{{$root.pageTitleShort}}

Кала-Корейш: заброшенное село, полное тайн

Удивительные средневековые исламские памятники в горах Дагестана разрушают ветер и дождь, но старое село до сих пор притягивает туристов, паломников и ученых
5432

Надгробные плиты в селе Кала-Корейш

Кала-Корейш — дагестанская Атлантида, которая не ушла под воду, а напротив, вознеслась высоко над миром, надежно укрытая от чужих глаз горными перевалами. Когда-то давно село было столицей крупнейшего средневекового феодального владения — Кайтагского уцмийства. Увы, от этой исламской цивилизации остались только кладбище с могилами уцмиев XII−XIX веков и мечеть XI века. Но даже то немногое, что уцелело в селе за более чем тысячу лет существования, поражает воображение: надмогильные плиты со стихами и философскими изречениями, похожие на саркофаги надгробия с вырезанным на них мировым древом, покрытые кружевной вязью деревянные ворота мечети.

Чтобы все это увидеть, сегодня не надо совершать паломничество в труднодоступное село-крепость. Затерянный мир с помощью ученых, фотографов и благотворителей перенесен в главный музей страны: почти месяц, с 25 сентября по 21 октября, в Эрмитаже проходит выставка «Слова камней. Опыт чтения и трансляции наследия Кала-Корейша».

Выставка «Слова камней. Опыт чтения и трансляции наследия Кала-Корейша» в Эрмитаже

Эрмитаж впервые разместил выставку, на которой нет ни одного оригинала. Абсолютно все экспонаты — копии. Артефакты оцифрованы с помощью 3D-сканера с высочайшим разрешением и воссозданы с точностью до мельчайшей черточки. 3D-модели надгробных плит и дверей мечети можно потрогать, с помощью планшета — рассмотреть детали, воспользоваться наушниками или большим сенсорным экраном.

В один из дней работы выставки в Эрмитаже прошел Международный круглый стол по вопросам разработки конвенции о копировании объектов культуры. В эпоху информационного общества и музейное дело, консервативное по своей природе, должно меняться. Копирование, которое, по словам директора Эрмитажа Михаила Пиотровского, является «важнейшим способом рассказа об искусстве», позволяет сохранить шедевры, несмотря на их труднодоступность и внешние угрозы.

Выставка «Слова камней. Опыт чтения и трансляции наследия Кала-Корейша» в Эрмитаже

Научные работники обсуждали новые реалии, а древнее дагестанское село, неожиданно оказавшееся в фокусе внимания ученых XXI века, все так же хранило свои тайны, поделившись с нами одной сотой — или одной тысячной — из них.

Легенды и мифы древней крепости

У легендарного поселения и история соответствующая — круто замешанная на невероятных космогонических событиях. По преданиям, основали село люди, приплывшие сюда во времена Всемирного потопа, а где-то в горах вмуровано в отвесную скалу железное кольцо, к которому и швартовались корабли. Как ни странно, в этой легенде есть доля правды: когда-то на месте Кавказских гор плескалось Сарматское море, а сами горы выглядели как острова. Но было это слишком давно — 10—14 миллионов лет назад.

Другая легенда приписывает основание крепости арабам-корейшитам — мекканскому племени, к нему принадлежал и пророк Мухаммед. Эта версия объясняет название селения: Кала-Корейш в переводе с арабского — «крепость корейшитов» (местные жители называли село по-своему — Урцмуци).

В VII—VIII вв. (если верить арабским летописям) либо в IX—X вв. (в соответствии с исторической хроникой «Тарих Дагестан») в Кайтаг пришли арабские газии — поборники ислама, которые под знаменем священной войны огнем и мечом насаждали новую религию в Дагестане. Труднодоступная вершина горы, стоящей у слияния пяти рек, была для воинственных миссионеров идеальным стратегическим пунктом. Со всех сторон гору окружали ущелья, в село вела только узкая тропинка над отвесным обрывом. Высокие двухэтажные дома, глухой стороной обращенные к ущелью, были настоящей крепостной стеной. Укрепив поселение и построив систему сигнально-оборонительных башен, пришельцы превратили Урцмуци в один из первых форпостов распространения ислама на Северном Кавказе. Именно здесь была резиденция кайтагских уцмиев, которые, приняв ислам, утверждали, что ведут свой род от дядей пророка Мухаммеда — корейшитов Хамзы и Аббаса, — чьи потомки завоевали Кайтаг.

