{{$root.pageTitleShort}}

«Ты балкарка, ты не будешь петь!»

Особенный тембр, интересные тексты и немногословная уверенность в своих силах — такой певицу Малику знают дома, в Нальчике, и такой ее теперь видят поклонники независимого музыкального лейбла
16101

Малика Атабиева

Эту девушку с глубоким голосом и русалочьими волосами хорошо помнят зрители двух крупных музыкальных проектов: «Песни на ТНТ» и «Новая звезда». Мы узнали у Малики Атабиевой, есть ли жизнь после телевизора и как автор песен из Кабардино-Балкарии стала артистом независимого московского лейбла.

Со словом «этно»

22-летний музыкальный автор и исполнитель Малика Атабиева была хорошо известна в родной Кабардино-Балкарии. Она выступала на концертах, поддерживала литературно-музыкальные постановки сокурсников по институту искусств, участвовала в молодежных фестивалях… А после того, как в сети стали появляться синглы и клипы под именем Malika, записанные в сотрудничестве с лейблом Giacomoville Music, стало понятно, что девушка с магическим голосом, которую можно запросто встретить на улицах Нальчика, возможно, будущая звезда.

— Лейбл продвигает, скажем так, нестандартную, неформатную музыку. Даже, скорее, нерадийную, — объясняет Малика. — Он называется независимым, потому что не оглядывается на музыкальные тренды, с помощью которых попадают в топ-чарты.

История работы молодой исполнительницы со студией началась «в телевизоре».

— Я участвовала в проекте «Песни на ТНТ», и меня заметил музыкальный продюсер шоу Марко Джакомо. Собственно, он и является основателем этого лейбла. Можно сказать, вышло так, что не я их нашла, а они меня.

Свое направление в музыке Малика никак не обозначает, чтобы не загонять себя в рамки.

— Мне кажется, это такой синтез разных стилей, направлений, — разводит руками певица. — Люди чаще всего говорят, что это этно-фолк или этно-поп. Возможно, этно-электроника.

«У меня была музыка, которую я хотела показать людям»

До «телека» и контракта с лейблом Малика записывала на видео каверы на Скриптонита, Матранга и других современных музыкантов и пыталась продвигать собственную музыку. Это желание и привело ее в «Песни на ТНТ», где пришлось выступать перед Бастой и Тимати, и на телеконкурс «Новая звезда» на канале «Звезда». Съемки проектов Малика считает очень интересным опытом, который был нужен и полезен, но повторять который девушка не стремится.

ЧИТАЙТЕ ТАКЖЕ
Принять неприемлемое
Песня-диалог охотника и кабана и ритуально-медитативные мелодии, адыгский «рейв» и маски козла — все это уживается на одной сцене у тех, кто знает, что старинная музыка может звучать ярко

— Тогда я не видела другого способа рассказать о себе большому количеству людей. У меня была моя музыка, которую я хотела показать людям. Хотелось, чтобы ее услышало больше человек, чем только в Instagram и на YouTube.

Малика считает, что этой цели — показать людям себя и свое творчество — она добилась, набралась необходимого опыта.

— Сейчас вспоминаю и спрашиваю себя: неужели это все происходило именно со мной? Даже спустя время я до конца не осознаю, что ли. Такие шоу — отлично налаженная система, в которой практически нет сбоев. Пока другие участники общались друг с другом, я наблюдала за тем, как работает съемочная команда.

У Малики часто спрашивают, не «зазвездилась» ли она после проектов.

— Учитывая мой характер, мою самооценку и то, как я люблю копаться в себе, это невозможно. Так что нет, телевизор не вскружил мне голову, а ощущение от возвращения в родной город было таким теплым. Теперь весь город воспринимается как дом.

Но если у самой девушки нет чувства, что она звезда, у нальчан, очевидно, оно появилось.

— Бывает, захожу в магазин, кто-то подходит, кто-то просто пальцем показывает, кто-то шушукается. Кстати, не скажу, что это очень приятно. В такие моменты я чаще стесняюсь.

Прогнала полиция

Судьба участников популярных телешоу для молодых исполнителей складывается по-разному. Кто-то ловит волну и становится популярным надолго, кто-то исчезает из поля зрения широкого зрителя сразу по окончании проекта. Малика пропадать не намерена. Говорит, стала относиться к музыке еще серьезнее.

Осенью на сайте лейбла Giacomoville Music появился клип на песню Малики «Дом, которого нет».

