{{$root.pageTitleShort}}

Курсор и лопата: как одна семья обустраивает горы для туристов

Сергей и Оксана знают, что такое любовь к горам. Они не только уехали в отдаленное село, но и сами очищают тропы для туристов, выводят маршруты в онлайн и планируют показать вершины людям на колясках
2574

Сергей и Оксана Селезневы

Недавно в высокогорном селении Камата в Северной Осетии произошел демографический взрыв. Население разом выросло на четверть. В горы с равнины переехала молодая семья Селезневых — теперь в Камата живет двадцать человек. А вслед за ними в горное селение потянулись отдыхающие из США, Бразилии, Аргентины, Словакии и Нидерландов. Но сами хозяева постояльцев своего сельского хостела туристами не называют: гораздо приятнее звучит слово «гость».

Сергей и Оксана рассказали «Это Кавказ» о том, как делают реальные красоты Осетии виртуальными, о проекте маршрута для людей с инвалидностью, о своем «дауншифтинге» и о главной туристической тропе республики.

Ненаселенные пункты

Камата и соседние селения местные называют Тапан Дигория, в переводе с осетинского — Плоская Дигория. Человеку с равнины такое название покажется абсурдным: вокруг несколько двухтысячников. Но горцы знают: выше по ущелью есть еще села, их и называют Горной Дигорией.

Стоя на крыльце дома, Сергей Селезнев водит руками по воздуху, словно вычерчивает диаграмму, — показывает некогда густонаселенные, а теперь почти опустевшие или вовсе заброшенные села в самом отдаленном от Владикавказа Ирафском районе.

ЧИТАЙТЕ ТАКЖЕ
Дигорское ущелье в лучах заката
Двенадцать дней пути вдоль ущелья, чтобы сделать десяток прекрасных кадров. Пешком, на машине и на лошадях — нестандартный фото-маршрут для тех, кто любит горы

— В Тапан Дигории половина сел заброшены, — говорит он. — Больно смотреть, как древние поселения умирают, бегут даже старики. Говорят, человеку нужен человек, но и природе он нужен. Большая часть республики — горы. А живет здесь меньше десяти процентов населения.

Два года назад Сергей и его супруга Оксана решили пойти обратным путем. Пока люди бегут из сел, Селезневы полезли в горы. Он инженер-электронщик, она географ, оба — родители двух маленьких детей, оба выросли в равнинной части Северной Осетии.

— Мы любим горы с тех пор, как стали с палатками подниматься выше облаков, — говорит Сергей. — Я больше увлечен скалолазанием, Оксана — альпинист, несколько раз покоряла Эльбрус и Казбек. Для нас горы были больше домом, чем равнина. Поэтому о своем семейном гнезде здесь мечтали давно.

Два года супруги работали в национальном парке «Алания». На заповедной территории безвылазно жили по три-четыре месяца. Но этого показалось мало, и они решили проводить в горах круглый год.

— Категорически против переезда были наши родители, говорили, что нет условий для детей и нечем зарабатывать на жизнь, — вспоминает Оксана. — Теперь многие друзья завидуют нам, а родственники просятся в гости.

Домик в деревне

Чужими в селении Камата новоселы не стали: здесь и находится база национального парка «Алания», поэтому Сергея и Оксану все шестнадцать местных горцев хорошо знали.

— Мы убедили даже скептиков, что в Камата мы всерьез и надолго, — говорит Сергей. — Только один сельчанин засомневался в нас, сказал, дольше трех месяцев в горах мы не протянем, сбежим.

Первые месяцы действительно оказались тяжелыми. В арендованном доме пришлось делать ремонт. Вода была только во дворе. Теперь кран с холодной и горячей водой есть и внутри жилища.

— Дольше всего привыкали жить без газа, — вспоминает Сергей. — В городе мы пользовались плитами, квартиры отапливаются газовыми котлами. В Камата газопровод пока не протянули. А баллонного газа много не навозишься. Недешевое удовольствие.

Пришлось осваивать дедовские методы. Воду греют на привозном топливе, готовят обычно тоже на газовой плите, а вот обогревают помещение по старинке. В холодное время года в доме слышен треск горящих дров.

— Несколько раз в сутки приходится подбрасывать поленья в печь, — говорит Сергей. — Наколоть дрова, занести в дом, поддерживать огонь и днем, и ночью. Немного зазевался — помещение остывает. Сначала это вечное дежурство раздражало, а потом стал получать удовольствие от процесса.

Супруги вспоминают, как несколько раз оставались без продуктов. Но помогала горская взаимовыручка — едой делились соседи.

