{{$root.pageTitleShort}}

Затянуть канат потуже

Скоро Эльбрус наводнят лыжники и сноубордисты. Мы выяснили, как готовят к сезону и проверяют безопасность на самой высокогорной канатной дороге Европы
240

Подняться на самую высокую гору Европы — Эльбрус — нелегко, но проще, чем раньше. До отметки в 3800 с лишним метров вас довезет канатная дорога — самая высокогорная в этой части света. «Это Кавказ» отправился на курорт перед открытием сезона, чтобы узнать, как ремонтируют канатку-рекордсменку, пока склоны не заполнены экстремалами. И оказалось, что подготовить дорогу — это не просто смазать детали, а целое мастерство, а кое-где — почти магия. По крайней мере, атмосфера таинственности присутствует.

Выше и еще выше

«В Европе выше не строят, да там и смысла нет» — так говорят специалисты, обслуживающие канатную дорогу на Эльбрусе.

Поляна Азау, где расположилась нижняя станция первой очереди канатной дороги, находится на высоте 2350 метров над уровнем моря. На 650 метров выше станции «Азау» — «Кругозор». Вторая очередь тянется от 3000 почти до 3500 метров над уровнем моря. Третья, та самая, что сделала канатку рекордсменом в Европе, стартует со станции «Мир» (3455 метров), а верхняя ее станция, «Гара-Баши», находится на высоте 3847 метров над уровнем моря. И это не предел, говорят на курорте. Согласно плану развития, следующая очередь дороги дотянется примерно до тех скал, где когда-то находилась знаменитая гостиница для альпинистов «Приют одиннадцати» — а это 4050 метров.

Обслуживает все эти «метры» канатной дороги АО «Курорт Эльбрус». Каждый год к сезону канатку готовят примерно одинаково: обследуют, обновляют износившиеся элементы, проверяют специальными приборами. И затем получают разрешение отработать сезон.

Но в этом году помимо относительно мелких работ все три очереди ждали значительные изменения. На «Азау» — «Кругозор», например, полностью заменили канат: подошло время. Предыдущий «работал» с 2007 года — с самого запуска дороги. Трос весом 48 тонн и длиной 3600 метров привезли из Швейцарии: в России такие не производятся. На очереди «Кругозор» — «Мир» разбирали и меняли основные узлы, обновили детали. Всего первую и вторую очередь канатной дороги ремонтировало 12 специалистов — в том числе приглашенные из питерского Росинжиниринга.

— Все детали мы проверяем, в случае необходимости — заменяем. А сварные швы, естественно, проверяем на дефекты, — говорит Осман Эбуев, инженер по технике безопасности курорта «Эльбрус».

Осман Эбуев

Все делают неразрушающим методом — то есть демонтажа оборудования не требуется. Для поиска неисправностей используется не только визуальный контроль, но и специальные приспособления. Такие работы проводят по регламенту при отработке канаткой 22,5 тысяч моточасов. Эту единицу измерения используют, чтобы определить износ двигателя. Но это не просто количество часов, которые проработал мотор. Моточас — это час работы мотора на его предельной мощности. Так он работает, конечно, не всегда, так что в итоге один моточас вовсе не равен астрономическому. Понятие это сложное, и «подсчетом» занимаются приборы.

Проверяют и кабинки. В прошлом году их полностью разобрали, почистили, покрасили, поменяли обивку сидений и стекла. Только кабинки, как отмечает механик по транспорту Хусейн Беккаев, обслуживают не раз в сезон, а постоянно.

— Ролики, подшипники и прочие расходники мы за сезон даже не считаем, — рассказывает Беккаев. — Каждый понедельник у нас регламентный день. Дорога не работает, все останавливается, досконально проверяется и при необходимости ремонтируется. На запчасти выделяют достаточно средств.

Хусейн Беккаев

Про деньги механик упоминает не случайно: запчасти приходится заказывать за границей.

— Все эти вещи французские, немецкие. К сожалению, в России аналогов такого оборудования и деталей к нему не производят.

Магический ритуал пересчалки

Из-за границы приходится выписывать и специалиста по креплению каната — счальщика. Во время работы дороги канат, по которому перемещаются кабинки, растягивается, так что для правильной и безопасной работы его нужно периодически укорачивать. Перед началом этого сезона настало время укоротить трос на очереди «Мир» — «Гара-Баши», самой верхней. За время работы очереди это происходит второй раз. На курорте говорят, что, во-первых, в России нужных специалистов нет, а во-вторых, канаты диаметром от 40 миллиметров и толще «пересчаливает» строго только представитель фирмы-производителя.

Юсуф Нагайлиев

До приезда счальщика из Франции канат к «обрезанию» готовили десять местных специалистов и даже один ратрак — транспортное средство на гусеничном ходу.

— Мы стягиваем канат полиспасом, то есть всеми этими бревнами, тросами, блочками, роликами, зажимами, — поясняет Юсуф Нагайлиев, начальник первой и второй очереди канатной дороги. — Процесс непростой и технически, и просто физически, занимает он три-четыре дня.

