{{$root.pageTitleShort}}

«Молча я могу сказать гораздо больше»

Актер Роберт Саральп — о клоунаде, работе с Полуниным и о главной роли в кино

Образ дальнобойщика Берда в фильме ученика Сокурова Олега Хамокова «Узлы», который выходит в российский прокат, стал для актера из Кабардино-Балкарии Роберта Саральп дебютной главной ролью в кино, но далеко не первой значимой работой в карьере. В послужном списке артиста — «СНежное шоу» Славы Полунина, работа на Бродвее и танцевальный проект «Черкесский круг».

Об «Узлах»

— Для любого актера работа в кино, тем более главная роль — это отдушина. Натурные съемки картины «Узлы» проходили в Кабардино-Балкарии, в Чегеме, остальные — в павильоне на Ленфильме, где я никогда еще не работал. Три месяца там для меня были как глоток воздуха.

Я давно в клоунаде и играю доброго, трогательного персонажа, а в фильме воплотил образ диаметрально противоположного героя. В этом смысле полностью выложился и сыграл все накопившиеся эмоции. Но у меня в кино не много больших ролей, поэтому, когда смотрел уже отснятый материал, видел шероховатости в своей игре.

О «Снежном шоу» и Полунине

— Я ушел в клоунаду, потому что понял: молча я могу сказать гораздо больше, чем разговаривая со сцены драматического театра. Это другой эмоциональный ряд. Увлек меня этот непростой жанр, когда я учился в Театральном институте им. Б. Щукина. Нашим дипломным спектаклем был «Кабардинский цирк». Мы играли цирковую программу: зверей, акробатов. Я играл клоуна, сам делал себе грим. Мне нравился процесс перевоплощения, ощущения, когда ты себя превращаешь в другого человека.

Непосредственно клоунадой предложил заняться режиссер Владимир Теуважуков. Я тогда уже работал в театре в Нальчике. Так, в 91-м году с Володей Теуважуковым, Зауром Качевым, Лиуаном Тамазовым и Магомедом Шакмановым создали театр клоунады «Баттерфляй». За месяц мы придумали спектакль и через год заняли с ним третье место среди 80 команд на Международном фестивале клоунады.

Наша программа понравилась Славе Полунину, и он пригласил нас в «Академию дураков» на два года. Затем Слава уехал работать в Cirque du Soleil, а вернувшись, позвал меня в спектакль Yellow. Так изначально называлось «СНежное шоу». Там было всего два персонажа: Желтый и Зеленый.

Со временем спектакль разросся в большое шоу со множеством героев и отправился на Бродвей — еще один колоссальный опыт. Законы работы там, подход к профессии совсем другие. На Бродвее все завязано на коммерции, на принципе — насколько тебя хватит и насколько ты выдержишь эту гонку, конкуренцию с другими шоу. А их каждый день параллельно работают около ста.

«СНежное шоу» продержалось на Бродвее два года. Мы выступали восемь раз в неделю. Это тяжело вынести эмоционально. Пару месяцев приходил в себя после такого графика. Слава Полунин же профессионал с большой буквы. Он актер, хороший организатор и бизнесмен — это немаловажные черты, чтобы содержать и продвигать большую команду и разные проекты на протяжении многих лет.

О «Черкесском круге»

— Я люблю танцы, они у адыгов в крови, через них передаются традиции и хабзэ (свод неписаных правил, определяющих поведение адыгов и нормы жизни общества. — Ред.), но до «Черкесского круга» я никогда не работал с профессиональными танцорами. Проект был для меня своего рода экспериментом.

«Черкесский круг» создан в 2007 году за два месяца. Автором, режиссером и продюсером я выступил сам, хореографом — Алан Цопанов, художником по костюмам — Мадина Саральп. Музыка создана Анзором Увижевым, а танцорами были ребята из ансамбля «Хатти» под руководством Казбека Балкарова. Мы тогда горели желанием воплотить новые образы. Мы рискнули — и все получилось.

Мы выступали с «Черкесским кругом» на Северном Кавказе, в Москве, Санкт-Петербурге и в Нью-Йорке — с ним нам помог фонд «Адыги». Нас приглашали в США еще, но с финансированием было сложно, поэтому на этом остановились. Хотя проект до сих пор меня не отпускает, хотелось бы сделать продолжение. Надеюсь, получится.

Об актерских амбициях

— В институте я играл и Гамлета, и Тибальда, и Ромео, и даже Владимира Ульянова. Успел воплотить образ Хлестакова на кабардинском языке в постановке Теуважукова. Театр мне ближе, чем кино, потому что кино все-таки больше индустрия.

Образ Желтого клоуна из «СНежного шоу» вобрал в себя все характеры — от Гамлета и Отелло до фарса и комедии. Зрители, уходя со спектакля, смеются, плачут, и я понимаю, что день был прожит не зря. Рад быть причастным к тому, что делает людей счастливее и добрее.

Диана Машезова

Рубрики

О ПРОЕКТЕ

«Первые лица Кавказа» — специальный проект портала «Это Кавказ» и информационного агентства ТАСС. В интервью с видными представителями региона — руководителями органов власти, главами крупнейших корпораций и компаний, лидерами общественного мнения, со всеми, кто действительно первый в своем деле, — мы говорим о главном: о жизни, о ценностях, о мыслях, о чувствах — обо всем, что не попадает в официальные отчеты, о самом личном и сокровенном.

СМОТРИТЕ ТАКЖЕ

Прогулка с пользой: литературная экскурсия по Владикавказу

Маленький городок, а загадок очень много, говорит о столице Северной Осетии Зарина Алборова. Дипломированный гид разработала авторскую экскурсию и открывает туристам непривычную сторону Владикавказа