{{$root.pageTitleShort}}

Зимнее путешествие по Северной Осетии

Ледяные серпантины, человеческие кости и спуск в шахту: трехдневный маршрут по туманным ущельям и заброшенным местам для любителей новых впечатлений
1793

Гора Кариу-Хох с перевала Какадур

Северная Осетия — край блуждающих туманов и застрявших в ущельях облаков. Их можно наблюдать в любое время года. О том, куда и как съездить зимой тем, кто ищет что-то особенное, рассказывает фотограф Александр Сухарев.

День первый. Подготовка к горам и старая канатка

Приземлитесь вы не в столице Северной Осетии, а в соседнем городе — Беслане. Аэропорт и Владикавказ разделяют 26 километров пути.

Снять отель или квартиру имеет смысл на все дни путешествия: в Северной Осетии не такие большие расстояния, чтобы после проведенного в горах дня не вернуться в город. Оставаться с ночевкой где-нибудь кроме Владикавказа стоит, только если вам попался очень настойчивый и дружелюбный хозяин. К тому же далеко не везде есть отели и хостелы, а те, что имеются, зимой могут не работать.

Знакомство с городом лучше начать с прогулки по центру. Владикавказ — город старых особняков. Построенные в XIX — начале ХХ века, они принадлежали промышленникам и чиновникам, а сейчас — одна из визитных карточек столицы.

Остаток дня можно потратить на менее приметный объект. Это старая канатная дорога на юге города. Ее открыли в 1980 году, чтобы возить отдыхающих. От городской водной станции — искусственного озера, окруженного зеленью, — они поднимались на вершину Лысой горы.

Заброшенная канатная дорога Владикавказа. «Водная станция»

Дорога тянется три километра над зеленым массивом. Покататься, правда, не получится. В отличие от водной станции, по-прежнему популярной у горожан, канатка работать перестала. Проще всего взять такси и проехать от «Водной станции» через станцию «Мотель» до «Лысой горы» на автомобиле. Заброшенные станции полуразрушены, но можно увидеть одиноко висящие на канатке закрытые вагончики.

После постапокалиптических пейзажей самое время отправиться изучать гастрономическую карту города. В нем столько разных мест, что не хватит месяца, чтобы попробовать всё. Нам очень приглянулся ресторан «Саудон» и шаурма-бистро Syria. Ну и как же поехать в Осетию и не поесть знаменитых осетинских пирогов? Мы объедались так, что забирали оставшееся с собой и на следующий день доедали где-нибудь в горах. И в этом есть здравый смысл. Перед поездками в ущелья лучше запастись продуктами во Владикавказе. В городе много знакомых сетей супермаркетов. Ну, а в горах, как оказалось, иногда не так просто найти даже питьевую воду.

Когда разобрались с провизией, необходимо решить вопрос с машиной. И здесь есть два пути. Первый — найти местного экскурсовода с авто, который покажет, расскажет и накормит. Второй — самому арендовать машину и пуститься по неизвестным дорогам. Экскурсовода можно найти в социальных сетях. С поиском самостоятельной аренды предстоит немного заморочиться. Официальных прокатов нет, так что поможет «Яндекс». Главное — на месте внимательно проверить машину: ездить по краям обрывов, не будучи уверенным в резине, — забава не для слабонервных. Цены немного кусачие, но для большой компании приемлемые. Самостоятельная аренда выйдет в районе 2000 рублей в день (без учета бензина). Аренда авто с гидом — примерно 5000.

День второй. Выше облаков в край некрополей

Низовье горы Мыгваребарзонд по дороге на Верхний Фиагдон

Северная Осетия — небольшая республика, здесь буквально три основные дороги: трасса в Грузию, дорога на Верхний Фиагдон и дорога на Цей. Расстояния — смехотворные, так что за один день можно увидеть очень многое.

Во второй день наш путь лежит по дороге в Верхний Фиагдон до печально знаменитого Кармадонского ущелья. Виды из окна кинематографические: дорога блестит, деревья покрыты инеем, снизу лежит пожухлая листва. Каждый поворот открывает новые пейзажи.

Около часа пути из Владикавказа, и первая остановка — дзивгисская крепость, построенная вокруг входов в естественные пещеры. Ее легко пропустить: сооружение буквально сливается со скалой. Уровень маскировки феноменальный. Тут надо бросить авто и устремиться на «штурм»: подняться по кирпичам, выложенным в неуверенную лестницу. Доступна только нижняя часть крепости, дальше пути завалены. Но рассмотреть верхние участки крепости можно уже из машины. Поражает и восхищает.

Чем выше забираешься, тем сильнее покрывается инеем все вокруг: деревья, трава, колючая проволока, натянутая для пасущихся коров, недовольно жующих мерзлую траву.

Следующая остановка — сторожевая башня Курта у села Уаллгсых. Она возвышается на скале рядом с другой, разрушенной боевой башней и, вероятно, остатками жилого дома. По легенде, ее построили два брата — Курта и Тага. Их считают своими предками несколько осетинских родов.

Поднимаемся выше тумана. Начинаются снежные серпантины. Через перевал нас ждет село Даргавс и его «город мертвых». Это необычное место — старый осетинский некрополь. «Город мертвых» — название немного пафосное, но привлекает туристов. Здесь даже есть касса. Прогуливаешься между усыпальницами, где в окошки можно разглядеть человеческие кости, и вдруг видишь туристов, делающих селфи на фоне захоронений. Для кого и для чего? Двоякие чувства.

