{{$root.pageTitleShort}}

«Земский доктор» есть,
земских докторов нет

Дураки, дороги, ЖКХ… Участники форума ОНФ в Ставрополе дополнили список извечных российских бед. Особенной болью отозвалась сельская медицина
2256

Ставрополь. 25 января 2016. Участники межрегионального форума Общероссийского народного фронта (ОНФ).

Форум Общероссийского народного фронта в Ставрополе аудиторию собрал впечатляющую. Около 600 человек: врачи и учителя, предприниматели и общественники, фермеры и социальные работники. Эксперты федеральные и эксперты региональные. Все условия, чтобы обсудить наболевшее и нащупать решение проблем. По крайней мере, чтобы в итоге пожаловаться президенту — может, он что-то придумает.

Самой интересной стала площадка, где обсуждались проблемы медицины. Хватит или не хватит миллиона, чтобы купить дом на селе? А то, если едешь работать сельским врачом, на жилье дают именно миллион. Как остановить отток медиков, молодых и перспективных, в Москву? Сколько можно жаловаться на докторов?

Кадры решают всё бросить и уйти

Лучшие выпускники кавказских медвузов едут в Москву. Этот медицинский факт констатировал ректор Ставропольского медицинского университета Владимир Кошель. То есть речь даже не о том, что молодые врачи не едут в село: их не устраивают даже большие города Северного Кавказа.

Отсюда низкий уровень «обеспечения врачебными кадрами». Среди регионов СКФО хуже всего в Чечне. Еще хуже в соседней Калмыкии — это уже ЮФО, но проблемы те же. Здесь просто отсутствует интернатура, из-за чего нагрузка на калмыкских врачей повышенная. Работающих на родине молодых специалистов здесь давно не видели.

— В Калмыкии у нас один детский психиатр, ей больше 60 лет, она уставшая, профессионально измученная женщина, — рассказала Татьяна, журналист из Калмыкии. — А рост по детским психическим заболеваниям идет сильно, особенно по аутизму. И не дай бог с этой женщиной что-то случится, республика вообще останется без врача. Да и педиатров практически нет.

Ректор Кошель видит выход в целевом наборе в вузы — с условием, чтобы молодой врач вернулся на работу туда, откуда его послали учиться.

— В Москве целевой набор не нужен, похожая ситуация и в центральной полосе, там люди и так возвращаются на работу домой. Но, к сожалению, в Москву едут наши лучшие выпускники, а мы должны думать, кого и как выбирать из оставшихся.

Ректор рассказал об опыте своего университета: там сейчас более 15% студентов учатся на специалитете из Карачаево-Черкесии. В прошлом году на 251 место претендовали 450 человек, в итоге набрали лучших.

— Мы знаем, что эти ребята в большинстве своем вернутся домой и будут лечить людей не где-то далеко. Если же студент не возвращается, то, может, требовать с него возврат базовой стипендии? Это порядка 90 тысяч рублей. Надо зафиксировать крупную сумму, чтобы человек задумался, надо ли ему идти на целевой набор или на общий конкурс, — поделился соображениями Кошель. Подчеркнув, что целевой набор не должен восприниматься как легкий способ поступления в университет.

На Кавказе «земский доктор» не прижился

Другой способ обеспечить глубинку специалистами предложило государство: миллион рублей за решение ехать работать в село. Федеральной программе «Земский доктор» уже пятый год, в разных регионах страны молодые врачи переехали в село и получили миллионную выплату.

Программа работает так: молодой врач не старше 35 лет (в 2015 году возрастной ценз повысили до 45 лет) подписывает договор о работе в сельской местности на 5 лет и о том, что 1 миллион рублей, полученный от государства, потратит на приобретение или строительство жилья. Всё, можно ехать. Но на Кавказе это почти нигде не работает. И в соседней Калмыкии тоже.


