{{$root.pageTitleShort}}

Городские легенды:
в гостях у призраков Ставрополя

Подводное кладбище, тень покойного губернатора и целый «замок привидений» — гуляем по мистическим местам Ставрополя и знакомимся с их обитателями
2987

Ставрополь представляет огромный интерес для мистиков и историков. В том числе из-за большого количества легенд о старинных городских особняках, кладбищах и, конечно, об их загадочных обитателях. А местные «охотники за привидениями» и вовсе утверждают, что порой открывающееся зрелище бывает настолько страшным, что становится плохо.

Здание городской думы: призрак губернатора и старинное зеркало

Невозможно, когда идешь по проспекту Карла Маркса, не заметить здание с четырьмя кариатидами — скульптурами женщин в древнегреческих хитонах. Сейчас это здание городской думы. А построено оно было в 1903 году главой Ставропольской губернии Николаем Никифораки в качестве его резиденции.

По описаниям современников, интерьер поражал своим великолепием: мебель из черного и красного дерева, художественная лепнина, тяжелые хрустальные люстры, лакированный паркет. С тех пор резиденция сменила не одного губернатора, да и от внутреннего убранства не сохранилось почти ничего. Зато в доме с годами начали происходить очень странные вещи.

— В думе рассказывают, что охранники боятся оставаться на ночное дежурство, — говорит ставропольский краевед Роман Нутрихин. — По ночам дом буквально оживает: кто-то охает, ахает, ходит, скрипит паркетом.

Кто именно гуляет по коридорам старой губернаторской резиденции, сказать сложно: никаких кровавых событий здесь не происходило. Но догадки, конечно, есть. И отчасти ответ дает литература. Дело в том, что этот дом появляется в повести «Губернатор» российского писателя Ильи Сургучева, жившего в Ставрополе до революции.

— В повести описана тяжелая судьба губернатора в предреволюционные годы, во время многочисленных кровавых событий, — продолжает Нутрихин. — Он усмиряет многочисленные восстания в селах ценой человеческой крови, его собственная дочь умирает от чахотки, а потом и революция — все это легло на плечи губернатора. О каком именно человеке идет речь — неясно, но действие происходит в этом доме и явно основано на реальных событиях. В повести хорошо показано это экстраординарное состояние психики людей, находившихся у власти в предреволюционные годы. У Сургучева все это отпечатывается в зеркале: губернатор подходит к нему и видит свою боль. Кстати, это старинное зеркало сохранилось там до сих пор. Может, и правда, что-то в нем отпечаталось — кто его знает. Такая вот городская мифология.

Картинная галерея Павла Гречишкина: призрак погибшей княгини

В Ставрополе существует музей, который может похвастаться своим «штатным» привидением. Это картинная галерея пейзажей художника Павла Гречишкина, расположенная в здании бывшей мечети на одной из центральных улиц города.

История у этого места долгая и, если верить легендам, довольно трагичная. Когда-то на месте мечети была усадьба, принадлежавшая князю Давлету Гирею Бибердову. Однако в 1886 году князь неожиданно отказывается от своего имущества и передает земли местной мусульманской общине — для строительства храма.

— В книге Германа Беликова «Ставрополь. Врата Кавказа» рассказывается одна старая легенда, связанная с князем, — говорит Роман Нутрихин. — У Бибердова была единственная, горячо любимая дочь. В 17 лет она внезапно погибает от неизвестной болезни, и князь хоронит дочь прямо в саду дома. На этом месте будто бы и была возведена мечеть: князь хотел, чтобы ребенок покоился в намоленном месте. И вот теперь каждый год на балконе минарета в полнолуние, в полночь, в праздник Рамазана появляется образ девушки в белом платье.

Так это или нет — сказать сложно. После революции мечеть национализировали. Сотрудники галереи, открывшейся в здании мечети в 80-е годы прошлого века, утверждают, что никаких призраков ими замечено не было.

«Замок привидений»: убитые любовники, загадочные монахи и репрессии

Дом под номером 100 на улице Комсомольской, пожалуй, самое мистическое место Ставрополя. Чего о нем только не говорят. По одной из версий — его для одной из своих любовниц отстроил бакинский купец Ага Балы Гулиев, известный под прозвищем «хлебный король Кавказа».

По другой — он принадлежал одной из грузинских княгинь, снискавшей славу второй царицы Тамары. Якобы сюда княгиня приглашала своих многочисленных молодых любовников, которых потом хладнокровно убивала — подмешивала в вино яд. Вот и поговаривают, что тени убитых юношей до сих пор не покинули дом…

Но это, конечно, только слухи. На деле же история дома чуть более прозаична. Первым владельцем усадьбы был купец Игнат Волобуев — дом он построил для своей дочери Анны, которая мирно поселилась здесь вместе с мужем. Правда, после смерти супруга дом она вынуждена была продать. Он превратился в доходный — новые владельцы сдавали комнаты жильцам.

— Верхний этаж занимали какие-то монахи из Закавказья, пугая обитателей дома черными сутанами с капюшонами и заросшими щетиной лицами. С того времени в городе появились домыслы, что в доме-замке происходят непонятные бесовские деяния, сопровождаемые странными звуками, напоминающими то хохот, то рыданья, — пишет ставропольский краевед Герман Беликов в книге «Старый Ставрополь».

