{{$root.pageTitleShort}}

Внимание к деталям

Миниатюры Сергея Овчинникова из Новоалександровска выставили в местном музее и детском центре, а самому мастеру предложили заниматься с ребятами. Моделист — о хобби, семье и мечте об «Атаке мертвецов»
437

Сергей Овчинников занимается моделированием всю сознательную жизнь. За плечами 51-летнего мастера — участие в десятках специализированных выставок и победы в конкурсах, но до недавних пор жителя Новоалександровска знали лишь в кругу единомышленников. Все изменила очередная диорама на тему Великой Отечественной войны. О ней в Instagram рассказал губернатор Ставрополья Владимир Владимиров, местный историко-краеведческий музей выкупил работы Сергея, а саму диораму для всех желающих выставили в Детско-юношеском центре Новоалександровска.

Судьбоносный «Перекресток»

Мастера посчастливилось застать буквально за день до того, как его творения забрали в музей и детский центр. Сергей добавлял к «Перекрестку» последние штрихи. На стенде размером 40 на 60 сантиметров в мельчайших деталях — момент сражения на одном из перекрестков Берлина весной 1945 года.

Сергей Овчинников

— Когда увидел этот набор домов, сразу представил картину, — рассказывает Сергей. — С деталями, обрушенными перекрытиями, дымящейся техникой, мешками, перекрывающими дорогу. Другие диорамы собирал так же: достаточно кадра из фильма или документального фото, и в голове рождается сюжет. Потом думаю, прикидываю, что мне понадобится, чтобы воплотить все в жизнь, и начинаю работать.

Внимание к деталям поражает: сажа на сгоревшей технике, немецкие плакаты на стенах внутри квартир, раненые солдаты. И все это — фигурки высотой несколько сантиметров. На одного человечка уходит не меньше двух-трех часов.

— Это не просто готовая цельнолитная фигурка, — объясняет Сергей, — она собирается из множества деталей, затем подбирается амуниция, оружие, фляжки, рюкзаки. Вплоть до специальных наклеек с военными знаками отличия. Все в строгом соответствии с эпохой и сюжетом диорамы. Затем каждая деталь прокрашивается специальной краской.

Такое же внимание — к зданиям, технике. Сергей уверяет: чтобы сделать исторически достоверную миниатюру, одной ловкости и мастерства недостаточно, нужны знания из самых разных областей. Прежде всего, важно разбираться в эпохе, хорошо понимать анатомию человека, принцип работы техники и то, как она разрушается в бою.

— С этой пробоиной я возился долго, чтобы было правдоподобно, — показывает моделист на поврежденный в сражении самолет. — Здесь, чтобы придать такую позу военному, долго его переделывал, подбирал части из разных наборов. Еще пришлось в нескольких местах ломать руки, чтобы придать нужное положение.

Кропотливый труд отнимает сотни часов. На одну диораму уходит до двух лет. Приходится не только работать руками, но и много читать, подчеркивает собеседник и признается, что из-за трепетного отношения к деталям даже пришлось освоить интернет.

— Я вообще не разбираюсь в компьютерах, для меня набрать текст — мучение, — разводит руками герой, — но искать нужную информацию более-менее научился. Читаю форумы, смотрю обсуждения. Когда совсем не нахожу, как сделать тот или иной элемент, пишу на форум, прошу совета.

Диорамы Сергея созданы не только из специальных готовых наборов стендового моделирования. Многие детали мужчина мастерил самостоятельно.

{{current+1}} / {{count}}

— Потолочные балки сделал из палочек от эскимо, а это шпажки, они идеально подходят по форме и размеру, — показывает мастер обломки миниатюрных деревянных брусьев в разрушенном взрывами доме. — Вот здесь колючая проволока из прогоревших бенгальских огней. Дома у нас ничего просто так не выбрасывается. В банке у меня просеянная земля, песок, тут — осколки кирпичей, штукатурки со стройки. Даже пластиковые крышечки использую, чтобы понемногу краску разводить.

Основания под диораму Сергей делает из фанеры, пенопласта, тросов и других подручных материалов. Пример — миниатюра про индейца с томагавком.

— Чтобы выглядело правдоподобно, сделал возвышенность, с которой он атакует солдата. Пригорок — из монтажной пены, канавки выплавил специальной зажигалкой, листья на пальме из перьев соседских кур.

«Я отдыхаю тут»

Моделированием Сергей увлекается с детства, в семь лет отец отвел его в авиамодельный кружок. Дело было в Туркменистане, где жила семья Овчинниковых.

— Обычное дело в те времена: все посещали радио-, авто-, мото-, аэроклубы, выписывали специальные журналы по почте. Сначала занимался авиамоделями, устраивали летные испытания и так называемые летные бои, — вспоминает герой с блеском в глазах. — В 13 лет стал обучаться пилотированию, сдал норматив по прыжкам с парашютом, впервые прыгнул в 14 лет. Пропадал в клубе постоянно, но моделирование не бросал.

Так и прошла юность — между небом и мастерской. Когда сборки самолетов стало мало, Сергей начал усаживать в модели крохотные фигурки пилотов, придумывать целые истории.

— Стендовым моделированием занимаюсь с 1984 года практически без перерыва. Когда жил с родителями, приходил после занятий домой, включал настольную лампу, отцовский катушечный проигрыватель «Нота», надевал наушники и занимался до глубокой ночи.

В Туркменистане Сергей окончил училище и работал мастером-наладчиком на фабрике. На Ставрополье мужчина живет с семьей уже больше 20 лет, трудится плотником в бригаде «Газпрома». Навыки филигранной работы, признается моделист, пригодились и в карьере, и в быту.

