{{$root.pageTitleShort}}

Дом с историей: Мельница Гулиева в Ставрополе

Это заброшенное здание — некогда любимый проект мучного короля Ага Балы Гулиева, чья империя простиралась от Ставрополья до Средней Азии, а биография напоминает сценарий индийского фильма
2226

Мельница Гулиева, 2017 год

История жизни бакинского олигарха Ага Балы Гулиева напоминает болливудскую мелодраму, в которой сначала все очень плохо, потом — очень хорошо, а в середине — страсти, похищения, любовь.

Ага Бала Гулиев

Мальчик из Баку

— Маленький мальчик Ага родился в середине XIX века. Рос в бедной семье. Чтобы хоть как-то прокормиться, он продавал на рыночных площадях Баку кутабы (лепешки с начинкой, по виду напоминают чебуреки), которые пекла его мать, — начинает рассказ о предпринимателе-миллионере сотрудник Ставропольского краеведческого музея Валерий Ольховский.

Потом мальчик вырос и стал уважаемым человеком. Ага Бала Хаджи Гулу оглы Гулиев не ограничился мелкой торговлей. Предпринимательская жилка подсказала ему: покупай хлеб, продавай хлеб — и будешь королем. Так он и поступил. А потом скопил денег и построил собственную мельницу.

Железнодорожная лихорадка

Чутье всегда безошибочно помогало Гулиеву определить, в каком направлении двигаться. И он стал развивать бизнес на Ставрополье.

В конце XIX века к Ставрополю провели ветку Владикавказской железной дороги. Предполагалась, что она свяжет хлебные районы юга страны. 120 лет назад, 1 января 1897 года, по рельсам прошел первый поезд.

1910-е годы, погрузка муки

— В районе железнодорожного вокзала мельницы росли как грибы после дождя, — говорит Ольховский. — Ставропольский край сельскохозяйственный. Переработка зерна здесь была чуть ли не единственным производством. Естественно, с появлением железной дороги случился мельничный бум. Продавать переработанный продукт выгоднее, чем сырье, тем более на экспорт. Мукомолы начали возводить паровые вальцовые мельницы — гораздо более производительные, чем прежние водяные и ветряные мельницы с жерновами. Майкопский купец Иван Баранов построил такую с южной стороны старой Ярмарочной площади. Она была одной из самых крупных в городе, самой современной и отличалась удобным положением — железнодорожные пути подходили прямо к ней. Редкое предприятие могло похвастаться такой инфраструктурой.

Было это в 1902 году, а в 1908-м Гулиев выкупил мельницу и полностью ее переделал.

Местные газеты писали: Гулиевская мельница отстроена заново. Спустя шесть лет по проекту инженера Савицкого Ага Бала строит элеватор на 8 тысяч тонн зерна, подводит к нему железнодорожную ветку и приглашает американских специалистов для газификации. Неподалеку от мельницы Гулиев открыл бакалейную лавку для мелочной торговли.

Мельница с открытки

Проект обошелся бакинскому купцу в 350 тысяч рублей серебром — невероятные деньги по тем временам. Но в начале XX века Гулиев уже был миллионером и мог себе позволить многое. Например, выписать для мельницы немецкий паровой гудок, по нему весь Ставрополь сверял часы.

Его мельница стала единственным промышленным зданием города, фото которого печатали на открытках.

1900-е годы, элеватор Гулиева

— Гулиев слыл сказочным богачом. Только в Ставрополе он скупил имущество на полмиллиона рублей, хотя производства запускал и на Кавказе, и в Средней Азии, — рассказывает Ольховский. — Думаю, он не жил на Ставрополье постоянно. Останавливался — да, сам во все вникал, оставлял управляющего и уезжал.

Говорят, одно время Гулиеву принадлежал и знаменитый ставропольский дом с привидениями (улица Комсомольская, 100), где квартировали то загадочные монахи, то вдовы, убивающие своих любовников. Но документальных подтверждений этому нет — только слухи.

