{{$root.pageTitleShort}}

«Внимательно смотрите фильмы с Джеки Чаном — там есть дагестанские лица»

Муслим Салихов — самый титулованный ушу-саньдист в мире и Король кунг-фу (и это официальный статус, а не прозвище) — о своем переходе в UFC и съемках в китайском кино
6959

Муслим Салихов — пятикратный чемпион мира по ушу, единственный иностранец, победивший на знаменитом турнире «Саньда ван» в Китае, теперь прокладывающий себе путь к чемпионскому титулу UFC в полусреднем весе. Он настолько крут, что даже в китайском фильме разговаривал на родном кумыкском языке, а когда его подставили и вместо турнира по кикбоксингу привезли на соревнования по ММА, просто сломал своему сопернику руку. «Это Кавказ» Муслим рассказал, как завоевал титул Короля кунг-фу, откуда в фильмах с Джеки Чаном дагестанцы и кто победит в титульном поединке Хабиб Нурмагомедов — Тони Фергюсон.

Трудности перевода

Муслим Салихов

— Большая часть твоей карьеры связана с Китаем. Расскажи, когда ты впервые там оказался?

— В 2003 году, мне еще и 19 не было. Поехал на чемпионат мира и сразу встретился с Лю Хайлонгом. До сих пор один из самых известных китайских бойцов. А в те времена вообще рок-звезда боевых искусств. Я ему проиграл. Якобы. Не люблю говорить про «засудили, победу отобрали», но так оно и было. Просто вышел молодой, никому не известный пацан и надавал их главной звезде. Судьи не могли этого допустить. В первом раунде победу присудили мне, второй раунд свели к ничье, а в третьем, за счет замечаний и выдуманных нарушений, отдали победу сопернику. Зато после того поединка меня заметили и стали приглашать на различные турниры.

ЧИТАЙТЕ ТАКЖЕ
Все началось на кухне
«Мы с тобой два нищих авантюриста. Что будем делать, Магомаев?» Удивительная история любви московской интеллектуалки и дагестанского каратиста

— Больше вы с Лю Хайлонгом не дрались?

— Я его несколько раз вызывал на поединок. Но он постоянно находил отмазку. Потом еще и в кино начал сниматься. Говорил мне: «Я теперь актер, звезда, мне не до этого».

— Давай разберемся с одним из твоих самых известных титулов. Ты король кунг-фу или все-таки ушу?

— В Китае этот титул звучит как «саньда ван». Царь саньда. Мало кто на Западе понимает, что такое саньда. Для них все кунг-фу. Хотя на самом деле кунг-фу — это лишь малая часть ушу.

— Сейчас я начинаю чувствовать себя человеком с Запада. Кунг-фу, ушу, саньда…

— Ушу — это общее название боевых искусств в Китае. Туда входят таулу, цигун, саньда, кунг-фу и много еще чего. Чтобы иностранцы понимали, что вообще представляет собой турнир «Саньда ван», его начали называть «Королем кунг-фу».

— Чем он отличается от прочих турниров?

— Сперва нужно стать чемпионом в своем весе. А потом чемпионы всех весовых категорий дерутся друг с другом за главный титул.

— Разве преимущество не у тяжей?

— По этой причине теперь минимальная весовая категория — 75 кг. А раньше 60-килограммовый боец мог оказаться на ринге со 100-килограммовым гигантом.

— Ты до сих пор единственный иностранец, сумевший завоевать этот титул?

— Да, и в ближайшее время вряд ли что-то изменится. Я принимал участие в этом турнире дважды. В 2006 году победил. В 2009 — проиграл в финале тяжеловесу. Большой, сильный, под 100 килограммов, с ним было сложно совладать. Не обошлось и без мошенничества. Он в полуфинале дрался еще с одним китайским бойцом, было похоже, что они просто договорились пропотеть, никакой серьезной драки. А я в полуфинале рубился все пять раундов. Только спустился в раздевалку, даже перчатки снять не успел, а меня уже зовут на финальный поединок. Я и отвечаю: «Нет, спасибо, я лучше с турнира снимусь, чем в таком состоянии с тяжеловесом драться». У меня еще дыхание не восстановилось, какой там поединок? Но тренер меня убедил, что надо выступить. Понятно было, что проиграю, но пасовать было нельзя. Первый раунд помню, что происходило, потом все как в тумане.

