{{$root.pageTitleShort}}

«Скажете сделать букет из шаурмы — мы сделаем из шаурмы»

Как построить городской бизнес в селе? Опыт девушки, открывшей цветочный магазин в ставропольской глубинке
607

Букеты из пива и воблы, побольше упаковки и никаких желтых цветов — все это ежедневная рутина флориста Евгении Мельник, которая уже год руководит небольшим магазином в селе Кочубеевском на Ставрополье.

Бизнес: «стукнуло в голову открыться»

Увлечение цветами у 25-летней Евгении Мельник началось сразу после окончания Невинномысского агротехнологического колледжа. Выпустившись с дипломом ландшафтного дизайнера, девушка какое-то время сидела без работы. Тут-то для нее и нашлась вакансия в цветочном магазине. Затем она прошла курсы флористики и так увлеклась ремеслом, что вскоре сама учила напарниц собирать необычные букеты — например, из сухофруктов.

Женя пять лет проработала в цветочных магазинах в Ставрополе и в Невинномысске, пока не решила открыть собственный бизнес. Вернее, как она говорит, ей внезапно «стукнуло в голову открыться». И уже спустя две недели она отправилась присматривать помещение в селе Кочубеевском.

Девушка могла открыть дело и в Невинномысске, но решила, что там и «своих хватает». А Кочубеевское хотя и село, но довольно крупное: население более 25 тысяч человек, да и расположено всего в 18 километрах от отчего дома — хутора Прогресс, где живет сама Женя и вся ее семья.

Как ни странно, но даже в селе у цветочницы нашлись свои конкуренты. К моменту открытия Flower Shop там уже вовсю работали два центральных цветочных, в которых собирают букеты из привозных цветов, и как минимум один магазин, где продают цветы, собранные на клумбах своего двора.

Сначала девушка выбрала помещение — просторную точку в торговом центре на отшибе поселка, между вокзалом и больницей. Место не проходное, но начинающей бизнес-леди оно сразу понравилось: много пространства и своя подсобка. Не смутила даже совсем не сельская стоимость аренды — по 27,5 тысяч в месяц плюс коммунальные услуги. И поскольку в магазине нет холодильника для цветов, то в счета добавляется и круглосуточный холод кондиционера.

ЧИТАЙТЕ ТАКЖЕ
Цветы для чеченца
Как смутить кавказского мужчину, можно ли дарить букеты с четным количеством цветов и выйдут ли из моды красные розы — знает первый профессиональный флорист из Чечни

Стартовый капитал — 150 тысяч рублей — Женя заняла у друзей и знакомых. Тут же арендовала помещение, подала заявление на регистрацию ИП и пустилась в хлопоты: попросила мужа сестры сделать стол и полки для цветов, а сама начала завозить в магазин вазы, игрушки и в последнюю очередь — цветы. Наконец, день открытия. И он стал для Жени большим разочарованием.

— В первый день ко мне пришло трое человек: мой 12-летний племянник зашел, купил одну розочку для мамы, подруга, заказавшая на этот день пивной букет, и еще одна девушка — за свадебным букетом. И это все, за весь день!

Но потом дела постепенно начали налаживаться: люди заглядывали и понемногу что-то покупали. Отчасти помогла реклама: листовки, соцсети и главный в селе инструмент — сарафанное радио. Особенно продажи выросли на День матери, выпавший на месяц открытия. Тогда Женя поняла, что нужно «держаться, что бы ни случилось».

В итоге занятые 150 тысяч она смогла отдать к обещанному сроку — через четыре месяца. Поначалу приходилось тяжело: после оплаты аренды и долгов денег почти не оставалось, к тому же первые недели девушка работала одна. К 7 утра приходила на работу, ездила доставлять букеты по Кочубеевскому и ближайшим селам, сама забирала новые поставки с базы и только в 22:00 закрывала магазин.

Потом к делу постепенно подключились родственники: сестра помогала доставлять цветы, племянник — собирать букеты, даже бабушка не осталась в стороне, она разбила в своем дворе клумбу, цветы с которой до сих пор идут в некоторые букеты. В общем, дело постепенно стало семейным. Как говорит Женя, сейчас зарабатываемых денег хватает на жизнь ей самой и даже родным.