Недалеко находится менее популярное место — некрополь Хуссар Хинцаг. Машину придется оставить на дороге и подняться в гору пешком. У ее подножия стоит несколько пирамидок. Внутри каждой разбросаны человеческие кости. Где-то даже видны остатки одежды. Многие пишут про мрачность этих мест. Но есть и другое слово — спокойствие.

До крайней точки остается всего один небольшой перевал. Это Кармадонское ущелье — место, изменившее наше кино навсегда. В мае 2002 года из-за сошедшего ледника Колка там погибли больше ста человек, в том числе съемочная группа режиссера Сергея Бодрого-младшего. Мы просто стояли и смотрели в сторону Кармадонских ворот. В ущелье спряталось большое облако и никак не хотело из него выходить.

Но задерживаться надолго нельзя: надо успеть до заката снова преодолеть перевал и на обратном пути заглянуть в еще один некрополь в старом Цмити (он же Цимити, или Цымыти) недалеко от Верхнего Фиагдона. Археологи относят его к XIV веку. В хорошем состоянии лишь одна башня, остальные разрушены. В могильниках все так же видны человеческие останки. Только билеты сюда не продают и государство памятник не охраняет.

Хохский хребет по дороге к ретранслятору Верхнего Фиагдона

Следующая цель — ретранслятор Верхнего Фиагдона. Надо забраться на Архонский перевал, где на самом верху горы стоит утыканный «тарелками» ретранслятор, а вокруг открываются потрясающие виды. Дорога — обычный горный серпантин, но зимой он кое-где превращается просто в ледяной наст. За три километра до цели мы решили оставить машину и подняться дальше пешком. Можно проехать и на машине, если есть цепи: мы видели их следы на снегу.

Сегодня мы были абсолютно одни в этом высотном мире. Можно закрыть глаза и просто слушать тишину.

Когда мы поднялись, солнце уже зашло за гору. Вдали, чуть выше ретранслятора, мы заприметили скамейку. Представляю какое это счастье — сидеть и смотреть на горы, когда не нужно спешить в обратный путь.

День третий. Снежный Цей и заброшенная шахта

Утро встречает серым пасмурным небом, но там, наверху, светит яркое солнце, и сегодня мы снова с ним встретимся. Мы выезжаем в Цейское ущелье.

Первая часть пути уже знакома — дорога до поворота на Фиагдон. Недалеко от Алагира останавливаемся посмотреть на конный памятник Уастыржи, или Георгию Победоносцу. Осетины считают его покровителем всех путешественников, воинов и мужчин. Монумент необычный: он прикреплен прямо к скале.

Сперва отправляемся к дальней точке путешествия. Дорога к Цею идет в гору. Чем ближе, тем менее убранной она становится, хотя Цей — популярный курорт. Но если горнолыжный сезон еще не начался или уже закончился, есть риск увязнуть в снегу. Дорога к леднику тоже завалена сугробами, можно отправиться в пешее путешествие длинной 6−7 километров, а можно посмотреть издалека.

Тратить много времени на самом горнолыжном курорте не стоит, если только вы не любитель лыж, попавший в сезон. Лучше уделить больше внимания осмотру полузаброшенных шахтерских поселков Садон и Верхний Згид и самих шахт на обратном пути.

ЧИТАЙТЕ ТАКЖЕ
Садон: поселок-призрак в Северной Осетии
Необычный поселок с европейской архитектурой вырос в XIX веке возле богатого рудного месторождения. А в начале XXI — стихия превратила его в декорации для триллеров

Поселок Садон с необычной бельгийской архитектурой вырос в конце XIX века на месте богатого рудного месторождения. В 2002 году его накрыло наводнением. Оно принесло такой ущерб, что поселение решили не восстанавливать. Сейчас Садон похож на Ноев ковчег. Почти все жители из отказавшихся переезжать перебрались в один большой дом, окруженный разрухой. Покрытый инеем, Садон похож на картину из игры про постапокалипсис.

После осмотра поселка стоит подняться на мост и найти вход в штольню. Их два. Нам повезло: около одного валялись сапоги, правда три правых и один левый. Чтобы пройти пару сотен метров по воде — не проблема. Внутри штольня однообразно уходит вдаль: идти очень далеко нет смысла.

Едем дальше. Через пару километров проезжаем еще один поселок — Галон, он смотрится немного живее, — и въезжаем в Верхний Згид. Исследуем разрушенные дома, покинутые сараи, дом культуры. В актовом зале последнего выдраны все кресла, но на потолке красуется внушительная лепнина. Сквозь выбитые стекла можно было любоваться на горы. Спускаемся до школы. Странное ощущение возникает, когда ходишь по пустым кабинетам…

На обратном пути на закат заезжаем в сторону уже известного нам Архонского перевала. Смотрим, как туман поглощает ущелья, и планируем вернуться сюда летом. Подняться к ретранслятору, сесть на скамейку, достать осетинский пирог и получать удовольствие от того, что это происходит с тобой. А перед самым закатом зайти к дружелюбному охраннику ретранслятора и выпить с ним вкусного горного чая.

Архонский перевал, вид на Мизуринскую общину

Александр Сухарев

Рубрики

О ПРОЕКТЕ

«Первые лица Кавказа» — специальный проект портала «Это Кавказ» и информационного агентства ТАСС. В интервью с видными представителями региона — руководителями органов власти, главами крупнейших корпораций и компаний, лидерами общественного мнения, со всеми, кто действительно первый в своем деле, — мы говорим о главном: о жизни, о ценностях, о мыслях, о чувствах — обо всем, что не попадает в официальные отчеты, о самом личном и сокровенном.

СМОТРИТЕ ТАКЖЕ
В других СМИ
Еженедельная
рассылка