{{$root.pageTitleShort}}

Аулы на платках

Дагестанские украшения, ковры и колоритные аулы теперь можно найти и на шелковых платках. В мастерской махачкалинки Лейлы Казаровой обычный головной убор становится картиной со смыслом
228

Немодное дело

Мастерской росписи Лейлы Казаровой шесть лет. Уникальные платки девушка создает вместе с помощницами — с кем-то знакома еще со школы, кто-то пришел обучаться росписи и остался.

В центре мастерской — широкий стол с тканями и красками, поделенный на несколько зон. Рядом большая рама с натянутым на нее платком, на нем уже виднеются очертания зарождающегося рисунка. По всему помещению здесь и там — разрисованные ткани и одежда, у окна — несколько мольбертов с картинами.

— Во втором классе я пошла в художественную школу и с того времени уже знала, чем буду заниматься после школы. Так и вышло: поступила на отделение росписи и ковроткачества в худучилище и в худграфе на живопись, — рассказывает Лейла. — Мне уже тогда очень нравились дагестанские орнаменты. И хотя это не было особенно модно, многие шли учиться, например, на дизайнеров, но мы с подругой Зулей осознанно пошли на роспись. Это при том что вообще не представляли, где будем работать.

Со временем девушкам пришла идея расписывать платки — и так появилась мастерская. Помимо платков тут наносят рисунки на сумки, одежду, предметы интерьера. Но девушки признаются: «Платки — это сердце, именно это для души».

— Нам очень нравились и украшения, и кайтагская вышивка, и ковровые узоры — мы хотели все это использовать в своей работе, а еще — делать то, что люди бы носили, — объясняет Лейла. — Так как мы сами носим платки, выбор пал на них. Мы просто начали делать то, что нравится самим.

Работа с наследием

Лейла Казарова (справа)

Лейла показывает самый сложный по изготовлению платок. Он из старинного шелка, купленного «с рук». Работали над ним мастерицы больше года.

— Этот платок мы задумывали как свадебный. Здесь собраны главные дагестанские бренды — на нем изображены и кайтагская вышивка, и стилизованные кубачинки, и украшения, и балхарские кувшины, и Дербент, а вот тут по краям даже есть элементы ковра. И это все на одном платке.

Подобные платки, по словам девушки, стоят около 100 тысяч рублей.

— Он очень тонкий. Сделан в единственном экземпляре, как и все наши платки, — говорит художница. — Точно такой же создать уже просто не получится: рисунок зависит от того, какая краска получится, как она растекается. Мы пока не выставляли его на продажу.

Все работы мастериц — на «дагестанскую тему».

— Меня недавно спросили, кто мой любимый художник, кто меня вдохновляет, — говорит Лейла. — Я столько думала, думала, а в голове все равно дагестанское искусство. Вот что меня вдохновляет. Когда в музей зайду — хочется скорее к своим платкам.

Долгий путь

Одна мастерица работает над одним платком. Над сложными трудятся вместе. В среднем на один платок уходит больше месяца — даже если работать каждый день.

Первый этап — разработка эскиза.

ЧИТАЙТЕ ТАКЖЕ
Сокровища из старого сундука
Пять платков с историей из личной коллекции жительницы древнего Дербента

— Затем нужно правильно натянуть ткань на раму — это тоже отдельный вид мастерства, — рассказывает Лейла. — Затем уже наносим рисунок на ткань и обводим специальным «резервом», контуром. Это самый сложный этап, потому что он может потечь. А потом уже заливается краска.

Когда краска высохнет, платок надо «запарить» — подержать на паровой бане три или четыре часа, чтобы закрепилась краска. Теперь платок остается только подшить.

Свои фирменные платки девушки создают из натуральных тканей — шелка и шифона. Краски для них — специальные, тоже натуральные.

— Если мы будем применять акриловый краситель, то платки уже не будут, возможно, настолько приятными наощупь, — объясняет Лейла.

Если платок испортился при обработке, его обязательно «спасут». Нам показывают один из таких экземпляров — растянутый на рамке, с поврежденной тканью.

— Стилизуем, покрасим, будет даже лучше, чем предполагалось изначально. Процесс изготовления непредсказуемый, конечно, но исправить огрех можно всегда. Можем и вышивку добавить, если подходит.

Платки-путешественники

Упаковывают платки в именные шкатулки в виде сундука, их вручную вырезает одна из мастериц студии, она же — автор идеи.

— У нас все ручная работа — от платка до упаковки, — поясняет Лейла.

Работают девушки и на заказ — расписывают платки клиентов. Роспись на готовом платке будет стоить от 5 тысяч рублей, в зависимости от сложности рисунка. На шелковом авторском — выше.

Покупателей девушки находят в Instagram — вернее, они находятся сами. А в будущем Лейла планирует открыть в Махачкале магазин.

Многие покупательницы — дагестанки, живущие за пределами республики. Большая часть заказов отправляется почтовыми компаниями. Часто платки приобретают на подарок.

Визитная карточка

Лейла показывает очередной платок — на нем будет уникальное по архитектуре село Чох. Чтобы ближе познакомиться со знаменитым аулом, девушки отправились туда на некоторое время делать эскизы. Теперь увиденное и зарисованное они переносят на платок.

— Дагестанская тематика — это наша визитная карточка. Некоторые узоры мы переносим с ковров, используем традиционные мотивы, но на платке можно изобразить все что угодно, границ нет — хоть портреты и пейзажи. Я вот хочу сделать платок со всеми узнаваемыми местами Махачкалы, его поймут только те, кто живет здесь, — говорит Лейла.

Чтобы желающие могли и сами украшать свои платки, шопперы или футболки, девушки планируют проводить в студии мастер-классы. Однажды такой уже провели для туристов, вероятно, скоро мастер-классы войдут в программу одного из туров по республике.

— Возможно, и выставку сделаем, — делится планами Лейла. — Но главное, чего мне хочется, — это чтобы наши платки стали таким традиционным подарком невесте. В Дагестане ведь принято приносить невесте золото и другие подарки к свадьбе.

Магидат Абакарова

Рубрики

О ПРОЕКТЕ

«Первые лица Кавказа» — специальный проект портала «Это Кавказ» и информационного агентства ТАСС. В интервью с видными представителями региона — руководителями органов власти, главами крупнейших корпораций и компаний, лидерами общественного мнения, со всеми, кто действительно первый в своем деле, — мы говорим о главном: о жизни, о ценностях, о мыслях, о чувствах — обо всем, что не попадает в официальные отчеты, о самом личном и сокровенном.

СМОТРИТЕ ТАКЖЕ
В других СМИ
Еженедельная
рассылка