— Это не более чем версия, — говорит Махач Мусаев, директор Института истории, археологии и этнографии Дагестанского научного центра РАН.

Он объясняет, что это обычная практика: когда правящая династия как бы легитимизирует свою власть, возводя свой род к героям, царям, мифическим персонажам, богам, пророкам.

— Самый древний исламский артефакт, найденный нами в Кала-Корейше, относится к началу XI века. Значит, можно говорить о том, что как минимум в середине X века сюда пришли мусульмане. Но к этому времени Арабский халифат уже сдавал свои позиции, и с большой долей вероятности мы можем говорить, что в Кала-Корейш пришли не арабы, а сельджуки или другие газии. Это было весьма распространенным явлением в раннем средневековье — отправиться за границы мусульманских земель нести ислам язычникам. К тому же на могилах первых кайтагских уцмиев имена не арабские, а местные, например Ахсибар, Хиздан. То есть апелляция к дядям пророка, причисление их к своим предкам — не более чем политический ход, попытка доказать свои права на престол в период дефеодализации.

Поэтому мы не знаем, когда именно было основано поселение и когда было завоевано арабами, да и были ли это арабы.

«Смерть — это дверь»

Джума-мечеть XI века и пантеон кайтагских уцмиев с уникальными надгробиями XI−XIX веков — то, ради чего в Кала-Корейш поднимаются и паломники, и туристы, и ученые. Стелы выполнены в едином «уцмийском стиле»: на плите из местного камня арабской вязью вырезаны коранические тексты, философские изречения, стихи, их оплетают геометрический и растительный орнаменты. Удивительно: на редких могилах встретишь имя покойного.

Надпись на надмогильной плите Ахсабара, сына Хиздана, XIII век


«Царство принадлежит Всевышнему, Единому, Всепобеждающему. Владелец этой могилы знаниями напоминает деяния пророков, благочестие его подобно благочестию Абу Бакра, доблесть его подобна доблести Али, справедливость его подобна справедливости праведных халифов, а он — владелец Кала-Корейша Ахсабар, сын Хиздана. Да осветит Аллах его могилу, да простит Аллах его грехи». Абу Бакр Мухаммад бин ал-Валид ал-Фихри ат-Туртуши (1059−1126), «Светоч для правителей»

— Из 39 надгробий имена есть только на пяти-шести. Арабская вязь выполняет не только эстетическую функцию, но в первую очередь — смысловую. Текст первичен, — комментирует эту особенность Махач Мусаев. — Он соответствует традиции и носит назидательный характер: рассказывает о неизбежности смерти, которая вместе с тем — «дверь» в загробный мир, о равенстве всех перед Господом, о бренности мира.

«Все сущее тленно, кроме Него», «Разве не подобен этот мир и все, что в нем, тени, что уходит с закатом солнца?», «И днем, и вечером прибывают обитатели земли, и стираются их прекрасные черты» — изречения говорят о тщете всего сущего, о том, что имя человека забудется, останется лишь вечная мудрость.

— Помимо текстов из Корана на плитах вырезаны отрывки из произведений поэтов разных стран. Так, на надгробии Амир-Хамзы (XVIII век) — стихи андалусского ханафитского ученого XI века Абу-Бакра ат-Туртуши. На других стелах встречаются тексты Фараздака — арабского поэта VII—VIII вв. из Басры; Зейн аль-Абидина — правнука пророка, подвижника, философа, очень набожного человека, жившего в Медине в VII веке, — продолжает Мусаев.

Надпись на надмогильной плите уцмия Амир-Хамзы, сына Мухаммад-хана, сына Ахмад-хана, 1788 год


«Где прежние цари и целые народы?

Куда ушли былые поколения?

Где те, чьи головы были увенчаны коронами?

Куда делась вся их челядь и свита?

Где те, кто так гордился своею мощью и ратью?

Куда делись те, кто обладал могуществом и властью?

Воистину Аллах вывел их из просторов замков в тесноту могил,

И пребывают они там под тяжестью камней и скал!»

Но если все изречения на могилах посвящены смерти, то изображения говорят о вечности жизни.

