздна в мастерской, и в выходные тоже. Когда я сделал первую машину и мы на ней выезжали в город, где ни остановимся — нас окружала толпа людей. То в одном месте, то в другом. В результате жена выходила, садилась на маршрутку или в такси и уезжала. И так вот не раз было, — смеется реставратор.

Ретроавтомобили и сейчас приковывают внимание на улицах города. Интересуются и прохожие, и водители.

— Просто иногда не дают проехать, — говорит Саид.

Останавливают, заглядывают в салон, просят открыть капот, хотят сфотографироваться, прямо на месте предлагают обменять ретроавтомобиль на джип и даже оставляют ключи.

— Были случаи, когда у меня пытались любым способом выкупить автомобиль. Предлагали деньги, машины, квартиры, земельные участки… Я не хотел продавать, — вспоминает Саид. — Так я нашел своего друга Омаргаджи, он сегодня поддерживает меня в моем деле и тоже большой ценитель ретроавтомобилей. Он, кстати, помог мне с помещением для мастерской.

Часто и сама мастерская становится объектом внимания. Иногда сюда даже приходят с экскурсиями. А иногда наведываются люди в поисках запчастей для своего старенького автомобиля и просто за консультацией.

— Я, чем могу, помогаю. Бывает, просят автомобиль на свадьбу. И вы бы видели, как люди встречали такую машину — люди хлопают, радуются. А в прошлом году обратилась из мэрии — попросили 9 Мая на наших «Волгах» встретить ветеранов. Я позвонил владельцам тех машин, что я делал, друзьям, одноклассникам — все с радостью отозвались. Нам выделили номера «Победа 1945», и мы выехали. Прямо на площади ветеранов посадили на наши автомобили, они удивлялись — неужели еще есть такие машины? И пока мы ехали по центру города, люди хлопали кортежу ветеранов. Это было очень приятно.

Магидат Абакарова

Рубрики

О ПРОЕКТЕ

«Первые лица Кавказа» — специальный проект портала «Это Кавказ» и информационного агентства ТАСС. В интервью с видными представителями региона — руководителями органов власти, главами крупнейших корпораций и компаний, лидерами общественного мнения, со всеми, кто действительно первый в своем деле, — мы говорим о главном: о жизни, о ценностях, о мыслях, о чувствах — обо всем, что не попадает в официальные отчеты, о самом личном и сокровенном.

СМОТРИТЕ ТАКЖЕ

Искусственный разум против шпаргалок: что ждет студентов в 2035 году?

Учиться в университетах будущего станет непросто: машина следит за зрачками, искусственный интеллект контролирует любое движение на экзаменах, нейросеть выносит оценки. Эти разработки — уже реальность

Хинкал: все, что нужно знать о самом дагестанском блюде и его разновидностях

Это блюдо — символ Дагестана, его коварство и любовь, гордость и предубеждение, слон и моська. Все потому, что хинкал — не просто мясо, тесто, соус и бульон. Есть еще пятый элемент — философия
В других СМИ
Еженедельная
рассылка