— В городе можно хоть ночью выйти в магазин за нужными товарами. Здесь продукты и днем не купишь. Пришлось учиться планировать. Ту же картошку, лук, макароны, муку, сахар закупаем мешками. Кстати, с местными у нас традиция: если мы в городе, то звоним, спрашиваем, что им нужно купить, и наоборот.

— По ночам дети могли плакать, и мы каждый раз очень стеснялись, что доставляем неудобства соседям, — добавляет Оксана. — А наутро зайдешь, а они говорят спасибо, что в селе снова слышны детские голоса, смех и плач. А то село больше стало похоже на безмолвное кладбище.

Хостел в «своем болоте»

Встречать туристов Сергей и Оксана начали, еще работая в национальном парке. Сперва людей размещали на турбазах Горной Дигории. Потом решили, что могут быть гостеприимными хозяевами сами. Арендовали еще один домик и открыли «Каматахостел».

— Взяли кредит и принялись обустраиваться: закупили постельное белье и посуду. Спрашивать совета было не у кого. Какие-то рекомендации из интернета брали, что-то приходило с опытом, — говорит владелец хостела. — Например, что всякие атмосферные мелочи типа пледов, фонариков или часов создают уютную домашнюю обстановку.

Хостел вмещает четырнадцать человек. Стоимость проживания — 500 рублей в сутки, для детей до 16 лет — триста. Разместиться можно и во дворе дома: любителей ночевать в палатках немало. Такая услуга для гостей будет бесплатной. Сопровождение на маршруте — 400 рублей с человека.

— Мы не хотим набить мешки деньгами, мы как те кулики — хвалим свое болото. Рассказываем и показываем, что Северная Осетия — замечательная республика.

Заброшенный раньше домик теперь принимает гостей из регионов России, ближнего зарубежья и издалека: из США, Бразилии, Аргентины. Местные же бывают редко, предпочитают формат выходного дня, без ночевок. Пятизвездочных условий хозяева гостям не обещают, но компенсируют неудобства походами на заоблачную высоту, солнечными ваннами и вековыми достопримечательностями.

В соседней Белоруссии около шести тысяч гостевых домов и хостелов с бюджетным размещением, в России таких мест около полутора тысяч, в Северной Осетии их всего несколько штук, замечают Селезневы. Недостатка в клиентах у них нет.

— Только к середине осени появляются первые выходные, — говорит Сергей. — Летний сезон очень плотный. Нам даже пришлось отказаться от рекламы, потому что бывало, что не могли разместить всех гостей.

За два года у хостела появились постоянные посетители, в том числе детские организации и школы. Для учеников посещение Кавказа — не просто путешествие, а практическое занятие. То, что они изучали на уроках, экскурсоводы показывают им в живой природе.

Осетия через смартфон

— Как видят Осетию люди со стороны? Информации в сети либо вообще нет, либо она негативная, — считает Сергей. — На иностранных туристических сайтах весь Северный Кавказ называют опасным для посещения. Мы хотим насытить интернет позитивной и полезной информацией.

За два года на «Яндекс.Картах» Селезневы обозначили больше 2500 объектов. Это старинные храмы, древние сторожевые и фамильные башни, склепы и жилые дома. Параллельно информация появляется на туристических порталах.

Всего на онлайн-картах Осетии 60 туристических маршрутов. Больше двадцати из них нанесли владельцы «Каматахостела». Это описание пути и время, фотографии достопримечательностей. Такими картами пользуются туристы в путешествиях. Супруги уверены, что наступит время, когда гостям республики не нужны будут экскурсоводы: пройти по маршруту они смогут с помощью смартфона. Там же будет вся информация о знаковых местах и природе. Пока же путешественники предпочитают общество знающего окрестности гида. В качестве сопровождающих могут выступить и Сергей, и Оксана.

— К сожалению, если человек приехал в Северную Осетию и хочет самостоятельно походить по горам, то у него сразу возникает куча проблем, — объясняет Сергей. — Какой маршрут выбрать, как не заблудиться, как не убиться в пути?

Промаркированных на местности маршрутов в республике всего несколько. Один из них — к водопаду Кольцо — обустроили Селезневы с единомышленниками. Они очистили тропу от камней, проросших деревцев и кустарников, установили информационные стенды и указатели, урны и деревянные лавочки. Многие любимые маршруты пары находятся в национальном парке «Алания». Поэтому супруги постоянно помогают работникам заповедника: проводят санитарную рубку деревьев и чистят тропы от мусора.

«Как инвалиду гулять в горах, нигде не пишут»

Село Камата расположено в солнечной долине, поэтому туристический сезон длится практически круглый год.

