{{$root.pageTitleShort}}

«Судьи украли у меня этот бой»

Чеченский спортсмен Имам Хатаев, взявший в Токио первую медаль по боксу, — о необъективном судействе, роли родителей в воспитании чемпионов и о том, как болеет за земляков Рамзан Кадыров

«Это была мечта отца»

— Какие у вас ощущения?

— Хвала Аллаху, мне посчастливилось первым принести в команду медаль, хотя она бронзовая. Хотелось бы выиграть золотую — это была мечта моего отца, и я очень сильно хотел претворить ее в жизнь.

Отец сейчас тренирует детей по боксу, и у него за короткое время очень хорошие результаты. Я надеюсь, что скоро заявим имена его воспитанников на Олимпийские игры. Без отца, наверное, я вообще ничего этого не добился бы — это человек, который сделал меня тем, кто я сейчас есть.

Имам Хатаев

— Из-за него вы стали заниматься спортом?

— У меня никогда не было такого, что я решил стать спортсменом и пошел в зал — за меня все давным-давно было решено. Я, наверное, был рожден, чтобы стать спортсменом и тренироваться. Начал с греко-римской борьбы, потом перешел в бокс. Мой отец сам бывший спортсмен, и он прямо с самого детства готовил нас с братом к этому, мы все время тренировались дома. Чтобы просто выйти и поиграть с другими детьми, мне нужно было сделать полноценную тренировку дома — только тогда он отпускал на улицу. Он всегда надеялся, что мы достигнем больших результатов. Мой брат Шамиль неоднократно становился чемпионом России во всех возрастных категориях — среди юниоров, юношей, взрослых спортсменов. Он мастер спорта международного класса и сейчас выступает в профессиональном боксе — у него семь побед без поражений.

Без отца я ничего не добился бы, сто процентов. Были моменты, когда я в детстве начинал хулиганить, и именно отец это пресекал. Если бы он не следил за мной, не заставлял тренироваться, ничего этого не было бы. Даже сейчас он переживает за меня. Например, когда мне нужно бывает выехать в город, он подходит к машине и каждый раз говорит: «Будь осторожен за рулем, не гоняй!» Он меня всегда наставляет, чтобы я не ссорился ни с кем, не ввязывался в драку и тем более никого на улице не ударил — все это постоянно контролируется.

Что мотивирует спортсменов

— Ощущали поддержку с родины? Кто болел за вас больше всех?

— В первую очередь, конечно, за нас болел и переживал очень сильно Рамзан Ахматович Кадыров, за что хочу выразить ему большую благодарность. Он даже писал в Instagram, что болеет и делает дуа (обращается с мольбой к Всевышнему. — Ред.) за нас. После боя глава Чечни написал, что считает меня чемпионом — это очень порадовало и мотивировало на то, чтобы дальше становиться только чемпионом. Очень надеюсь, что приеду домой и встречусь с ним. Мы пока еще в Токио и вылетаем в Москву 9 августа.

В команде, конечно, все товарищи были счастливы. А что касается родины, я, честно говоря, не ожидал такой масштабной поддержки. Вся Чечня, Ингушетия, Дагестан, Кабардино-Балкария — весь Кавказ, вся Россия болела. Очень переживали, были даже люди, которые не просто молились о моей победе, а давали садака (милостыню. — Ред.), чтобы я выиграл. Такая реакция очень сильно мотивирует.

— А каково было выступать без зрителей?

— Еще с прошлого года, когда началась пандемия, мы на соревнованиях привыкли, что на трибунах почти никого нет. Но все равно собирается вся команда, поддерживает своих. Ты дерешься — и слышишь товарищеские голоса. Хорошо, что хоть так разрешили.

Больше всего меня удивило не это, а отношение к российскому флагу. Причем все началось еще на этапе подготовки. Мы были на сборах во Владивостоке — российском городе, и даже там нельзя было носить форму, где написано слово «Россия» или изображен российский флаг. Даже кепку, где указано название твоей страны, надевать запрещено. Не знаю, кто это придумал, но это очень сильно давит на спортсменов.

