{{$root.pageTitleShort}}

Ров загубленных душ

80 лет назад, в сентябре 1942 года, на окраине Минеральных Вод у стекольного завода произошла чудовищная трагедия. Немецкие захватчики расстреляли и отравили газом несколько тысяч евреев

Неподалеку от международного аэропорта Минеральные Воды есть место, которое в народе называют «еврейским кладбищем». Сейчас здесь возвышается мемориал жертвам Холокоста. На мраморных плитах высечены имена 1034 евреев, погибших от рук солдат вермахта в Ставропольском крае. Это те, чьи имена удалось установить в рамках программы «Вернуть достоинство» Российского еврейского конгресса, но жертв было гораздо больше. Точное количество казненных неизвестно до сих пор. Называют цифры от 6 до 10 тысяч. Это второе по численности место захоронения жертв Холокоста в России после Змиевской балки в Ростове-на-Дону.

Чудовищная расправа над мирными людьми произошла вблизи стекольного завода имени Григория Анджиевского в Минеральных Водах 6−9 сентября 1942 года, через месяц после оккупации Ставропольского (тогда — Орджоникидзевского) края гитлеровцами.

Документы

Из статьи «Коричневый дурман» писателя Алексея Толстого, члена Чрезвычайной государственной комиссии по установлению и расследованию злодеяний немецко-фашистских захватчиков:

«На Северном Кавказе немцы убили все еврейское население, в большинстве эвакуированное за время войны из Ленинграда, Одессы, Украины, Крыма. Здесь было много ученых, профессоров, врачей, эвакуированных вместе с научными учреждениями. Подготовку к массовым убийствам немцы начали с первых же дней оккупации. Они организовали еврейские комитеты, будто бы для переселения евреев в мало заселенные области Украины, и — одновременно — создали для них невыносимые и унизительные условия жизни: старики, подростки, больные, ученые, врачи, старухи, едва передвигавшие ноги, равно выгонялись на тяжелые земляные работы, без оплаты и без хлебного пайка; приказывалось носить на груди желтую звезду и запрещалось входить в столовые, магазины и общественные места. Запрещался выезд из города. Таким образом, когда, наконец, объявлен был „день переселения“, евреи с величайшим облегчением собрались в указанных местах вместе с семьями…»

Из письма жителя Кисловодска П. А. Аксакова Л. П. Баумгольцу, 12 апреля 1943 года:

«Глубокоуважаемый Леопольд Петрович! Ваше письмо от 7 марта 1943 года получил. Поручение Ваше выполнил. Был у гражданки Андреевой — квартирохозяйки Вашей мамы Исштейн Августины Львовны. По словам Андреевой, Ваш дядя — доктор Баумгольц Иоанн Львович, Ваша мама и медицинская сестра, обслуживавшая доктора Баумгольца, Мелания, вывезены из Кисловодска 9 сентября 1942 года вместе со всем еврейским населением города. Числа 4 или 5 сентября 1942 года немецким гестапо было опубликовано распоряжение, что все еврейское население города подлежит переселению в места малонаселенные, но куда — не было указано. Этим приказом предлагалось еврейскому населению взять с собой продовольствия на несколько дней, все ценные вещи и деньги, багаж должен быть не более 20 килограмм. На все имущество, остающееся в квартирах, должны быть составлены описи, квартира должна быть замкнута на замок. Ключ от замка предлагалось привязать к замку с запиской — фамилия, имя, отчество владельца. 9 сентября к 5 часам утра предлагалось явиться на товарную станцию для погрузки в вагоны всему еврейскому населению города за исключением метисов и семей смешанных браков… Все они были вывезены 9 сентября, направлены в Минводы, а оттуда, как передают, всех направили на стекольный завод, который находится от станции в 6−7 километрах, здесь и прерывается нить дальнейшего следования вывезенного из Кисловодска еврейского населения. Официальных сведений об участи вывезенных немцами еврейских семейств из городов Кисловодска, Ессентуки, Пятигорска и сельских местностей нет. Но упорные слухи передают, что все еврейское население, вывезенное немцами, погибло на стекольном заводе, здесь их всех немецкое гестапо убило».

{{current+1}} / {{count}}

Из показаний заместителя начальника железнодорожной станции Кисловодска Евгении Ковнатной:

«В конце августа 1942 года меня неоднократно вызывало на работу немецкое командование, но я не являлась, однако 5 сентября я была вынуждена выйти на работу. Во время моего дежурства на станции Товарная-Кисловодск 9 сентября 1942 года немцы произвели погрузку советских граждан еврейской национальности. Со слов немцев, вывозили советских граждан в „малонаселенные районы Украины“. Погрузили евреев в эшелон из 20 вагонов, из коих было только два крытых, а остальные открытые платформы. …Немцы произвели погрузку рано утром, а в девять часов утра эшелон отправили в Минеральные Воды».

Из протокола допроса бывшего полицейского немецкого оккупационного режима Василия Хомутова:

«Мы стояли в оцеплении на месте погрузки евреев на платформы. Там было 400−500 советских граждан. Потом конвоировали их до переезда стекольного завода, загружали их под предлогом вывоза на Украину. Во время разгрузки некоторых евреев силой вытаскивали из вагона. На платформе они раздевались до нижнего белья или догола, строились в колонны, и в таком виде их гнали к противотанковому рву. В пути некоторые евреи разбегались, и их пристреливали».

