{{$root.pageTitleShort}}

От рассвета до заката: дежурство с хранителем природы

Мы отправились в красивейший национальный парк в Северной Осетии, чтобы узнать, как кормить туров, расставлять фотоловушки на кабанов и других диких зверей и почему жизнь в горах — это не скучно
1455

Марат Сакиев

Каждое утро, на рассвете, когда снежные вершины окрашиваются в нежно-розовые тона, Марат Сакиев отправляется на работу. В день он проходит по горным тропам не меньше тридцати километров, иногда забираясь на высоту под три тысячи метров над уровнем моря. Марат — инспектор североосетинского Национального парка «Алания». Работает уже 12 лет — и другой жизни для себя не представляет.

Древние менгиры и склеп Сослана

В день выезда погода не радует — туман с дождем серой пеленой окутал Владикавказ. До Дигорского ущелья, где расположен национальный парк «Алания», около 120 километров и 2,5 часов пути. Горные пейзажи скрыты низкими облаками. Бурлящий мощный поток со стометровой высоты Чертова моста, перекинувшегося через каньон Ахсинта — памятник природы, кажется узким ручейком. На подъезде к нацпарку машина буквально ныряет в молочное облако, растекшееся по дороге на пару километров, а дальше нас ждет сюрприз — яркое солнце и чистое небо.

— В горах погода меняется очень быстро, — не удивляется провожающий нас к парку Марат. — С утра было пасмурно, а теперь вот прояснилось.

Территория парка начинается у селения Мацута, на западе проходит по границе с Кабардино-Балкарией, на юге — с Грузией, а на востоке — с Северо-Осетинским заповедником.

Созданный в 1998 году, национальный парк «Алания» — один из самых молодых в стране. Тут много удивительного и помимо зверей и птиц: самый длинный на Кавказе ледник — Караугомский, многочисленные святилища и склепы, горные озера и водопады, гигантские валуны и священные деревья.

Прямо на въезде в охранную зону возвышаются так называемые менгиры, ученые предполагают, что возраст этих камней не менее двух тысяч лет. Такие артефакты разбросаны по всей планете, кто-то утверждает, что менгиры — часть древней сигнальной системы или солнечной карты, кто-то — что это надгробия. Вторая версия кажется более вероятной: тут же, сразу за въездной аркой в парк, виднеется склеп.

— По легенде это место захоронения нарта Сослана, героя нартского эпоса, он был крупнее других, — рассказывает Марат. — Здесь были найдены огромные кости. А недалеко отсюда находится селение Нар, где хранится большое кресло, якобы принадлежавшее Сослану.

Но наша цель сегодня — высокогорное селение Ахсау. Вокруг него расположен участок парка, за который несет ответственность наш гид.

В горы, к турам

Марат Сакиев (справа) с коллегой

Территория заповедной зоны разделена на сектора, у каждого инспектора свой участок. К соискателям на должность свои требования: это должен быть крепкий, выносливый человек, умеющий ориентироваться на местности и привыкший к жизни в горах. Обычно инспекторами становятся местные жители, беззаветно влюбленные в горы, и Марат не исключение, Ахсау — его родное село.

Госинспектор охраняет свой участок от браконьеров, следит за чистотой, ведет учет животных, а некоторых — подкармливает. Кажется, что работа совсем простая, но на самом деле задач предостаточно. Сегодня, к примеру, в рабочем графике Марата установка фотоловушки и подкормка туров.

Начинаем со второго.

— Будем раскладывать солонцы — куски каменной соли, которая турам необходима, особенно ранней весной, — поясняет Марат. — Зимой этим животным трудно питаться, потому что трава скрыта под снегом. Поэтому они спускаются с высокогорья пониже, туда, где снега меньше. К солонцу приходят примерно раз в три дня всем стадом, лижут каждый около 10−15 минут.

Есть и природные солонцы, но их недостаточно: поголовье восточнокавказского тура в горах Осетии разрослось. С момента образования нацпарка численность этих животных увеличилась почти втрое.