К середине 2015 года, по данным федерального минздрава, в Дагестане, Ингушетии, Карачаево-Черкесии по программе «Земский доктор» не привлекли ни одного врача. В Северной Осетии и Чечне такие врачи есть, но их совсем немного: программа выполняется соответственно на 18% и 8%, остальные деньги возвращаются в федеральный бюджет. Нулевой показатель и у Калмыкии.

Одна из причин — в регионах нет денег на софинансирование. А сейчас условия программы ужесточили: полмиллиона дает центр, полмиллиона — регион.

Согласны на рассрочку

В Дагестане желающие поехать в село по программе «Земский доктор» есть, но они туда не едут, так как не получают свой законный миллион: у региона денег на софинансирование нет, а без софинансирования правила не позволяют, рассказал врач-психиатр Рустам Айгумов, эксперт рабочей группы «Социальная справедливость» дагестанского отделения ОНФ.


— За последние два года не исполнены обязательства перед врачами, включенными в программу руководством минздрава Дагестана. Они объясняют это дотационностью бюджета, — рассказал Айгумов. — 90 миллионов рублей, выделенных Москвой, были возвращены обратно из-за отсутствия софинансирования со стороны нашего региона.

В этом году, говорит он, в Дагестане по программе «Земский доктор» из федерального бюджета собираются привлечь 147 миллионов рублей, но опять же неизвестно, найдутся ли деньги у самой республики.

— Растет недовольство молодых специалистов, которые приехали в надежде получить миллион, почти 30 человек расторгли договор. Я предлагаю перечислять на счет врача или фельдшера, прибывшего в село, хотя бы средства из федерального бюджета, а оставшуюся часть выплачивать частями с учетом индексации, — предложил Айгумов. — Надо поднимать имидж сельского доктора, иначе столкнемся с дефицитом медицинских кадров уже скоро.

Из села бегут даже в декрет

Более или менее успешна программа «Земский доктор» в Ставропольском крае. Врач Алина Болгова, например, сама из Ставрополя, а работает в селе Кочубеевское.

— По «Земскому доктору» к нам пришло 62 человека. Это очень много. И шли они не только за миллионами, а из-за харизмы и профессионализма нашего главного врача. В итоге два человека вернули деньги, объяснив, что им сложно работать. Четырнадцать человек ушло в декрет, а сейчас уйдут еще трое.

Что рождаемость повысилась — это, конечно, хорошо, говорит доктор Болгова. Но уходящие в декрет девушки, по ее опыту, работают лучше — могут и 24 часа в сутки. На парней жалуется — не чувствуют ответственности. А студенты вообще «ужасно боятся пациентов», падают в обмороки.

— Направляйте нам интернов на практику, мы их будем учить работать в сельской местности. Ведь деревенская поликлиника — это круглосуточная работа, люди болеют и днем и ночью.

На что еще жалуетесь, доктор?

Проблем у врачей, конечно, накопилось много, их волнует не только отток специалистов и нежелание работать на селе. Есть проблемы, актуальные и в провинции, и в любой столице. Быстрое «выгорание», например, или незащищенность от буйных пациентов.


— Защитите нас! — просили люди, регулярно спасающие жизни других людей. Говорили, что их могут ударить, оскорбить, выдвинуть безосновательные претензии, написать не соответствующую действительности жалобу.

Председатель Врачебной общественной палаты Кабардино-Балкарии Мурат Уметов развил эту тему — жалобы здесь, как оказалось, весьма актуальны. Мало того, что задевают за живое, так еще и отнимают время.

— Мы шлифуем процесс подачи жалоб, у пациента есть право жаловаться везде, начиная от прокуратуры вплоть до президента России. И есть немалый процент необоснованных жалоб. А это отвлекает силы и время минздрава, — посетовал Уметов. — И я хотел бы предложить выработать единый подход к необоснованным жалобам, вплоть до иска за клевету.

И добавил: «А ведь есть и профессиональные жалобщики!»