На этом, впрочем, темная история дома не заканчивается. Во время Гражданской войны в замке располагался военный госпиталь. Тогда же в стенах дома произошла жуткая расправа: несколько горских офицеров из знаменитой «Дикой дивизии» перерезали горло более чем 30 раненым красноармейцам. Кровавый эпизод подкрепил дурную славу дома.

Но и это еще не все. В советское время в усадьбе разместился один из репрессивных аппаратов большевиков — и люди стали вовсе обходить дом стороной. А уж когда после Великой Отечественной войны туда переехал туберкулезный диспансер — образ «опасного места» закрепился за ним окончательно.

В наши дни здание постепенно превращается в руины — сейчас от него остались одни только стены. Уже много лет оно «закрыто на реконструкцию», которая пока проводится только на словах. А пока это место притяжения ставропольских сталкеров, которые после возвращения из «замка привидений» рассказывают страшные истории.

— Когда мы выходили из этого дома, увидели в окнах силуэт, напоминающий женскую фигуру, — вспоминает глава движения «Ставросталкер» Снежана. — Зрелище было настолько страшным, что одному из наших ребят стало плохо. У меня началось головокружение. Призрак в окне продержался меньше минуты, наверное. Хотя нам казалось, что мы остались с ним один на один надолго. Ощущение времени в этом замке полностью исчезает.

Кравцово озеро: подводное кладбище

Легенды о привидениях гуляют не только вокруг старинных особняков Ставрополя. Кравцово озеро на окраине города считается одним из самых аномальных мест региона. А в народе его и вовсе называют не иначе как кладбищем утопленников.

До того, как в нем официально запретили купание, местные СМИ буквально пестрели заголовками о многочисленных погибших — рыбаках, купальщиках и даже об охотниках, которые случайно забрели в болотистую местность.

Каких только версий не услышишь от местных жителей. Одни уверены, что всему виной водоросли, в которых люди запутываются и не могут выплыть. Другие — что на дне озера живет гигантский моллюск, поглощающий своих жертв, третьи — что это никакой не моллюск, а огромная зубастая рыба… Однако в глаза это «Лох-несское чудовище», конечно, никто не видел.

— Кравцово озеро, действительно, можно назвать своеобразным природным кладбищем, — считает ставропольский краевед и географ Василий Гаазов. —  Здесь очень длительное время накапливался торф. Что не могло не сказаться на сильной энергетике этого места. Любой водоём, когда зарастает, превращается в болото, а потом исчезает. А Кравцово озеро хотя и зарастает, но продолжает держаться. Аномалии, конечно, возможны. И специальные приборы фиксируют, что это гепатогенная зона. Не исключено, что в этом месте даже существует открытие какого-либо портала и контакта с параллельным миром.

Сегодня Кравцово озеро — природный заказник краевого значения. Купание и рыболовство здесь строго запрещено. Однако «охотники за привидениями» нередко приходят сюда за новыми ощущениями.

Мамайский лес: древний могильник

Дурной славой пользуется и старый микрорайон Ставрополя «Мамайка», где произрастает таинственный Мамайский лес. Не все знают, что почти вся территория леса — это древнее кладбище и тут до сих пор, как говорят местные, периодически встречаются «настоящие привидения».

— Интересно само название — «Мамайский», — поясняет краевед Роман Нутрихин. — Дело в том, что в этом лесу есть древние захоронения — что-то вроде маленьких курганов. Говорят, что когда в город пришли первые переселенцы из Малороссии, они увидели каменных истуканов — каменных баб, предположительно половецкого происхождения. Малороссы всегда такие изваяния называли «мамаями» — так к лесу и прикрепилось это название.

До наших дней эти самые истуканы не сохранились, память о них осталась только в историях местных жителей, чьи предки, вероятно, и растащили каменных баб на сувениры, считает эксперт.

Переселенцы стали и дальше хоронить здесь умерших, и еще в XIX веке Мамайский лес был одним из городских кладбищ, часть его сохранилась по сей день. Сейчас же — лес вошел в состав города, а рядом находится одноименный частный сектор Мамайка, жители которого до сих пор замечают странные явления.

— Эту историю рассказала мне коренная ставропольчанка, — говорит Роман Нутрихин. — Когда ей было около 10 лет, она вместе с мамой пошла вечером к знакомым на похороны. Домой возвращались ночью мимо кладбища на Мамайке. Дорога шла в гору, при лунном свете они увидели, что вровень с ними по кладбищу движется высокий столп, напоминавший очень плотное закрученное облако или туман. Девочка крикнула: «Мам, смотри». Но женщина одернула дочку и, шипя сквозь зубы, заставила молиться. Запретила смотреть в ту сторону. Страшный столп постепенно отстал, однако до самого дома они шли, шепча молитвы.

Ася Асрян

Рубрики

О ПРОЕКТЕ

«Первые лица Кавказа» — специальный проект портала «Это Кавказ» и информационного агентства ТАСС. В интервью с видными представителями региона — руководителями органов власти, главами крупнейших корпораций и компаний, лидерами общественного мнения, со всеми, кто действительно первый в своем деле, — мы говорим о главном: о жизни, о ценностях, о мыслях, о чувствах — обо всем, что не попадает в официальные отчеты, о самом личном и сокровенном.

СМОТРИТЕ ТАКЖЕ
В других СМИ
Еженедельная
рассылка