{{$root.pageTitleShort}}

«Больше всего люблю торцовочную пилу. Чик — и готово»

Как превратить любимое увлечение в бизнес-фишку, а тяжелый труд — в удовольствие? Рассказывает владелица гостевого дома и мастер по дереву из Северной Осетии
1560

— В том, что туристический бизнес в Северной Осетии развивается со скрипом, виноваты во многом мы сами, — говорит Оксана Кульчиева. — Мне кажется, нет в этой сфере изюминки. Осетия — благодатный и интересный край, здесь есть, о чем рассказывать и что показывать.

Свою «изюминку» хозяйка гостевого коттеджа в горах нашла: в доме почти все сделано ее руками. А на странице гестхауса в Instagram она не только рассказывает об услугах для туристов, но и показывает, как лихо управляется с болгаркой.

Совсем не визажист

{{current+1}} / {{count}}

Оксана Кульчиева

Поселок Фиагдон — одно из самых любимых мест отдыха жителей и гостей Северной Осетии. Тут, в 40 километрах от Владикавказа, в живописном Куртатинском ущелье, за последние годы, как опята после дождя, выросли многочисленные отели, коттеджи и гостевые дома. Один из них — Monblan — трудно не заметить. Он стоит на уступе горы на левом берегу реки Фиагдон — изображенный на воротах орел с распростертыми крыльями привлекает внимание издалека. Но самое необычное — его хозяйка.

Оксана с улыбкой предлагает войти в дом. С порога взгляд «цепляется» за необычные дизайнерские решения. Обувница с шампурами, телега с контейнерами для раздельного сбора мусора, ночник в форме заснеженных гор. Интерьер трех комнат, кухни и прихожей выполнен в стиле, близком к кантри. Деревянные столы и лавки, сундуки и необычные светильники, вешалка для одежды и ключница вызывают желание подойти ближе и внимательно рассмотреть детали. Особенно когда узнаешь, что абсолютно все в доме, включая мебель, сделано руками Оксаны. Она же в своем увлечении не видит ничего необычного.

По образованию Оксана Кульчиева — биотехнолог, окончила аграрный университет. Пять лет работала по профессии, потом ушла в декрет. В какой-то момент, как часто бывает, ей надоело сидеть без дела, и она решила обучиться визажу. Делала свадебный макияж, уже начала неплохо зарабатывать…

— А потом как отрезало: не мое это. Иногда смотрю на свои столярные инструменты и вспоминаю свой чемоданчик с косметикой — как две разные планеты!

Взяла молоток в свои руки

Брать столярные инструменты в руки Оксана никогда не собиралась.

— Боялась даже дрели. Помню, когда мы еще жили во Владикавказе, брат крепил в ванной вешалку для полотенец. Пока он сверлил дырки, я от этого звука чуть с ума не сошла!

Все началось с банальной необходимости. Когда в 2016 году у семьи появился дом в Фиагдоне, его надо было доводить до ума. Рядом никого из своих не было, супруг Оксаны тогда служил по контракту вдали от дома. Пришлось самой брать в руки молоток и отвертку.

— Вариантов было немного: нанимать рабочих, просить кого-то о помощи либо делать самой. Мой вариант третий, — вспоминает она. — Определенную роль сыграли и деньги, точнее, их отсутствие. В какой-то момент они закончились, а жилье надо было обустраивать.

Первой проблемой стали плинтусы. Оксана прикрутила их обычной отверткой. И приятно удивилась от того, что сумела. Потом решила сделать полки в спальнях.

— Купила фанеру. Папа подарил мне самую простенькую «торцовку» — это такая циркулярная пила, ею кое-как нарезала полки… Затем мы купили стол, который оказался не лучшего качества, со временем он треснул и разошелся, надо было что-то с ним делать. Так и зацепило меня — не отпускает до сих пор.

Дом. И еще один дом

Решение заняться гостиничным бизнесом тоже пришло внезапно. Брат Оксаны приехал с Севера погостить, и семья провела три дня в Фиагдоне. В город девушка вернулась с желанием жить в горах. Поэтому, когда ее мама предложила вложиться в недвижимость, тут же выдвинула свою идею: давайте лучше купим землю в Фиагдоне!

— Взяли участок, неполных семь соток. Нашли компанию, которая строит деревянные дома, поставили коробку. Ну, а после этого останавливаться уже было нельзя.

Строительство коттеджа площадью 60 квадратных метров обошлось примерно в 700 тысяч рублей. Внутреннюю отделку хозяева частично делали своими руками.

«Если мне предстоит какая-то объемная работа и я шумом болгарки буду мешать гостям, „затихаю“ в Инстаграме. Это моментально отражается на спросе».

— При строительстве дом был огорожен деревянным забором, — рассказывает Оксана. — В целях экономии мы заказали его из досок не самого высокого качества, некоторые из них со временем треснули. Я на него смотрела, смотрела… а потом меня «накрыло» и я его разобрала. Сама. Так у меня появился материал для изделий. Некоторые доски использовала для новой террасы.