Минеральную подкормку для туров раскладывают, как правило, в каменистой местности. До нужной точки добираемся часа три — на лошадях. По горным тропам не поднимется даже внедорожник.

Мы на высоте 2850 метров над уровнем моря. Марат раскладывает куски каменной соли в нескольких местах. По его словам, туры очень быстро их найдут: они слышат запах за полтора километра. Недавно Марат установил солонец в зоне видимости камеры — на записи видно, что животные нашли лакомство уже через шесть часов.

— С этого места очень удобно наблюдать за стадом через бинокль, — рассказывает Марат. — Мы уже знаем звериные тропы и присматриваем за ними.

Тур считается взрослым с двух лет, а всего эти копытные живут чуть больше 20 лет. Возраст можно определить по длине рогов: за год они вырастают на пять-шесть сантиметров. Взрослый самец весит около ста килограммов.

— Этих животных можно увидеть только ранним утром, на восходе солнца, — рассказывает инспектор. — Ночью они пасутся, а днем отдыхают, примерно до четырех часов, причем на самой высокой точке всегда выставляют часового. Он следит за окрестностями и в случае опасности подает знак всему стаду — свистит.

Туры очень быстрые — за считанные секунды перемещаются с одной горы на другую, по тревоге моментально поднимается и уходит все стадо. Взрослые самцы-рогачи держатся группами до 30 голов в высокогорье, у кромки снега, и спускаются вниз не часто. Самки же с молодняком пасутся ниже, на сочных альпийских лугах.

— Поэтому солонцы надо устанавливать на условной границе этих зон, самцы обязательно будут к ним спускаться, так как наверху соли нет, — объясняет Марат.

Затем он пристально вглядывается в небо.

— Пора возвращаться. Через два-три часа поднимется сильный ветер, видите те облака? Они к ветру. Нужно поторопиться.

Почему охранять природу — не скучно

— Мне моя работа очень нравится. Кому-то может показаться, что это скучно — целыми днями ходить по горам, но я так не считаю, — рассказывает Марат на обратном пути.

Его рабочий день начинается ранним утром. Инспектор обходит свой участок: проверяет мосты, очищает тропы от сухолома, если накануне был ветер — иногда бывает нужно обрубить сломавшиеся ветки. Устанавливает искусственные гнездовья, подкармливает птиц и животных: туров солью, кабанов — кукурузой. А порой случаются и неожиданные встречи.

— Вот недавно буквально в пяти метрах видел лису. Такая хитрая — выглядывала из кустов, потом пряталась и снова выглядывала, как будто дразнила меня, — рассказывает Марат. — Как-то наткнулся на рысь, которая только что убила молодого тура. Взрослого она бы не осилила — рыси тут не крупные, максимум 12 килограммов, — а вот молодняк им вполне по зубам.

Медведя инспектор видел только издалека: зверь осторожный и очень умный, старается обходить человека и никогда не нападает первым.

Медведь, запечатленный в национальном парке «Алания» с помощью фотоловушки в сентябре 2017 года

— Сейчас бурые медведи готовятся к спячке, недавно два попали в фотоловушку, пришли полакомиться дикой грушей, очень ее любят, — объясняет инспектор.

А вот шакалы чересчур наглые, делится наблюдением он.

— Их популяция в последнее время увеличивается. Периодически мы пишем запросы в Москву в Минприроды, чтобы позволили отстрел этих хищников, но разрешили нам это сделать лишь один раз. Все-таки человек не должен вмешиваться в естественный природный баланс.

Много здесь и интересных птиц — территория парка считается международной орнитологической, на небольшом пространстве живет больше ста видов пернатых. Такое разнообразие радует любителей редких фотокадров, для них здесь — райское место. Фотоохотникам отводят специальные места, где они могут заснять диких животных в естественных условиях.