— Красивый дом, богатый знойный кавказец… Логично предположить, что народная молва их связывала. Гулиев был предприимчивым человеком. Он покупал только перспективные объекты, остальные брал в аренду. В Ставрополе у него появилась еще одна мельница — ее называют Анпетковской, находится она в нижней части города, а также крахмальный заводик, — перечисляет Ольховский.

Знойный кавказец

Несмотря на звание завидного жениха, Гулиев все же не женился ни на ставропольской, ни на бакинской девушке.

В душу Гулиеву запала дочка его знакомого Гаджи Мамеда Расула, молодая и прекрасная Асмят.

Ага Бала был вхож в дом Гаджи Мамеда, но при сватовстве ему отказали. Гордый Гулиев в гости ходить перестал, но намерение свое не оставил.

— Он посылал Асмят подарки, — говорит Ольховский. — Она не то что бы с благодарностью их принимала, но и не отвергала.

И Гулиев счел молчание знаком согласия.

— Легенда гласит, что купец замыслил похитить девушку. Когда Асмят возвращалась из бани (конечно, вместе со старшей родственницей), Ага Бала подошел к их экипажу… По одним данным, красавица вышла сама, по другим — Гулиеву пришлось ее вытаскивать силой. Но в итоге похищение не удалось.

Позже на суде Гулиев заявил, что Асмят в него влюблена и сама хотела замуж, рвалась к нему, но строгая родственница ее не пустила.

— Гулиев настаивал, что у них была предварительная договоренность. Нашлись свидетели, подтвердившие суду, что якобы Ага Бала и Асмят общались. Припомнили и посылки, которые семья не возвращала.

Два месяца Гулиев был под следствием, затем по решению суда отбывал общественные работы.

Попытка похищения Гулиеву аукнулась неожиданно — спустя много лет.

— Эта история очень помешала купцу, когда он баллотировался в гласные Бакинской городской думы. Тогда, как и сейчас, перед выборами кандидаты проходили анкетирование, и в анкете была графа «судимость». Формально он не сидел в тюрьме. Это его и спасло — с большим скандалом мучному королю разрешили выдвинуть свою кандидатуру.

Забытая часть империи

Ставропольская мельница Гулиева проработала до конца 1990-х — в ее здании располагался хлебозавод № 4.

Мельница Гулиева, 2017 год

— Мельница держалась до последнего. Первым сдался железобетонный элеватор, позднее — надстройка, которую сделал Гулиев. Года три-четыре назад и само здание начали разбирать. Бросили клич: кому нужен камень-ракушечник, приезжайте, увозите бесплатно, — воспоминает Ольховский.

Аттракцион невиданного вандализма быстро прекратили. Мельница по сей день стоит полуразобранной. Сохранился лишь фасад.

Мельница Гулиева, 2017 год

— Положа руку на сердце, с точки зрения архитектуры она не представляет особой ценности… — говорит Ольховский. — Если только как памятник промышленности. И часть истории Гулиевской империи.

Мельница Гулиева, 2017 год

В комитете архитектуры и градостроительства Ставрополя тоже говорят, что здание не является объектом культурного наследия. Мельница была приватизирована, и решать ее судьбу будет собственник. Захочет — перестроит, захочет — снесет.

А что касается Ага Балы, он уехал в Баку, дожил до седин, стал купцом первой гильдии и основал Кавказское акционерное общество мукомольных предприятий имени себя.

Екатерина Филиппович

Рубрики

О ПРОЕКТЕ

«Первые лица Кавказа» — специальный проект портала «Это Кавказ» и информационного агентства ТАСС. В интервью с видными представителями региона — руководителями органов власти, главами крупнейших корпораций и компаний, лидерами общественного мнения, со всеми, кто действительно первый в своем деле, — мы говорим о главном: о жизни, о ценностях, о мыслях, о чувствах — обо всем, что не попадает в официальные отчеты, о самом личном и сокровенном.

СМОТРИТЕ ТАКЖЕ

Все могут казаки: как ставропольские староверы празднуют свое возвращение в Россию

Жители двух сел на Кавказе до сих пор помнят обычаи казаков петровских времен. Их предки, несмотря на 250 лет жизни за границей, смогли на чужбине сохранить то, что на родине давно забыто
В других СМИ
Еженедельная
рассылка