Сельские особенности: букеты из воблы и шаурмы

По словам Жени, сельские жители в выборе цветов бывают капризнее, чем городские. Они могут выбрать дорогое оформление и поехать искать цветочный в городе, если в селе не могут взяться за какой-то букет.

— Тем, кто боится, что мы не все умеем, я говорю: «Если вы скажете сделать букет из шаурмы, мы сделаем из шаурмы», — улыбается Женя.

Букеты в Flower shop стоят в среднем от 300 до 1200 рублей. Наибольше популярностью у сельчан пользуются хризантемы и эустома (французская роза), а вот спрос на обычные розы оказался невелик, потому что «плохо стоят». В розницу цена хризантем — от 30 до 80 рублей, роз — от 70 до 120 рублей.

Самый большой заказ за год работы магазина — букет из 81 розы. Женя вспоминает, что его выбрал «дедулечка своей бабулечке», а расплатился его сын. Часто жители села спрашивают и про знаменитую 101 розу, но дальше разговоров дело не идет — опять же по причине дороговизны. Как правило, для пышных мероприятий здесь берут букеты из 51 розы, реже — 25 или 11 роз.

У Жени можно заказать и редкие цветы (например, яркую стрелицу), но предупреждать об этом нужно заранее. Правда, для сельских жителей, экзотика — это, как правило, пионы вне сезона или же букет из пива и воблы.

А вот, например, флористическую капусту сельчане не понимают, потому что пахнет она капустой съедобной. И даже со своими любимыми сухоцветами Женя осторожна: кто-то любит колоски ковыля в букетах, «хоть полностью из них его сделай», а кто-то нет, поэтому в основном приходится придерживаться стандарта.

Пивной букет

За время работы в Кочубеевском Евгения познакомилась и с распространенными цветочными суевериями. Например, выяснилось, что у сельских жителей есть предубеждение о желтых цветах. И речь не только про тюльпаны, о которых пела Наташа Королева, а вообще про все цветы. Так что теперь Женя старается не выставлять такие букеты на витрину и всегда обговаривает этот вопрос с заказчиком при составлении букета.

Еще один стоп-цвет — черный. Сама Женя любит черные боксы для цветов и черную же бумагу, но сельчане к ним относятся с опаской. Со слов флористки, в городах такую упаковку покупали гораздо чаще.

— С хризантемой тоже забавно выходит. На веточке может быть много нераскрывшихся бутонов, и мнительные клиенты их тщательно пересчитывают, чтобы не вышло четного числа, — говорит Женя. — Или, например, в детских букетах на 1 сентября некоторых не устраивали два карандаша, так что для их спокойствия приходилось прикреплять и третий.

Сейчас Женя планирует расширять ассортимент: завезти грунт, удобрения, семена цветочных и плодовых культур, вазы, кашпо. Ведь все это спрашивают сельские покупатели, а сейчас им предлагают минимальный набор. Задумывается и о том, чтобы открыть вторую точку, поближе к центру поселка.

— Меня это все подпитывает, — говорит Женя. — Вот недавно клиентка с Дальнего Востока заказала мужчине 60 лет пивной букет. А потом звонила, благодарила. Она мне говорит: «Женечка, какая вы умница, какое вы благое дело делаете! Он мне звонит, плачет, вы представляете?!» А мне радостно, когда люди отзываются хорошо. Мне в принципе больше ничего не надо.

Ангелина Бабаян

Рубрики

О ПРОЕКТЕ

«Первые лица Кавказа» — специальный проект портала «Это Кавказ» и информационного агентства ТАСС. В интервью с видными представителями региона — руководителями органов власти, главами крупнейших корпораций и компаний, лидерами общественного мнения, со всеми, кто действительно первый в своем деле, — мы говорим о главном: о жизни, о ценностях, о мыслях, о чувствах — обо всем, что не попадает в официальные отчеты, о самом личном и сокровенном.

СМОТРИТЕ ТАКЖЕ

Бизнес по-братски: как заработать на «агрессорах» и «вандалах»

Порой их обвиняют в национализме и даже том, что они шьют одежду для скинхедов. Хотя они просто были одними из тех, кто принес на Кавказ альтернативную уличную моду, очистив города от красных мокасин
В других СМИ
Еженедельная
рассылка