После обхода участка инспектор заполняет дневник наблюдений, в котором фиксирует все увиденное за день: следы животных, количество особей, особенности их поведения. Малейшее изменение ландшафта Марат обнаруживает сразу. Как у многих горцев, у него особенно развито зрение — всегда заметит то, на что городской житель даже не обратит внимания.

Охота на кабанов

Пора приступать к следующей задаче — установить фотоловушку.

Идти от дороги вглубь леса к заранее намеченному инспектором месту пришлось долго. Возле раскидистого дерева на сырой земле четко виднеются следы какого-то копытного.

— Сюда часто приходят кабаны: вокруг много яблонь, — поясняет Марат.

Он находит подходящее дерево и на нужном уровне закрепляет ловушку ремнем. На темном стволе она практически не видна.

— Если ловушка крепится на достаточной высоте, то можно оставить ее как есть, — говорит инспектор. — Когда ставлю близко к земле, обязательно надо замаскировать, чтобы животные не проявляли к ней ненужного интереса. Хотя однажды я обнаружил, что установил камеру со смещенным фокусом. А потом, когда просматривал видео, увидел, что один из туров рогами сдвинул ловушку, и после этого панорама стала лучше. Такой вот дикий «режиссер» попался.

Фотоловушки в нацпарке начали использовать только с начала года. Но в архиве уже собралась солидная коллекция — медведи, туры, кабаны, косули, шакалы, рысь…

Туры, запечатленные в национальном парке «Алания» с помощью фотоловушки в октябре 2017 года

Обычно инспекторы устанавливают регистраторы вблизи троп животных. Показания снимаются раз в две недели.

— Честно говоря, я столько времени ждать не могу, — улыбается Марат, — всегда интересно, кто же там попался.

Камера реагирует на движение в радиусе 20 метров, причем делает и видео, и фото. В кадр попадают и животные, и непрошеные гости. Хотя браконьеров в последнее время практически нет, уверяет Марат.

Первые несколько дней, как правило, животные к фотоловушке не подходят — пока не выветрится человеческий запах. Ловушку используют вместе с системой GPRS — спутник выставляет координаты, и инспектор всегда знает, в какой именно точке установлена конкретная камера слежения.

Сравнительно недавно на помощь госинспекторам пришли и радиоуправляемые квадракоптеры. Их используют в труднопроходимых местах, а особенно они актуальны в период лесных пожаров. Вот, пожалуй, и все «техническое снаряжение» Марата — не считая серой «буханки» и гнедого Орлика.

***

После долгой прогулки на чистом горном воздухе скромная еда — чурек из кукурузной муки и отварное мясо — кажется невероятно вкусной. Не говоря уже о чае из трав, собранных на альпийских лугах.

Марат рассказывает, что отец с раннего детства брал его в горы — на охоту, за грибами и ягодами. Местность он знает как свои пять пальцев. Все время проводит в горах и другой жизни себе не представляет.

— Иногда приходится выезжать в город, так меня сразу обратно тянет, даже переночевать там не могу.

Солнце тем временем уже отчаянно цепляется за острые вершины, бросая на землю последние на сегодня, прозрачные лучи. Рабочий день инспектора подходит к концу.

— В горах темнеет рано, всем надо успеть вернуться засветло, — беспокоится Марат. — Горные дороги и без того опасны, не стоит рисковать. Нам с Орликом тоже пора, у меня еще и домашних дел полно — и за скотиной поухаживать, и по дому повозиться… В селе забот всегда много!

Завтра с рассветом ему снова на работу.

Альбина Цомартова

Рубрики

О ПРОЕКТЕ

«Первые лица Кавказа» — специальный проект портала «Это Кавказ» и информационного агентства ТАСС. В интервью с видными представителями региона — руководителями органов власти, главами крупнейших корпораций и компаний, лидерами общественного мнения, со всеми, кто действительно первый в своем деле, — мы говорим о главном: о жизни, о ценностях, о мыслях, о чувствах — обо всем, что не попадает в официальные отчеты, о самом личном и сокровенном.

СМОТРИТЕ ТАКЖЕ
В других СМИ
Еженедельная
рассылка