Работа уже на финишной прямой, осталось уложить на землю место счалки — скрепления частей каната.

— В первую очередь устанавливаем зажимы для уменьшения нагрузки на канат, бревна, которые не дадут канату прокручиваться, — рассказывает Константин Левченко, один из специалистов. — Наша задача стянуть 60 метров каната, чтобы приезжий специалист потом мог произвести пересчалку — сделать петлю, разрезать, укоротить и соединить трос.

Константин Левченко

Длину, на которую необходимо укоротить трос, по специальной формуле вычислит тот же французский мастер. Говорят, пересчалка — это искусство, у каждого счальщика свои методы работы, которыми он ни с кем не делится. Канат состоит из шести прядей, в каждой по 36 нитей. Каждый специалист прячет внутрь нити на месте счалки одному ему известным способом.

— Процесс этот сложный и опасный, — говорит Левченко. — По окончании работы выдается гарантия, все документы по дальнейшей эксплуатации, затем канат проверяют на дефекты. Только после этого производят наладку, вешают кресла и так далее.

Одетые в форменные куртки, горнолыжные костюмы и даже в форму МЧС сотрудники курорта «Эльбрус» отгоняют подальше фотографа, корреспондента и других любопытствующих, говорят, что трос может повести себя как угодно, пока его не «замертвили». Да, улыбаются они, «мертвяк» — это канат, закрепленный в нужном для счалки положении, но никакого отношения к зомбиапокалипсису это не имеет.

Большие бревна, устройства для закрепления за опоры и дополнительный трос собраны в единую, не слишком понятную несведущему человеку систему и тянутся к ратраку. После нескольких минут будто бы разобщенных действий водителю ратрака дают отмашку — пора отъезжать. Но быстро выясняется, что трос длинноват, ратрак задним ходом ползет обратно — и «мертвить» начинают по новой.

{{current+1}} / {{count}}

А что, если канатка остановится?

Большинство горнолыжников периодически слышат леденящие душу истории об авариях на канатных дорогах в разных концах света. На Азау, утверждает инженер Осман Эбуев, ответственный за безопасность на канатке, аварий и серьезных нештатных ситуаций не было ни разу.

ЧИТАЙТЕ ТАКЖЕ
Шесть курортов для любителей лыж и сноуборда
Собираетесь поехать кататься на Северный Кавказ? Помогаем новичкам и экстремалам выбрать правильный склон

— Максимум — недолговременное отключение электроэнергии, — говорит он. — На этот случай у нас есть аварийные дизель-генераторы.

На принятие решения о запуске генератора по правилам дается 15 минут, еще столько же — на его запуск.

— После запуска дорогу «выгружают», то есть людей доставляют на станции, — объясняет инженер. — К счастью, не было такого, чтобы генераторы не запустились, и пришлось осуществлять вертикальную эвакуацию из кабин.

И все же такой сценарий предусмотрен — спасатели всегда наготове. Если дизель не запустился, они поднимутся на опоры канатной дороги, по тросам доберутся до кабинок и спустят туристов вниз. Все эти процессы должны занять не больше четырех часов.

Туристам, оказавшимся в кабинке в момент отключения электричества, важно не паниковать, не пытаться открыть двери и забыть картинки из фильмов про супергероев. Лучше спокойно дождаться, пока движение возобновят.

— У нас есть система громкой связи, с ее помощью на канатной дороге при необходимости делаются объявления, — говорит Осман Эбуев. — Если начнутся спасработы, пассажиров проинструктируют, как вести себя дальше. Когда никаких объявлений нет, можно и вовсе ни о чем не переживать, просто подождать немного и ехать дальше.

{{current+1}} / {{count}}

Пока инженер рассуждает о том, что во время остановки можно, например, как следует налюбоваться пейзажами и даже увидеть гуляющих по склону горных туров, оказывается, что последние действительно рядом с опорами канатки: лениво лежат на солнце, перепрыгивают с камня на камень и совсем не обращают внимание на проезжающих над ними людей. Конечно, когда горнолыжный сезон откроют, животные уйдут на менее популярные склоны, но пока они чувствуют себя в безопасности.

Когда начнется сезон, предсказать здесь не берутся, — на Эльбрусе ждут обильный снег.

Дарья Шомахова

Рубрики

О ПРОЕКТЕ

«Первые лица Кавказа» — специальный проект портала «Это Кавказ» и информационного агентства ТАСС. В интервью с видными представителями региона — руководителями органов власти, главами крупнейших корпораций и компаний, лидерами общественного мнения, со всеми, кто действительно первый в своем деле, — мы говорим о главном: о жизни, о ценностях, о мыслях, о чувствах — обо всем, что не попадает в официальные отчеты, о самом личном и сокровенном.

СМОТРИТЕ ТАКЖЕ
В других СМИ
Еженедельная
рассылка