(В мае 1969 года Ставропольский краевой суд приговорил Хомутова к 15 годам строгого режима и 5 годам ссылки. Еще четверо бывших полицаев, участвовавших в массовой казни в Минводах: Ярышев-Бухтояров, Бухтатов, Сергиенко и Марченко — были расстреляны).

ЧИТАЙТЕ ТАКЖЕ
«Это будет первый бой, где люди убивают и людей убивают»
Иногда музеи могут позавидовать скромному школьному архиву. Дневники, рисунки и письма мальчика Жени из станицы Суворовской стали бесценными свидетельствами румынской оккупации Ставрополья в 1943-м

Михаил Акопян, представитель научно-просветительского центра «Холокост» на Ставрополье:

«Сохранились воспоминания очевидцев — жителей заводского поселка. Так, Семен Гринько, Егор Степанченко, Алексей Локтионов и Анатолий Сорокин вспоминали, как фашисты несколько дней и ночей подвозили женщин с младенцами, испуганных детей, обессиленных стариков к глубокому рву. Жители заводского поселка видели, как, узнав о том, что их ждет, люди в ужасе разбегались по полю. Тех, кто пытался сбежать, — расстреливали прямо там. Остальных фашисты сгоняли в кучу, приказывали раздеться, загонял в ров и расстреливали. Других по 15−20 человек грузили в закрытые автомашины и отвозили за километр в противоположный конец рва».

Из «Акта о злодеяних немецко-фашистских захватчиков и их сообщников в городе и районе Минеральные Воды», составленного районной комиссией после освобождения Ставрополья:

«Во время перевозки из одного конца рва в другой люди в машинах оказывались умерщвленными без выстрелов, видимо, током или удушающими газами, так как из открытых дверей машин при выгрузке выходил густой дым. Трупы казненных сваливались в ров, присыпались землей и укатывались машинами».

«При обследовании сравнительно сохранившихся извлеченных трупов в количестве 38 обнаружено: огнестрельных ранений — 3, холодным оружием (резаные и колотые раны) — 6 и остальные 29 имели признаки удушения без каких-либо телесных повреждений, причем у некоторых трупов в полости рта и носовых ходах была обнаружена земля, поэтому можно предполагать, что эти люди были закопаны еще живыми… В числе обследованных 38 трупов обнаружено: женщин — 14, мужчин — 19 и детей: в возрасте от 3 до 6 лет — 3 и в возрасте от 7 до 14 лет — 2».

Выживший

В центральной библиотеке Минеральных Вод есть специальный стенд, посвященный трагедии у стекольного завода. Здесь собраны документы, книги, воспоминания очевидцев, работы художников. Каждый год 6 сентября Михаил Акопян проводит в библиотеке встречи со школьниками и студентами.

— Меня часто спрашивают: «У тебя, наверное, есть еврейские корни, раз тебя так волнует тема Холокоста?» Нет, у меня их нет. Холокост для меня — это трагедия не только еврейского народа, но и всех тех, кто понимает, что такое фашизм. Я как житель России считаю, что любое преступление фашизма против мирного населения не должно остаться незамеченным. Наша задача сегодня — развивать идеи гуманизма. А этого не получится, если мы не будем сохранять и увековечивать память о мирных людях, жестоко погибших от рук фашистов, — говорит активист.

Михаил Акопян

Много лет Михаил Акопян встречается с ветеранами, чтобы записать и сохранить их воспоминания, вместе со студентами и школьниками ухаживает за памятниками и могилами погибших солдат. В 2012 году вместе с представителями еврейской общины Минеральных Вод готовился к траурным мероприятиям, посвященным 70-летию массового уничтожения еврейского населения Ставрополья во время нацистской оккупации. Тогда-то он и познакомился с полковником Советской Армии в отставке Эмилем Зигелем.

— Сейчас ему 97 лет. Он живет в Израиле и с 1946 года каждый сентябрь приезжает в Минеральные Воды к месту казни своих родителей и других невинных людей, убитых лишь за то, что родились под звездой Давида. В тот страшный сентябрь 1942 года еврейский юноша Миля, как его ласково называли родственники, числился в списках приговоренных. Но он чудом остался жив. В августе 1941 года он с родителями и сестрой эвакуировался в Кисловодск из Днепропетровска. Когда в Кисловодск вошли немцы, он спрятался в доме одноклассницы Бэлы Исыхановой, а потом благодаря друзьям Сергею Метревели и Ивану Гугешашвили горными тропами добрался в Закавказье. В 1943 году его призвали в Красную армию и направили в военное училище связи. Он один из немногих евреев на Ставрополье, оставшихся в живых.

Ася Асрян

Рубрики

О ПРОЕКТЕ

«Первые лица Кавказа» — специальный проект портала «Это Кавказ» и информационного агентства ТАСС. В интервью с видными представителями региона — руководителями органов власти, главами крупнейших корпораций и компаний, лидерами общественного мнения, со всеми, кто действительно первый в своем деле, — мы говорим о главном: о жизни, о ценностях, о мыслях, о чувствах — обо всем, что не попадает в официальные отчеты, о самом личном и сокровенном.

СМОТРИТЕ ТАКЖЕ
В других СМИ