— Удивительно, что дагестанские камнерезы пользуются мотивами и символами, которые появились задолго до ислама: здесь и бесконечная виноградная лоза, и мировое древо с птицами на ветвях и зверями у корней, и солярные знаки, и свастика. Все это общемировые символы, которые появились еще в первобытные времена и встречаются в искусстве Ирана, Древней Руси, среди рунических камней викингов, у народов Дальнего Востока… Так, львы и орел, изображенные на саркофагообразном надгробии Хиздана XII—XII вв., поразительно напоминают животных, вырезанных на стенах Дмитровского собора во Владимире конца XII века.

Остановись, мгновенье!

В XIX веке уцмийство в Кайтаге было упразднено, и Кала-Корейш лишился былой славы и прежнего величия. А в 1944 году случилось событие, от которого селение так и не смогло оправиться: его жителей насильственно переселили в Чечню вместо депортированных чеченцев. С тех пор в Кала-Корейше никто, кроме хранителя, не живет.

Ветра и дожди делают свое дело, разрушая историко-архитектурные памятники. Археологи пытаются сохранить для истории ускользающую красоту: исследования Кала-Корейша с перерывами продолжаются с 1960 года. Однако можно смело сказать, что в прошлом году началась новая эра в изучении уцмийской династии: весной благотворительный фонд бизнесмена Зиявудина Магомедова «Пери» высадил в Кала-Корейше десант фотографов и ученых.

— Наш фонд — единственная благотворительная организация в России, занимающаяся сохранением культурного наследия через оцифровку, — говорит Полина Филиппова, исполнительный директор «Пери». — Многие спрашивают: почему? Да, это не очевидно. Но одной из основных своих задач фонд видит создание нового поколения — умных, образованных молодых людей, у которых есть культурная идентичность, сформированная на наследии предков. Оцифровывая шедевры, мы сохраняем их навсегда, а новые технологии позволяют рассказать о них молодежи на доступном ей, актуальном языке.

Работали в Кала-Корейше тоже в основном молодые — кураторы, фотографы, ученые. Отобранные по конкурсу фотографы прошли обучение в Испании в фонде Factum Foundation. После этого месяц команда жила в горах: фотографы снимали, ученые-востоковеды расшифровывали надписи. Затем сводили и обрабатывали многочисленные файлы, писали тексты, создавали копии объектов на 3D-принтерах — на подготовку выставки понадобилось полгода.

— Как поступить с цифровыми копиями, мы как раз сейчас думаем, — рассказывает Филиппова. — Конечно, они будут выложены в сеть: мы хотим, чтобы Кала-Корейш увидели и оценили во всем мире. Это будет виртуальный музей, возможно, в нескольких форматах: ведь ученому понадобится высокое разрешение фотографий и данные, которые не нужны простому обывателю.

Для фонда это первая выставка, но проект «Культурное наследие 2.0.» не завершен. Продолжают оцифровываться рукописные и архитектурные памятники Дагестана, и уже закончена оцифровка фресок Дионисия в соборе Рождества Христова Ферапонтова монастыря.

Надписи на надгробиях в селе Кала-Корейш:

  • Сгинули все, и некому поведать тебе. Покинули все этот свет, и нет ответа от них.
  • Все сущее тленно, кроме Него. За Ним — решение, и к Нему вы будете возвращены.
  • И днем, и вечером прибывают обитатели земли, и стираются их прекрасные черты.
  • Где тот, что был унижен, и тот, что был превознесен?
  • Господь — Он тот, кто создал нас безгрешными. Затем мы возвращаемся к Нему с грехами.
  • Разве не подобен этот мир и все, что в нем, тени, что уходит с закатом солнца?
  • Смерть — это дверь.

Саида Данилова

Рубрики

О ПРОЕКТЕ

«Первые лица Кавказа» — специальный проект портала «Это Кавказ» и информационного агентства ТАСС. В интервью с видными представителями региона — руководителями органов власти, главами крупнейших корпораций и компаний, лидерами общественного мнения, со всеми, кто действительно первый в своем деле, — мы говорим о главном: о жизни, о ценностях, о мыслях, о чувствах — обо всем, что не попадает в официальные отчеты, о самом личном и сокровенном.

СМОТРИТЕ ТАКЖЕ
В других СМИ
Еженедельная
рассылка