«По сюжету в зал приходит дерзкий боец…»

— После завоевания титула в 2006 году в Китае ты стал настоящей звездой. Слышал, даже в фильмы звали. Почему отказался?

— Не хотел распыляться. Хотя в одной короткометражке я снялся. И этот фильм по всему Китаю крутили: в нем снялось много известных китайских бойцов. По сюжету в один спортивный зал приходит дерзкий боец. И разносит всех местных спортсменов. А потом выхожу я. Мы обмениваемся парой реплик. Причем я на кумыкском, а он на китайском. Это довольно забавный момент. Ну, а дальше эффектная драка, в которой побеждаю я. Ну, почти побеждаю. Мне не дали его добить, сказали, мол, пощади бедолагу.

— А если бы позвали в фильм с Джеки Чаном, все равно бы отказался?

— Там мои друзья снимались. Анвар и Джалил Алиджановы. В последней части «Доспехов бога», кажется. В подобные фильмы часто зовут иностранцев. Внимательно смотрите фильмы с Джеки Чаном — там можно заметить дагестанские лица.

Все дороги ведут в UFC

— Насколько мне известно, твой первый бой по правилам ММА произошел случайно.

— Это, скорее, было похоже на подставу. Я ехал в Китай на турнир по правилам К-1 (японский кикбоксинг-промоушен. — Ред.). Приезжаю, а мне говорят: здесь бои по смешанным единоборствам. Видимо, китайцам надоело, что я постоянно побеждаю их бойцов, и они решили победить меня нежданчиком.

— Получилось?

— Я сломал сопернику руку. Он неудачно приземлился после моего броска. Тем не менее я не очень хотел переходить в ММА, боялся, что не поставлю борьбу. Потихоньку, не афишируя, начал осваивать этот компонент. Понял, что получается, и после этого решил выступать и по правилам ММА.

— В 2017 году ты подписал контракт с UFC. Что это значит для Короля кунг-фу? Рядовое событие или ключевой поворот в карьере?

— Скажем так: я был очень рад. Я же понимал, что меня подпишут. Организация стремилась зайти в Китай, им нужно было как можно больше бойцов, хорошо известных в этой стране. Вот к моменту первого турнира в Поднебесной меня и взяли в UFC. К сожалению, в первом бое я проиграл.

— Это многих удивило. Что произошло?

— За две недели до поединка у меня скончался отец. Я прервал подготовительный процесс в США и приехал в Дагестан. Вернулся к тренировкам всего за несколько дней до поединка. Как результат — трех минут боя хватило, чтобы я устал. Плюс нервы. Переживания из-за случившегося. Ситуация была нехорошая, даже драться не хотел. Я был психологически не мотивирован, голова занята семейными делами. Отсюда и проигрыш.

{{current+1}} / {{count}}

— Свою первую победу ты одержал уже в следующем поединке с помощью удара под названием «Мухаммед». Расскажи о нем поподробнее.

— Так звали моего отца. У моего американского тренера Марка Генри своя система. Во время боя он дает подсказки с помощью кодов. Он не кричит «Бей слева», «Бей справа», чтобы соперник не догадался, какой прием сейчас будет против него использован. Он дает приемам названия, которые понятны только ему и его бойцу. У меня в арсенале есть удары «Каспий», «Мансур», «Даг One», «Даг Two» и так далее. И когда мы ставили один из приемов, он спросил, как звали моего отца. И предложил использовать его имя в качестве кода для этого удара. Так вышло, что с помощью этого приема я и добыл свою первую победу в UFC.