— Ремонт сделал сам, никого не нанимал, у меня и станки специальные есть. Сейчас двор благоустраиваю, тандыр хочу сложить, чтобы хлеб самому печь, — научился в Туркменистане.

В семье к увлечению относятся с уважением. Супруга помогает с выездами на выставки и конкурсы, куда Овчинникова приглашают постоянно. Подготовить и транспортировать диорамы целое дело.

— У меня дома одни девчонки, — улыбается Сергей, — у них свои увлечения, профессию дочь выбрала по стопам супруги, тоже химик. А внучкам интересны песни, танцы, да и маленькие они еще. Старшей — пять лет, младшей — всего два.

Поэтому в святая святых — мастерскую, этакий мужской уголок, — девочкам пока хода нет. Слишком много мелких деталей и инструментов на полках.

— Я отдыхаю тут. После работы или в выходные. Включаю музыку, надеваю наушники — и меня нет. Работаю час, два, три — сколько сил хватит, — рассказывает Сергей, показывая старинные проигрыватели. — Не поверите, они все рабочие.

На полке с дисками теснятся «ДДТ», «Крематорий», Земфира, Милен Фармер. Здесь же хранятся стопки журналов по моделированию, которые Сергей выписывал с детства, а на специальных подвесах — десятки моделей летательных аппаратов разных времен. Все их Сергей собрал сам. Старейшая модель в коллекции — крохотный самолетик, раскрашенный еще 13-летним подростком. Тут также шеренгами выстроены склянки с красками, всевозможные инструменты, банки с землей и мхом, пинцеты и перья.

— Сами макеты я покупаю в интернете, а вот составляющие порой находишь в самых неожиданных местах. Бечевку, клей, шпаклевку — в строймагазинах, краски, кисти — в магазинах творчества, канцтоваров. Для полировки фигурок, мебели хорошо подходят пилочки для маникюра.

Находчивость не просто выручает мастера, но и позволяет прилично экономить. Моделирование — дорогое увлечение, признается собеседник. Себестоимость даже самой маленькой диорамы, размером с ладошку, — пара тысяч рублей. Все, что удается сэкономить или заработать дополнительно, Сергей вкладывает в хобби.

— Вот это пока самая дорогая, — показывает он картину с американскими военными в иракской пустыне. — Один вертолет стоит как небольшая диорама целиком, плюс все фигурки, другая техника.

Мечты и деньги

Раньше Сергей не продавал работы. Часть подарил местному музею и близким друзьям, часть осталась в Туркменистане, но самые дорогие сердцу миниатюры долгие годы хранил в мастерской. То, что все работы разом выкупил музей, герой считает большой удачей, хотя сумма едва покрыла себестоимость материалов. Но больше всего мастера радует приглашение открыть кружок в доме творчества. Идею клуба моделирования Сергей лелеял много лет.

ЧИТАЙТЕ ТАКЖЕ
Миниатюрных дел мастер
Крупнейшая в мире коллекция солдатиков и боевой техники хранится в доме жителя маленькой станицы на Ставрополье. Сергей Спасов сам создает миниатюрные фигурки и не продаст их ни за какие деньги

— Я давно хотел организовать кружок для местных ребят, даже находил подходящие помещения, но дальше подсчета сметы дело не двигалось. Спонсоров так и не нашел. Детей в городе много, а выбор досуга небольшой. Моделирование — это не просто, нужны рабочие верстаки, инструменты, краски, материалы. Все это недешевое удовольствие.

Моделирование — полезное хобби, уверен Овчинников. Не просто развивает мелкую моторику и фантазию, но и обучает тонкостям разных профессий. Современные модели отличаются высокой детализацией и качеством сборки. Да и выбор тем огромный — промышленные, аграрные, медицинские, исторические, военные.

Администрация обещает открыть клуб для детей Новоалександровского района в местном доме творчества в новом учебном году. Сергей же пока свыкается с непривычно пустыми полками в мастерской и уже придумывает, чем займется в ближайшее время.

— Хочу сделать большую диораму «28 панфиловцев», метр на метр шириной. Уже знаю сюжет, даже нашел фигурки солдат. Еще в мечтах воспроизвести кадр из фильма «Атака мертвецов: Осовец», но это дорого. Даже при всей экономии не меньше 20 тысяч рублей.

В планах мастера сделать экшн-сюжет и записать видео с полыхающей техникой, клубами дыма и гари. Пока есть свободное пространство в мастерской, Сергей также займется самыми крупными макетами в своей коллекции, давно ожидающими своего часа. Среди них — редкая модель сдвоенного немецкого самолета.

— Тут только размах крыла — 75 сантиметров, раньше мне его и поставить было бы негде, — поясняет мастер. — Радовался как ребенок, когда его купил. Скорее всего, он будет просто стоять на стенде, под такой масштаб собрать диораму сложно: нужно очень большое пространство.

Мариям Тамбиева

Рубрики

О ПРОЕКТЕ

«Первые лица Кавказа» — специальный проект портала «Это Кавказ» и информационного агентства ТАСС. В интервью с видными представителями региона — руководителями органов власти, главами крупнейших корпораций и компаний, лидерами общественного мнения, со всеми, кто действительно первый в своем деле, — мы говорим о главном: о жизни, о ценностях, о мыслях, о чувствах — обо всем, что не попадает в официальные отчеты, о самом личном и сокровенном.

СМОТРИТЕ ТАКЖЕ
В других СМИ
Еженедельная
рассылка