Хватит ли миллиона на домик в деревне?

Все накопившиеся проблемы озвучили подключившемуся к дискуссии Владимиру Путину. Особенно эмоционально выступили с предложением давать молодым специалистам, едущим работать в село, не только деньги, но и землю.

— В Ингушетии программа «Земский доктор» начала работать после того, как на нее обратила внимание ОНФ! Семнадцать врачей выехало в Джейрахский район, где до сих пор работают, но денег на приличное жилье им все равно не хватает, дайте врачам землю! — выкрикнул кто-то из зала.

Уже упомянутый дагестанский врач-психиатр Рустам Айгумов предложил давать землю не только под строительство, но и под хозяйственные нужды.

— Землю надо давать, чтобы не только дом построить, но и было место для подсобного хозяйства, потому что многие врачи готовы жить за счет натурального хозяйства, — считает он.

Президент предложения записал и пообещал обсудить их с соответствующими ведомствами. Видимо, в том числе и проверить, действительно ли на эти деньги нельзя купить дом в селе.

Не ускользнуло от Путина некоторое несоответствие того, что обсуждают на высоком уровне и чем живут на местах. Особенно когда ингушские представители с энтузиазмом рассказали, как ждут ремонта медицинского колледжа к 2018 году.

Врачей посчитают по осени

Эксперты ОНФ рисуют не слишком радужные перспективы. По их подсчетам, на юге России из отрасли могут уйти около 7 тысяч врачей, у которых истекает срок контрактов. Председатель правления всероссийской Ассоциации медицинских обществ по качеству медицинской помощи Гузель Улумбекова перечисляет проблемы: нечем оснащать перинатальные центры, нехватка врачей, низкая продолжительность жизни…

ЧИТАЙТЕ ТАКЖЕ
«За здоровье!» Кавказские санатории жаждут алкоголя
Ставропольские здравницы ждут, когда же им разрешат угощать отдыхающих вином. Закон пока против, зато Путин — за

Улумбекова, правда, нашла плюсы на отдельно взятом Кавказе.

— Мы занимаем предпоследнее место в мировых рейтингах продолжительности жизни. Нас «опередили» только Болгария, Беларусь и Азербайджан. Худшие округа — Уральский, Сибирский и Дальневосточный, самые лучшие — Северо-Кавказский и Южный федеральные округа. Самые здоровые люди, которые поджарые, не пьют, ведут здоровый образ жизни. Посмотрите на людей старшей возрастной группы нашего СКФО — они выглядят здоровыми!

Лучше всего дела обстоят, по ее данным, в Кабардино-Балкарии, потом идут Ингушетия и Дагестан. При этом финансирование здравоохранения СКФО на 19% ниже, чем «в среднем по больнице», а продолжительность жизни в среднем выше на три года, чем по России. Более того, Улумбекова сравнила российские республики с зарубежными мусульманскими странами, близкими по образу жизни, и пришла к выводу, что здесь дела обстоят лучше, чем в Объединенных Арабских Эмиратах, Египте и Саудовской Аравии.

Владимир Путин пообещал активистам не только проработать все озвученные вопросы, но и ближе к концу года спросить с губернаторов, что сделано для их решения.

До конца года осталось 11 месяцев и пять дней.

Лариса Бахмацкая, Руслан Салахбеков

Рубрики

О ПРОЕКТЕ

«Первые лица Кавказа» — специальный проект портала «Это Кавказ» и информационного агентства ТАСС. В интервью с видными представителями региона — руководителями органов власти, главами крупнейших корпораций и компаний, лидерами общественного мнения, со всеми, кто действительно первый в своем деле, — мы говорим о главном: о жизни, о ценностях, о мыслях, о чувствах — обо всем, что не попадает в официальные отчеты, о самом личном и сокровенном.

СМОТРИТЕ ТАКЖЕ
В других СМИ
Еженедельная
рассылка