— Обычно, когда я делала видео для своих соцсетей, снимала сама: ставила камеру на штатив и вперед. Монтировала тоже самостоятельно, — говорит певица. — До «Дома» всего один раз работала с оператором. И еще раз мне помогал брат, у которого, к слову, ни малейшего опыта съемки. Мы делали «Ты мой закат».

Брату Малика просто объяснила, что должно быть на выходе, с задачей молодой человек справился вполне прилично.

Клип «Дом, которого нет» Малике помог снять Булат Бербеков. Его «перу» принадлежат нетривиальные клипы, в которых над местным университетом летает НЛО, на фоне главного корпуса танцуют фантастические существа, а над Нальчиком и вовсе парит с недавних пор такой узнаваемый огромный шар с характерными отростками, похожими на солнечную корону, — коронавирус.

— Он очень талантливый парень, — говорит Малика. — Клип снимали летом в Нальчике с 4 до 7 часов утра, когда в городе еще совсем мало людей и машин. Все происходило на двух улицах — на Балкарской и на проспекте Ленина рядом с Домом правительства. В какой-то момент к нам приехали полицейские и запретили снимать. Это было и смешно, и странно. Мы, конечно, ушли. А что делать?

Родители против

Этим летом Малика защитила диплом: выучилась на режиссера кино и телевидения в Северо-Кавказском институте искусств в Нальчике. Профессию она выбрала осознанно и называет этот пусть воплощением своей детской мечты в жизнь, поскольку снимать ей нравилось с ранних лет. Правда, семья Малики не была в восторге от творческой профессии, а музыка и вовсе вызывала вполне понятный для кавказской семь скепсис.

— Папа в свое время занимался музыкой: пел, играл на разных музыкальных инструментах, у него даже была своя рок-группа. Но еще в молодости прекратил этим заниматься, — рассказывает девушка. — Думаю, это тоже отчасти стало причиной, почему вся остальная семья была против вот этого всего. Все мои родственники не видели в этом какой-либо потенциал, очень хотели, чтобы я была экономистом.

Но ни к экономике, ни к другим сферам, которые в Кабардино-Балкарии принято считать престижными, у Малики душа не лежала.

— Я же гуманитарий, у меня и с цифрами все плохо. Папа единственный говорил, что это мое дело и я должна сама выбирать, чтобы потом не жалеть всю жизнь. Потом, после первых успехов, все начали поддерживать и говорить, что гордятся. Так что теперь все хорошо. Но когда мне было лет 17, абсолютно все мои родственники не то что не поддерживали меня, а говорили мне прямо: «Нет, ты не будешь петь, ты балкарка, тем более девочка. Это не профессия!»

Свое, исконное

О том, что она балкарка, Малика не забывает: в репертуаре певицы есть две композиции на родном языке. Одна из них — национальная, песня-плач балкарского народа, посвящена депортации. Вторая — перевод ее собственной песни «Улетай».

— Тут в какой-то мере даже забавная подробность, которая подтверждает то, что моя семья приняла мое творчество. Эту песню мы переводили вместе с дедушкой, — рассказывает певица. — Он у меня филолог, отлично знает балкарский язык. Я сказала ему, что хочу перевести свое стихотворение на родной язык, и он, конечно, согласился помочь.

Работать дальше в этом направлении Малика пока не намерена, но не потому, что не любит национальную музыку вообще. Как раз наоборот.

— К сожалению, я не питаю огромный интерес к национальной музыке в том формате, в котором она развивается на Северном Кавказе. Если бы она мне нравилась, думаю, в республике мне было бы полегче продвинуть свое творчество. Но я безумно люблю исконно народные мотивы, старинную музыку. А та национальная музыка, которая сейчас в республике, на мой взгляд, не воспитывает музыкальный вкус.

Дарья Шомахова

Рубрики

О ПРОЕКТЕ

«Первые лица Кавказа» — специальный проект портала «Это Кавказ» и информационного агентства ТАСС. В интервью с видными представителями региона — руководителями органов власти, главами крупнейших корпораций и компаний, лидерами общественного мнения, со всеми, кто действительно первый в своем деле, — мы говорим о главном: о жизни, о ценностях, о мыслях, о чувствах — обо всем, что не попадает в официальные отчеты, о самом личном и сокровенном.

СМОТРИТЕ ТАКЖЕ

Бесконечный чай, теплицы и ночь хны: как живут турецкие общины на Северном Кавказе

В Кабардино-Балкарии живут более 14 000 турок-месхетинцев — они давно стали «своими», но сохранили культуру и обычаи. А некоторые села стали почти «турецкими». Рассказываем, как так вышло
В других СМИ
Еженедельная
рассылка