— Некоторые маршруты в Дигории бывают под снегом всего пару недель, в остальное время можно спокойно заниматься трекингом — путешествовать пешком, — говорит Оксана.

У нее и у Сергея семь круглогодичных туристических троп. Выходить на эти маршруты можно в любую погоду.

ЧИТАЙТЕ ТАКЖЕ
«Жизнь — борьба. В спорте проще»
Все ждут Игр в Рио, а она — Токио-2020, когда паратхэквондо войдет в паралимпийскую программу. Пока же чемпионка мира Сакинат Магомедова воюет с чиновниками за право водить машину без помощи рук

— Иногда плохая погода, наоборот, усиливает эффект от увиденного, — поясняет Оксана. — Вот, например, прогулка по руинам селения Ханаз в пасмурную погоду или в туман создает мистическое настроение.

Сейчас пара мечтает разработать маршрут для людей на инвалидных колясках.

— Есть туристические методики для равнин, а вот как инвалиду гулять в горах, нигде не пишут. Малоподвижные люди не могут выехать дальше города. А ведь у нас все святилища и многие туристические маршруты в горах. И они хотят видеть эти места не только на фото.

Горные маршруты для людей с инвалидностью есть за рубежом. Строительство ста метров такой тропы в России, по словам Оксаны, может стоить больше миллиона рублей. И деньги под финансирование проекта вряд ли найдутся.

— Мы общались с инвалидами, они хотят приезжать в Дигорию, готовы платить деньги, но первый вопрос, который они задали, был: «А есть ли там туалеты?» Самый дешевый туалет для колясочников стоит около миллиона.

Несмотря на сложности, в следующем году Сергей и Оксана надеются организовать хотя бы один пробный выезд для людей с инвалидностью. Пока маршрут будет автомобильным. Это исключение из правил.

 — Обычно мы уходим от всяких джиппингов, — рассказывает Сергей. — Никаких машин, которые роют землю, пыхтят-коптят, пугают своим шумом животных. Только хождение. Мы сами не наносим вред природе и от наших гостей этого требуем.

«Царский» маршрут

Вместе с гостями Сергей часто уходит в двух-трехдневные походы. Этой весной он покинул село на пять дней — так началась работа над большой туристической тропой Северной Осетии.

— Есть царь-пушка, царь-колокол, а это будет царский экскурсионный маршрут. Большая туристическая тропа станет визиткой региона, — уверяет Сергей. — 135 километров по Осетии с востока на запад, все ущелья республики за несколько дней.

Старт планируется в Дарьяльском ущелье на Военно-Грузинской дороге, финиш — в самом отдаленном Дигорском ущелье, как раз в Камата.

— За эти дни гости увидят самые интересные достопримечательности, научатся национальным ремеслам, попробуют испечь осетинские пироги или приготовить кашу — дзыкка. Пройти можно целиком весь маршрут или его часть, ночевать как в гостевых домах, так и в палатках.

Благодаря большой туристической тропе, обещает Сергей, найдут работу десятки жителей горных сел. Проект хостела в Камата уже дает дополнительный заработок местным жителям: они готовят для постояльцев.

Сергей называет два минуса, тормозящих развитие туризма в Северной Осетии. Первый — отсутствие благоустроенных маршрутов. Например, на тропах нет табличек с информацией, скамеек для отдыха, санузлов.

— Забравшись на перевал, люди хотят сделать фото на память. Но таблички с названием и высотой нет. Вернувшись домой, человек бы хвастался друзьям, что поднялся на Архонский перевал на 2500 метров. Для жителя Петербурга это космическая высота.

Второй минус — слабый сервис. По словам владельца «Каматахостела», жители Северной Осетии пока не привыкли обслуживать туристов.

— У нас не отдых all inclusive, но редко бывают свободные места. Гости едут за атмосферой, доброжелательным отношением. Как говорится, будь проще — и люди к тебе потянутся.

Валерий Тайсаев

Рубрики

О ПРОЕКТЕ

«Первые лица Кавказа» — специальный проект портала «Это Кавказ» и информационного агентства ТАСС. В интервью с видными представителями региона — руководителями органов власти, главами крупнейших корпораций и компаний, лидерами общественного мнения, со всеми, кто действительно первый в своем деле, — мы говорим о главном: о жизни, о ценностях, о мыслях, о чувствах — обо всем, что не попадает в официальные отчеты, о самом личном и сокровенном.

СМОТРИТЕ ТАКЖЕ
В других СМИ
Еженедельная
рассылка