{{$root.pageTitleShort}}

Обожженный дизайн

Владелец логистической фирмы из Пятигорска не опустил руки в пандемию и начал зарабатывать, обугливая на даче тонны древесины. Выяснили, как доски превращают в «крокодиловую кожу»

Участок Ивана Бондаренко видно еще на подъезде: черная матовая поверхность построек выделяется среди остальных в дачном кооперативе в Пятигорске. Обожженную древесину для забора и хозпомещения наш герой сделал сам. Первый заказ в сотню квадратных метров был для самого придирчивого клиента, в шутку признается предприниматель, рискнувший в пандемию сменить сферу деятельности и с нуля начать новое дело.

Из логистики в ремесло

Житель Пятигорска Иван Бондаренко занимался логистикой и розничными продажами. Бизнесмен признается: несмотря на успешный бизнес, всегда хотел не только доставлять людям товары, но и делать что-то своими руками. Когда началась пандемия в 2020 году такая возможность представилась: из-за ковидных ограничений продажи на время остановились, многие магазины закрылись. Заказов по основной деятельности стало меньше, и появилось много свободного времени.

Иван Бондаренко

— Я принялся изучать японскую технологию обжига Yakisugi «томление кедра»: читал иностранные статьи, смотрел видеоролики с рекомендациями зарубежных профессионалов в этом деле, тут же применяя полученную теорию на практике, — рассказывает Иван Бондаренко.

Небольшую мастерскую для экспериментов мужчина обустроил прямо на своем участке. Оборудование покупалось на накопленные до пандемии деньги.

— Первые опыты пришлись на середину весны 2020 года, в наспех переоборудованном на даче хозяйственном блоке, а полноценное производство запустил там же в конце мая.

Пламенный узор

Практика обугливания, рассказывает Иван, появилась в Японии еще в XVIII веке. Кипарис, который плотно рос вокруг деревень, сжигали для защиты домов от огня. Позже выяснилось, что такая древесина устойчива к грибку и поражению от насекомых, и ее начали использовать при строительстве зданий. Новую жизнь в Shou Sugi Ban, как сегодня называют технологию, вдохнули на Западе. Дизайнеры стали использовать обожженное дерево не только в отделке фасадов, но и в интерьере — при изготовлении мебели и декора.

Технология заключается в том, чтобы довести верхний слой древесины до необходимой степени обугливания, объясняет предприниматель. Несмотря на, казалось бы, порчу продукции с точки зрения классической деревообработки, материал становится прочнее, уверен Бондаренко: от пламени разрушается ряд веществ, которые привлекают насекомых. Пропитки, лаки и масла выступают в роли консервантов и защищают от влаги.

Бондаренко использует для обжига пропан — баллоны с горючим газом всегда есть в пятигорской мастерской. Иван, показывая процесс, добавляет, что древесину заранее подгоняют по размеру или по узору. Предприниматель кладет изделие на металлическую решетку, включает горелку и поджигает его. Хотя, если быть точным, древесина не загорается, а лишь обугливается и чернеет, проступает причудливый рисунок, который, по словам Бондаренко, зависит от сорта дерева: каждая порода дает свой. Когда нужная степень обугливания достигнута, Иван выключает горелку и показывает работу — угольно-черную поверхность, на которой проступила «крокодиловая кожа», но сохранился первоначальный рисунок.

{{current+1}} / {{count}}

Почти пиццерия

Правильно обжечь дерево — это только часть успеха в этом бизнесе, утверждает собеседник. Важно подобрать качественное сырье, найти надежных поставщиков и умелых специалистов.

— Древесина должна быть определенной влажности и геометрии. Не менее важно, чтобы поставщик не подвел, ведь срыв сроков поставки приводит к простою оборудования и потере клиентов, — говорит Иван.

В качестве примера Бондаренко приводит один из заказов. Предприниматель сотрудничал с поставщиком, сырье которого идеально подходило требованиям, но выяснилось, что у компании за плечами два банкротства и только половина выполненных поставок. От сотрудничества пришлось отказаться: репутация — важнее.

ЧИТАЙТЕ ТАКЖЕ
Улитки на склонах Пятигорья
Эскарго, улитки по-бургундски и икра моллюсков. Как ферма на Ставрополье стала законодателем моды на необычные деликатесы и первопроходцем самого молодого в России вида сельского хозяйства

Сложности в организации бизнеса с нуля возникли и при поиске кадров, когда пришло время расширяться и нанимать работников. Высококвалифицированным «рукам» требовался больший процент от заказов — Бондаренко решил снизить планку и обучение кандидатов взять на себя.

Сейчас у Ивана Бондаренко трудятся три человека — все они знакомы с деревообработкой и уже работали в столярных мастерских. На практических заказах под руководством Ивана освоили и тонкости обжига древесины.

— Изделия предварительно проходят стандартную обработку — распил в размер, строгание и, возможно, сборку, и только потом обжиг, во время которого требуется следить, как ведет себя материал при нагреве. Но эти навыки вполне доступны для освоения. Обжиг дерева в условиях производства чем-то похож на пиццерию: берем дерево, обжигаем, добавляем ингредиенты и на выходе получаем готовый продукт, — поясняет Бондаренко.

Другая трудность, с которой поначалу столкнулся бизнесмен, была в поиске первых клиентов и дистрибьюторов. Бондаренко подчеркивает: приходилось тратить много сил, времени и средств на производство демонстрационных изделий. В продвижении помогла страница в соцсети, где выставлялись готовые работы. Параллельно у производства появился сайт, а с недавнего времени — и канал в Telegram.


Сейчас у производства обожженной древесины в Пятигорске небольшая сеть дистрибьютеров и дизайнеров, которые помогают продвигать товар. Один из партнеров даже полностью отделал фасад своего магазина панелями из обугленного дерева. Обожженную древесину из Пятигорска можно встретить в ресторане Ikra на курорте «Роза Хутор». Большую партию заказали производители российской косметики JU — для подставок под флаконы в магазинах они используют дуб, который жгли на дачном участке Бондаренко.

Иван не говорит о стоимости готовой продукции — цена рассчитывается индивидуально с учетом того, какая фактура и какой объем требуются дизайнеру. Бондаренко лишь добавляет: готовая деревянная доска значительно дороже «сырой».

— Планы на развитие у меня достаточно большие, так как с каждой новой произведенной продукцией приходят свежие идеи, команда набирается опыта. Мы много экспериментируем и находим для себя все больше возможностей роста. Конечно же, хочется массового принятия этого продукта рынком, что положительно скажется на стандартизации изделий, упрощении упаковки, улучшении логистики, расширении сбыта.

Роман Цатуров

Рубрики

О ПРОЕКТЕ

«Первые лица Кавказа» — специальный проект портала «Это Кавказ» и информационного агентства ТАСС. В интервью с видными представителями региона — руководителями органов власти, главами крупнейших корпораций и компаний, лидерами общественного мнения, со всеми, кто действительно первый в своем деле, — мы говорим о главном: о жизни, о ценностях, о мыслях, о чувствах — обо всем, что не попадает в официальные отчеты, о самом личном и сокровенном.

СМОТРИТЕ ТАКЖЕ
В других СМИ