— Быстро привык к такой системе?

— До сих пор не привык. Наверное, я для этого слишком стар. Я действую на инстинктах, мне не нужны тактические подсказки. Бьют — уклоняюсь. Чувствую подходящий момент — атакую сам.

«Вот почему он чемпион, он же на стероидах»

— К сожалению, уже через несколько месяцев после первой победы тебя отстранили от боев из-за проваленного теста на стероиды. Впоследствии ты был полностью оправдан, но расскажи, насколько нервным был тот период вынужденного застоя в карьере?

— Тяжелый период. Меня все упрекали: «Так вот почему он чемпион, вот почему Королем кунг-фу стал, он же на стероидах». Многих обрадовало известие, что меня на чем-то «поймали». Это были в основном наши же дагестанцы. Активно парафинили. Присылали мне смайлики шприцов, фотографии таблеток. Меня это сильно нервировало, я знал, что ни в чем не виноват, но ходить оправдываться не хотел. Но потом подумал: у меня есть время поработать над своей борьбой. До этого я был не очень уверен, когда дрался. Стоял в стойке и думал: вот сейчас мне пройдут в ноги, и план на бой испорчен. Начал стабильно ходить на грэпплинг. И теперь знаю: упаду на пол — аутсайдером не буду.

— Кажется, сейчас все беды позади — ты одержал две победы подряд и твой последний поединок с Лауреано Старополи многие специалисты посчитали лучшим боем турнира.

— Тайрон Вудли (экс-чемпион UFC в полусреднем весе. — Ред.) после этого боя подошел ко мне и сказал: «Эй, бро, тебе будет тяжело проводить новые бои». Я спросил почему? И он ответил: «Теперь с тобой никто не захочет драться». Мы посмеялись. Я думал предложить ему: «Ну тогда давай мы с тобой и подеремся». Но решил не наглеть.

Скучно не будет

— Без вопроса про Хабиба я тебя отпустить не могу. 18 апреля он должен встретиться с Тони Фергюсоном. Кто кого?

— Вообще, хорошо, что он будет драться с Фергюсоном, а не с Макгрегором. Мне было бы неинтересно смотреть бой-реванш с Конором. Я знаю, что будет с Конором — то же, что и в первом поединке. А вот с Фергюсоном непонятно. Интересный соперник. В любом положении не теряется. Его отправляют в нокдаун, он выходит из ситуации с помощью кувырка, прыжка или еще каким-то креативным способом. Очень изобретательный боец. Мне кажется, он вообще не парится, как будет складываться поединок. Ему лишь бы подраться. Я помню его бой с Серроне. У того глаз опух, бой остановили. Фергюсону бы радоваться, победа его. Но он не выглядел счастливым. Он хотел драться дальше. Думаю, Хабиб будет действовать в привычной манере: будет держать соперника на полу, давить, избивать и в конечном итоге, скорее всего, победит. Но будет нелегко.

— И напоследок такой вопрос. Не скучаешь по ушу и К-1, дисциплинам, в которых ты сделал себе имя?

— Я выступаю в лучшей бойцовской организации мира. Тут не до скуки. Надеюсь, в ближайшее время я получу топового соперника, разберусь с ним, займу его место в рейтинге и продолжу свой путь к титулу.

Руслан Бакидов

Рубрики

О ПРОЕКТЕ

«Первые лица Кавказа» — специальный проект портала «Это Кавказ» и информационного агентства ТАСС. В интервью с видными представителями региона — руководителями органов власти, главами крупнейших корпораций и компаний, лидерами общественного мнения, со всеми, кто действительно первый в своем деле, — мы говорим о главном: о жизни, о ценностях, о мыслях, о чувствах — обо всем, что не попадает в официальные отчеты, о самом личном и сокровенном.

СМОТРИТЕ ТАКЖЕ
В других СМИ
Еженедельная
рассылка