{{$root.pageTitleShort}}

«На первую зарплату я купил утюг и оверлок»

От занятия, чтобы убить время на больничном, до предприятия, продукцию которого можно купить по всей стране и за ее пределами. История фабрики в провинциальном ставропольском городке

Настоящий мужчина должен уметь все делать своими руками и не ждать чьей-то помощи — так воспитывал сына художник-оформитель из Ставрополья. Семья жила скромно, и у мальчика, влюбленного в альпинизм, была вполне приземленная мечта — черно-красный пуховик, как у товарищей-спортсменов. Как юношеские грезы привели к созданию производства, где шьют верхнюю одежду для знаменитых брендов, рассказал основатель фабрики в Георгиевске Анатолий Бобылев.

Все началось с любви

— Шить у меня всегда получалось хорошо. Свой первый кошелек я изготовил до того, как поступил в колледж, — вспоминает Анатолий. — Однажды во время очередного восхождения я получил травму, поэтому несколько месяцев был вынужден провести дома. Тогда я основательно и взялся за нашу старую швейную машинку.

Анатолий Бобылев

Анатолий учился в георгиевском колледже «Интеграл» по специальности «Конструирование, моделирование и технология швейных изделий». Уже на первом курсе парень получил высшую категорию мастера, но занятия пришлось прервать — уйти в армию, тогда шла первая Чеченская кампания. Вернувшись, Анатолий продолжил учиться и заниматься спортом, а параллельно начал подрабатывать, мечтая о своем деле.

— На первую зарплату я купил утюг и оверлок. Отец помог со швейной машинкой, — вспоминает Бобылев. — Когда я говорил пацанам в городе, что мечтаю открыть свое ателье, мало кто верил, что это возможно. Но потом я познакомился с красавицей Лейлой. Оказалось, что ее родители — портные. И когда я рассказал Лейле, чем занимаюсь и что планирую в будущем открыть, только она смогла меня вдохновить, только она по-настоящему поверила в меня и заявила, что в этом деле никого лучше меня не будет.

Еще до свадьбы я брал разные заказы по пошиву одежды, работать приходилось и по ночам. Как-то одному голландцу сшил классический пиджак, он остался очень доволен после примерки. Все заработанные деньги я вкладывал в мечту. Тогда выходила газета «Из рук в руки», я постоянно следил за объявлениями и, как только появлялись деньги, покупал швейные машинки. Потом нашел свободное помещение, завез туда все собранное оборудование — получился швейный мини-парк. Рядом со мной была уже моя жена, с которой мы принимали заказы, рисовали эскизы, покупали ткани, шили. Денег хватало не всегда — приходилось одалживать даже на покупку материалов, но я считаю: когда у мастера есть инструмент, карандаш с эскизом и руки, то у него нет проблем.

Кризис едва не подкосил

Сначала мы шили мужские пальто, выпускные платья, костюмы. Кстати, я даже помог сшить наряд моей жене, когда она в 1998 году участвовала в первом конкурсе красоты в Георгиевске.

Лейла Бобылева тогда победила, а через 18 лет, в 2016 году, их с Анатолием дочь Эмилия завоевала титул «Мисс Осень Георгиевска». Кстати, от имен дочери и супруги, а также сына Максимуса родилось название бренда LEMMAX, под которым предприятие Бобылевых с 2000 года выпускает мужскую и женскую верхнюю одежду. Вместе с младшей дочерью Аурелией появился и второй — BAURELI (Бобылевы Аурелия, Эмиллия, Лейла).

Когда мы начали шить пуховики — а это было начало нулевых, в «курточно-пальтовом» направлении была большая конкуренция. Мы не ждали, что к нам постучатся в двери производства и сделают заказ, мы поехали на один из крупнейших в регионе рынков «Лира» в Пятигорске, ходили по рядам и предлагали продавцам наш товар. Ровные швы, ни одной торчащей ниточки, все максимально аккуратно — это и позволило нам заполнить торговые точки и выдержать конкуренцию. Местные предприниматели даже стали копировать наши модели и продавать по более низкой цене. Покупатели повелись на разницу в цене лишь поначалу, со временем поняли: совсем не то качество.

