{{$root.pageTitleShort}}

Шесть историй из жизни Ахмата Кадырова

Первый президент Чеченской Республики — в воспоминаниях однокашника и друга, муфтия Бердиева
2469

Исмаил Бердиев и Ахмат Кадыров, 1999 год

В Чечне празднуют 65-ю годовщину со дня рождения первого президента республики Ахмата Кадырова, трагически погибшего 9 мая 2004 года в результате теракта на стадионе Грозного. Председатель Координационного центра мусульман Северного Кавказа, муфтий Карачаево-Черкесии Исмаил Бердиев рассказал памятные случаи из жизни Кадырова.

«Планировали работать имамами в мечетях родных сел»

— Наше знакомство с Ахматом состоялось в Бухаре в стенах медресе Мир-Араб, куда я поступил в далеком 1982 году. Он уже тогда учился там. Мы очень быстро сдружились, может в силу того, что были старше остальных ребят… Ахмата все ценили, он был заботливым и внимательным не только к близким друзьям. Оберегал всех земляков и других студентов, интересовался, кто как учится, у какого какие проблемы… Несмотря на то что сам был погружен в учебу, находил время для всего. Наверно, это кавказское воспитание, ведь у нас как принято: старший берет на себя ответственность за младших, заботится и направляет их. И его всегда слушали, и не только 18 представителей кавказских республик, которые обучались тогда в этом медресе, но и другие студенты. Он был лидером, не выделяясь, не навязывая свою волю. У него были харизма и дар убеждения. Все мы его уважали.

В те годы никто из нас и не мечтал о том, что будет возглавлять республику или станет председателем Координационного центра мусульман Северного Кавказа. Планировали работать имамами в мечетях родных сел и доносить до людей основные заповеди Всевышнего, но, как говорится, пути господни неисповедимы.

«Приготовлю я вам наш чеченский жижиг-галнаш»

— Мы, как все студенты, любили собираться вместе, организовывали небольшие праздники, вели задушевные беседы, а иногда и горячие споры, как же без этого. Как-то раз наш небольшой клуб кавказцев затеял очередные посиделки. Ахмату на днях из дома прислали сушеное мясо, и он говорит: приготовлю я вам наш чеченский жижиг-галнаш, но нужна кукурузная мука. Нашли муку, Ахмат замесил тесто, слепил галушки, отварил мясо. Красиво подал еду на стол. Получилось очень вкусно. Так началось мое знакомство с национальной кухней чеченцев, да и не только мое.

Еще одна история с чеченскими блюдами, а точнее с сочным мясом, связана с праздником по случаю окончания Ахматом исламского института в Ташкенте, где он продолжил религиозное образование после медресе Мир-Араб. Я и Исмаил Бостанов были в числе друзей, приглашенных на торжество. Ахмат подходит к нам, хитро улыбаясь, спрашивает: «Ребята, а вы помните, кто собирался скрутить и зарезать бычка, которого мой отец специально откармливал для этого праздника с тех пор, как я уехал учиться в Бухару?» «Помним», — отвечаем мы дружно и едем в загон. А там уже такой бугай, что в двери сарая не проходит. Пришлось снести часть стены, чтобы вывести животное. Не без помощи, конечно же, но обещание забить жертвенного бычка мы с моим тезкой и земляком сдержали… Мясо, кстати, было очень вкусным, вечер получился теплым и уютным. Говорю сейчас об этом — и сразу перед глазами светлое лицо Ахмата, его радушный, гостеприимный дом.

«Как будто предчувствовал»

—  Ахмат Кадыров стал духовным лидером своего народа в самый сложный для Чечни период. Был избран муфтием республики при Масхадове, который, к сожалению, не прислушивался к нему, попав под влияние одиозных боевиков. Он не раз делился своей болью от того, что творилось тогда в его родной республике. Ахмат постоянно говорил: надо что-то делать, мне надо защищать свой народ… И он пошел против тогдашнего режима в Чечне, всячески старался остановить войну. На него неоднократно совершались покушения, свидетелем одного из них был я сам. Это произошло в селе Иласхан-Юрт в Гудермесском районе. Ахмат собрал имамов, ученых, богословов на праздник по случаю рождения пророка Мухаммеда. На месте, где он стоял буквально минуту назад, прогремел взрыв. До этого он взял меня за руку и говорит: «Пошли отсюда». Как будто предчувствовал. Мы только отошли оттуда, и такой грохот стоял…