«Судьи работают против России»

— Когда вы узнали, что будете участвовать в Олимпиаде и как готовились к ней?

— На самом деле, это был очень непростой период именно в эмоциональном плане. У нас был турнир, я в нем выиграл и получил лицензию. Мы целый год готовились к участию в Играх, а тут их из-за пандемии перенесли еще на год. Очень было тяжело эмоционально готовиться, потому что это был, считай, двойной объем работы.

— Многие зрители, смотревшие ваш поединок с Уиттакером, остались в шоке от судейского решения. Британец, конечно, очень технично двигается. Но вы показывали настоящий наступательный бокс, а он демонстрировал, как уклоняться от бокса. Тем не менее победу присудили ему. Как вы объясняете решение судей?

{{current+1}} / {{count}}

Имам Хатаев и Бенджамин Уиттакер во время поединка ½ финала по боксу среди мужчин до 81 кг на Олимпиаде в Токио. 1 августа 2021

— Я, конечно, считаю, что в последнем поединке судьи у меня украли этот бой, потому что в первом и третьем раунде я стопроцентно одержал победу. Во втором раунде пропустил удары от противника, признаю.

Но дело не во мне — многие судьи сейчас работают против России. Необъективное судейство в отношении наших спортсменов там начиналось где-то с четвертьфинала. Не только меня, многих засудили, одного вообще дисквалифицировали.

Моя мама, посмотрев бой, сказала, что мой соперник, видимо, перепутал вид спорта — он очень хорошо бегает (смеется). Но вообще, она поддержала меня и сказала, что очень мной гордится. Мама у меня, конечно, боевая. Некоторые женщины не могут смотреть бои своих сыновей. Моя смотрит почти все. Иногда бывает, что ей совсем тяжело видеть, как мне попадает, но уже после того, как поединок закончился, она все равно его пересматривает. Мама никогда во мне не сомневалась, никогда не показывала, что волнуется за меня, чтобы не передать эту неуверенность мне.

Неисполненное желание

— Что дальше? Планируете идти в профессиональный спорт или будете готовиться к следующей Олимпиаде?

— Я давно планировал перейти в профессионалы. Но, как и каждому человеку в любительском спорте, мне хотелось попасть на Олимпиаду и завоевать золото. Я очень ждал эти Игры. Теперь уйду в профессиональный спорт. Но прежде, если на то будет воля Всевышнего, приму участие в чемпионате мира — он должен состояться в ноябре. У меня осталось одно неисполненное желание. Я очень надеюсь, что два боксера, которые прошли в финал Олимпиады, примут в нем участие. Меня засудили в Играх, и я думаю, что я встречусь с ними на ринге и это будет своего рода реванш.

— Насколько вы изменились после этой Олимпиады?

— Если речь о том, насколько меня изменила Олимпиада как человека, ни капельки не изменила. Но как спортсмен я набрался опыта. Я понял, как лучше тренироваться в дальнейшем и каким образом подвести себя к соревнованиям. Много нового узнал, очень многому научился. Но не поменялся. Не дай бог, чтобы какое-то обстоятельство — Олимпиада или что-то еще — могло меня изменить. Если только не в лучшую сторону.

Аза Исаева

Рубрики

О ПРОЕКТЕ

«Первые лица Кавказа» — специальный проект портала «Это Кавказ» и информационного агентства ТАСС. В интервью с видными представителями региона — руководителями органов власти, главами крупнейших корпораций и компаний, лидерами общественного мнения, со всеми, кто действительно первый в своем деле, — мы говорим о главном: о жизни, о ценностях, о мыслях, о чувствах — обо всем, что не попадает в официальные отчеты, о самом личном и сокровенном.

СМОТРИТЕ ТАКЖЕ
В других СМИ