{{current+1}} / {{count}}

Технологии активно развивались, я понимал это и откладывал выручку на покупку более современной швейной машинки — она стоила как отечественная «семерка». Сам я ездил на стареньком автомобиле, который брал у отца. Мне было важно все вкладывать в семейное предприятие, но экономический кризис 2014 года подействовал и на наш бизнес. В 2015-м мы почувствовали, что можем упасть. И вот, в этот сложный период на нас выходит «Снежная королева», мы получаем от них большой заказ. Причем на премиальную продукцию.

Сегодня предприятие выпускает больше тысячи курток в месяц и сотрудничает не только со «Снежной королевой», но и с BosBison, Домом моды Виктории Андреяновой, Helmidge, Riggi и брендом «Мисс Вселенной» Оксаны Федоровой — Ofera. Среди заказчиков фабрики в Георгиевске — компании из Китая, Турции и Азербайджана.

Я стал ездить на международные выставки — демонстрировать наши модели. Иностранцы, когда разглядывали, не верили, что все это шьется на небольшом производстве в маленьком провинциальном городе. Конечно, эти выставки показывают тебе другого клиента, более требовательного. После таких поездок рождается желание создавать проект не хуже европейского, а я уверен: мы и наши отечественные коллеги умеем это делать лучше в разы, чем в той же Америке. Китай вот славится своим производством, мне удалось побывать на одном. Я видел, как работают их швеи, и думал: да, профессионалы, молодцы, но они же не родились все мастерами. Тогда пришел к мысли, что если обучить наших людей, создать им комфортные условия, то мы сможем большее.

Сейчас у нас нет проблем с кадрами, на производстве работают более 30 человек. Мы сами подготавливаем себе специалистов, обучая их здесь же. Есть приезжие из других населенных пунктов. Если мы видим, что у человека получается, но у него, например, нет возможности сейчас платить за аренду жилья в Георгиевске, помогаем. Я не за то, чтобы вкладываться в стены, дорогущий ремонт. Я за то, чтобы вкладываться в сотрудников.

Цель — согревать всю Россию

На фабрике каждый пуховик проходит путь от эскиза до готового изделия. Все начинается с конструкции вещи, далее вся ткань отправляется к закройщикам. В соседнем помещении изделие набивают пухом, причем для каждой детали индивидуально рассчитывают его количество. Затем идут монтаж пуховика и проверка качества.

{{current+1}} / {{count}}

— Санкции никак не помешали работать, — продолжает Анатолий. Мы закупаем сырье в основном у отечественных производителей. Новые экономические реалии, наоборот, позволили нам стать еще более конкурентоспособными. Я всем коллегам, друзьям и сыну, который уже после занятий в колледже (17-летний Максимус учится на модельера-дизайнера в «Интеграле», который заканчивал отец, и заочно на фешн-модельера в московском университете. — Ред.) приходит на предприятие и работает за станком, говорю: «Если ты сегодня хорошо работаешь — завтра можешь позволить себе хорошо отдохнуть».

— Моя мечта, — делится Максимус Бобылев, — продолжить дело отца и превзойти его самого, чтобы наше семейное производство продолжало снабжать Россию верхней одеждой много, много лет, несмотря ни на какие обстоятельства.

Ася Асрян

Рубрики

О ПРОЕКТЕ

«Первые лица Кавказа» — специальный проект портала «Это Кавказ» и информационного агентства ТАСС. В интервью с видными представителями региона — руководителями органов власти, главами крупнейших корпораций и компаний, лидерами общественного мнения, со всеми, кто действительно первый в своем деле, — мы говорим о главном: о жизни, о ценностях, о мыслях, о чувствах — обо всем, что не попадает в официальные отчеты, о самом личном и сокровенном.

СМОТРИТЕ ТАКЖЕ
В других СМИ