«Путин отправил всех, кроме Ахмата»

— Мы приехали в Москву на конференцию имамов России. Затем нас пригласили к председателю правительства страны, им тогда был Владимир Путин. Это был 1999 год, когда боевики вторглись в Дагестан. Владимир Владимирович собрал нас и говорит: объясните, что происходит, что это за явление на основе ислама. Мы отвечаем, что происходящее никакого отношения к исламу — религии мира — не имеет, бандиты просто прикрываются им ради своих целей. Ахмат-Хаджи сказал тогда: «Мой народ безвинно страдает, вы можете помочь… Здесь духовенство Кавказа, вы представитель руководства страны, помогите моему народу». Путин отправил всех, кроме Ахмата, и они еще где-то час беседовали. Когда он вышел, я понял по его лицу, что он доволен встречей, даже спрашивать не стал ничего. Ахмат посмотрел на меня и сказал: «Обещал помочь».

Позже Ахмат Кадыров будет назначен главой администрации Чеченской Республики. И многие ведь тогда недоумевали, как можно было поставить во главе одного из регионов светского государства религиозного человека, муфтия. Что он сделал, за какие заслуги, вопрошали. Путин поверил ему, поверил, что этот человек будет работать во благо своего народа, и не ошибся.

«Кто бы мог подумать, что я стану президентом»

— Когда Ахмат стал главой администрации, а затем и первым президентом Чеченской Республики, как говорится, очень важным человеком, высокого ранга, власть не изменила его. Он был по-прежнему скромен, добродушен и открыт для людей. Ахмат знал, что значат истинные ценности: семья, дружба. Он умел дружить, ценить друзей, его новое положение никак не влияло на наши отношения, мы, как и раньше, были близки, но в силу занятости виделись реже. Он постоянно говорил: «Вот видишь, Исмаил, как жизнь повернулась… В нашем роду не было больших начальников, даже бригадира, а тут такое. Кто бы мог подумать, что я стану президентом, но коль такова воля Всевышнего, буду работать изо всех сил».

«Я так сильно устал…»

—  С Ахматом я виделся в последний раз в Москве, мы были вместе на инаугурации главы государства Владимира Путина. Я у него спрашиваю: «Ты останешься на парад Победы?» Он: «Нет, я так сильно устал, поеду в Сочи на неделю». Продолжаем беседу, он спрашивает у меня: «А где Шарафутдин?» Это наш общий друг, он тоже учился в медресе Мир-Араб. Отвечаю: «Наверно, дома» — и сразу же звоню ему, а он в аэропорту встречал директора нашего медресе. Его Ахмат очень хорошо знал, они дружили семьями. Он передает трубку директору, а я Ахмату. Они поговорили, выяснилось, что Абдулкахар приехал в Нальчик на неделю. Ахмат у меня спрашивает: «Ты когда домой?» — «На парад, — говорю, — и сразу же поеду». «Тогда я тоже в Сочи не поеду, еду домой; как вернешься, возьми Шарафутдина и Абдулкахара, и все ко мне приезжайте». Мы попрощались, строя планы увидеться в самые ближайшие дни… Судьба… Он хотел поехать в Сочи отдохнуть, но из уважения к своему учителю, другу поменял планы и пошел на парад Победы в родном Грозном. Хотя его и предупреждали о возможном теракте.

Я был на Красной площади, телевизор не смотрел. Мне позвонил Шарафутдин и говорит: «Передали по ТВ, что на Ахмата совершено покушение, он ранен, что ты об этом знаешь, это правда?» После парада меня пригласили в Кремль на прием, там печальная новость подтвердилась. Так я узнал, что потерял моего друга, светлого и чистого человека.

Халимат Эбзеева

Рубрики

О ПРОЕКТЕ

«Первые лица Кавказа» — специальный проект портала «Это Кавказ» и информационного агентства ТАСС. В интервью с видными представителями региона — руководителями органов власти, главами крупнейших корпораций и компаний, лидерами общественного мнения, со всеми, кто действительно первый в своем деле, — мы говорим о главном: о жизни, о ценностях, о мыслях, о чувствах — обо всем, что не попадает в официальные отчеты, о самом личном и сокровенном.

СМОТРИТЕ ТАКЖЕ
В других СМИ
В других СМИ
Еженедельная
рассылка