{{$root.pageTitleShort}}

Кто в теремочке живет

Экс-полицейский своими руками превратил обычный дом в тихом Ардоне в сказочную избушку в национальном стиле. Теперь ему приходится встречать неожиданных гостей
4499

Как-то в маленький североосетинский город Ардон приехали гости из Индии. Интересовало иностранцев лишь одно строение. Домовладение Бадриевых по улице Ленина давно стало местной достопримечательностью. С помощью подручных материалов, не потратив ни рубля, семья превратила старенький дом в сказочное жилье в этническом стиле.

Не пройти мимо

Город Ардон находится в 35 километрах от Владикавказа. Двадцатитысячный населенный пункт, несмотря на грозное название (с осетинского оно переводится как «бешеная река»), вполне спокойный и ничем не примечательный. Плавно переплетающиеся улицы состоят в основном из частного сектора. Последние десятилетия на месте приземистых саманных домов с маленькими окнами и обычно голубой штукатуркой выросли двухэтажные особняки — добротные, но однотипные. Поэтому мимо дома семьи Бадриевых трудно проехать не притормозив, а то и вовсе не постучав в двери.

Первое, на что обращаешь внимание, — ворота и забор перед домом с резьбой в национальном стиле. Здесь изображены не просто узоры, а знаковые предметы из традиционного осетинского обихода. По центру вырезана ритуальная чаша. Ее поднимают на праздниках, наполняя специально сваренным напитком «ирон баганы» - это сорт домашнего осетинского пива на поджаренном пшеничном или пшенично-кукурузном солоде. По обе стороны чаши — изогнутые сосуды в виде рогов, какие испокон веков использовали на Кавказе в качестве кубков. В нижней части ограждения — сторожевые башни. Дополнена композиция национальным орнаментом.

Во дворе — небольшая крытая беседка из акации, на противоположной стороне — качели. Сам дом облицован разноцветными плоскими камнями. Все это сделано тоже своими руками.

Из «скворечника» в этнодом

— Я очень люблю рыбалку, охоту. Выезжал на природу, а возвращался с ее дарами, — объясняет хозяин необычного дома Мурзабек Бадриев. —  Срубили деревья, расширяя дорогу в Алагирском районе, — остановился, собрал прутья, пеньки. На речке камни собирал, специально отбирал плоские, разноцветные. На море поехали с семьей, пляж попался, усеянный ракушками, собрали в мешок, привезли. Все пригодилось.

Мурзабек — подполковник милиции в отставке и глава Совета ветеранов Ардонского района. Свободное от общественной работы время он уже десять лет посвящает своему увлечению. Правда, подтолкнули к нему печальные события. Сын Мурзабека Казбек, тоже сотрудник правоохранительной структуры, поздней ночью возвращался домой на своем автомобиле. Уснул за рулем, очнулся уже в реанимации. Отцу семейства пришлось вернуться из Южной Осетии, куда он уехал работать после выхода на пенсию.

— Сын получил сильнейшую травму головы. Потом посттравматический инсульт. Забрали его домой, выхаживали сами. Всю жизнь я работал, никогда без дела не сидел, а тут вынужденно пришлось оставить все. Не мог я сына никому доверить. Да и отцовская поддержка ему нужна была как никогда, — вспоминает Мурзабек.

К сожалению, Казбек остался инвалидом — восстанавливаться ему приходится до сих пор. А тогда речь шла о жизни и смерти. Как-то в то тяжелое время Мурзабек вышел на улицу и оглядел выросшие вокруг двухэтажные особняки.

— А наш некогда считавшийся хорошим добротным родительский дом превратился в скворечник на их фоне. Сами рассудите: мне седьмой десяток пошел, а он старше меня. До сих пор внутри него некоторые стены саманные. Вот тогда все и началось. Возможно, хотелось отвлечься от тяжелых мыслей. Нелегко видеть своего ребенка, пусть уже и взрослого, прикованным к постели.

Сторожевая башня Ричарда

Работали всей семьей: Мурзабек реставрировал дом, жена и дочь помогали с уборкой. Супруга Мурзабека преподает фортепиано в музыкальной школе, а дома у нее другое увлечение. Из газет она делает трубочки, а затем плетет из них корзины и шкатулки.

— Все, что вы видите плетеное во дворе и в доме, — ее рук дело, — объясняет хозяин. — А вот младшая дочь Диана преуспела в выжигании по дереву.

Вначале знакомые смотрели на Бадриевых с непониманием.

— Многие, конечно, посмеивались, теперь приходят, спрашивают совета, хотят и сами применить в работе, — рассказывает Мурзабек.

Все дизайнерские решения для дома он придумал сам — получилась смесь современности и традиционных осетинских символов. Мурзабек говорит, что никогда ничего не планирует. Идеи приходят неожиданно, а воплощать в жизнь он их умеет.

Одна из самых неожиданных идей — домик для домашних животных. Сторожевая башня в национальном стиле примерно полтора метра высотой. Внутри встроили обогреватель, чтобы псу Ричарду было тепло зимой. Мурзабек с теплотой показывает видео с собакой, играющей с его маленькой внучкой. Пожилой любимец семьи недавно скончался. Теперь в башне живет только лохматая черная кошка, которую называют просто Кися. Кися расположилась в апартаментах с отдельным входом на верхнем ярусе. На территорию Ричарда в нижней части башни она до сих старается не ступать.

Поток незнакомцев

Горное село, каменный дом, хлев, телега, ограда из прутьев. По центру важный атрибут любого осетинского дома — очаг, священный, неугасающий огонь которого символизировал единство семьи. Спускавшаяся над ним надочажная цепь передавалась из поколения в поколение и была частью родового наследия. Теперь такой этнографический уголок есть в детском саду, который посещает внучка Мурзабека.

Для нее же во дворе перед домом Бадриевых появилась сказочная избушка на курьих ножках. Хозяйка — Баба Яга Костяная нога — рядом. Избушка непростая, а с иллюминацией.

Кстати, об освещении. Все люстры во дворе под навесом и в доме тоже собственного изготовления. В качестве основы — коряги и пни. Одна из люстр, сделанная уже сыном Казбеком, перетянута веревкой. У других плафоны из сплетенных газетных трубочек. А вечерами семья собирается у теплого камина, сделанного тоже своими руками.

Мурзабек Бадриев с теплотой и с некоторой долей гордости показывает каждый уголок в своем доме.

— Мы уже привыкли, что время от времени стучат в двери совсем незнакомые люди, — говорит он. — Спрашивают разрешения дом осмотреть, потрогать что-то руками, сфотографировать. Обычно это жители других республик, которые проезжают мимо. Ну, мы гостям рады всегда.

Инга Болатаева

Рубрики

О ПРОЕКТЕ

«Первые лица Кавказа» — специальный проект портала «Это Кавказ» и информационного агентства ТАСС. В интервью с видными представителями региона — руководителями органов власти, главами крупнейших корпораций и компаний, лидерами общественного мнения, со всеми, кто действительно первый в своем деле, — мы говорим о главном: о жизни, о ценностях, о мыслях, о чувствах — обо всем, что не попадает в официальные отчеты, о самом личном и сокровенном.

СМОТРИТЕ ТАКЖЕ
В других СМИ
Еженедельная
рассылка