Изначально коттедж строили, чтобы принимать туристов и иногда отдыхать самим. В нем две спальни, кухня, зал, санузел с душевой кабинкой. В среднем могут разместиться шесть человек. Популярность у клиентов Monblan набрал во многом благодаря странице в Instagram. В самый активный период — лето — заняты практически все дни. Гости в основном местные, но есть и туристы из Ставрополя и Москвы. Сами хозяева постоянно жить в Фиагдоне не собирались. Однако стали возникать сложности: коттедж оставался без присмотра, а клиенты попадались разные. Появилась необходимость нанимать сторожа или самим находиться где-то рядом.

— А кроме того, лето, самый лучший период для заработка, у нас пропадало, потому что и самим хотелось отдохнуть от городской суеты, и родственники гостили целыми семьями… В общем, стало понятно, что нужен второй дом.

Так за коттеджем появился еще один, поменьше. Пока он в процессе обустройства, но уже сейчас ясно: интерьер будет оригинальный — фантазии хозяйке занимать не приходится.

Почтовый ящик для ветеранов

— Да какая там фантазия! — смеется Оксана. — Нет у меня ее, все время копаюсь в интернете, ищу идеи. Раньше работала по принципу — нарезал, скрепил и радуешься. Сейчас хочется придумать и сделать что-нибудь необычное. Смотрю на те вещи, которые делала вначале, и не могу понять, где были мои руки и глаза, как можно было так сделать?! Но тогда мне казалось, что я сотворила шедевр!

Учиться приходилось прямо в процессе, на своих ошибках.

— Помню, сделала скамейку, спустя какое-то время по иронии судьбы она именно подо мной и развалилась. Оказалось, неправильно скрепила детали, нагрузка была неравномерная. В принципе и сейчас может получиться только с десятой попытки. Я все испорчу, поранюсь, но не сдамся.

Часть изделий Оксана раздарила. Людям нравится, а она знает: где-то недошкурила или использовала не те саморезы. А есть вещи, которые она никогда никому не отдаст. Например, большой сундук в городской квартире. И в коттедже есть особенная вещь.

— Сделала я как-то почтовый ящик, — вспоминает Оксана, — но приспособить его было некуда, так и остался без дела. А перед 9 Мая решила повесить его в доме. Мне всегда очень хотелось чем-нибудь помочь ветеранам. Поэтому написала, что в ящике можно оставить любую сумму для помощи участникам войны. Туда же попадают все штрафы клиентов за испорченную мебель, разбитую посуду и так далее. Мы с детьми решили, что каждый год будем покупать подарки, нужные лекарства и навещать ветеранов Великой Отечественной.

«Болгарка — мои руки»

{{current+1}} / {{count}}

— Дерево живое и очень красивое. Раньше я особой разницы не видела: деревяшка как деревяшка. Сейчас есть любимые и не очень породы деревьев. Например, с сосной не люблю работать, она мягкая, непрочная и… тупая какая-то. Лиственница очень красивая, но у нее есть недостаток — трескается. Бук очень твердый, без рисунка, работать с ним сложно. Мой самый любимый — карагач, его рисунок не похож ни на какой другой.

Есть теперь у Оксаны даже любимый инструмент. Большая торцовочная пила.

— "Торцовкой" работать — милое дело. Чик — и готово, очень удобно. Но чаще всего работаю «болгаркой», она — мои руки.

Однако, несмотря на моральное удовлетворение от работы, постоянный физический труд сказывается на здоровье девушки. Оксана работает на корточках — так удобно и можно придержать материал коленом. Поэтому дает о себе знать спина, бывают боли. В прошлом году она даже слегла: оказалось, позвоночные грыжи. Но останавливаться не собирается: надо обустраивать второй дом.

— Да, работа тяжелая, но мне намного сложнее, если я ничего не делаю. Когда работаю, легче. Бывает, что даже поесть забываю, настолько комфортно себя чувствую — и физически, и эмоционально.

Альбина Шанаева

Рубрики

О ПРОЕКТЕ

«Первые лица Кавказа» — специальный проект портала «Это Кавказ» и информационного агентства ТАСС. В интервью с видными представителями региона — руководителями органов власти, главами крупнейших корпораций и компаний, лидерами общественного мнения, со всеми, кто действительно первый в своем деле, — мы говорим о главном: о жизни, о ценностях, о мыслях, о чувствах — обо всем, что не попадает в официальные отчеты, о самом личном и сокровенном.

СМОТРИТЕ ТАКЖЕ

Всем миром и Хабибом: как в Дагестане разработали сервис для благотворителей

«Помогать легко» — таков девиз мобильного приложения Tooba, позволяющего перевести средства в благотворительные фонды в два клика. Но превратить выдающуюся идею в реальность было совсем не просто
В других СМИ
Еженедельная
рассылка