{{$root.pageTitleShort}}

Цветы для чеченца

Как смутить кавказского мужчину, можно ли дарить букеты с четным количеством цветов и выйдут ли из моды красные розы — знает первый профессиональный флорист из Чечни
17596

Мужчины на Кавказе дарят девушкам роскошные букеты — но стесняются появляться на улицах с цветами в руках. Об этой и других особенностях «цветопотребления» на Кавказе рассказывает победитель международных и российских конкурсов флористов, первый профессиональный флорист и фитодизайнер из Чечни, владелец цветочного магазина Ибрагим Чупалаев.

Это что за палки?

— На Кавказе не понимают флористики. Точнее, у нас нет тяги к такому прекрасному, мы воспитывались в каком-то другом измерении. Собираешь иногда композицию, а люди спрашивают: а что это за палки торчат?

В прошлом году у меня в магазине в Грозном проводил мастер-класс чемпион мира по флористике кореец Алекс Чой. Слушатели приехали из других городов — и они были в шоке от того, что желающих поучиться у такого мастера набралось не очень-то много. Нет, зал, конечно, был заполнен. Но, по их мнению, там должна была быть вереница из флористов — как очередь в мавзолей. И если бы мастер-класс проходил в Москве, так оно и было бы, гарантирую.

Вообще, положение России в области флористики плачевное. Железный занавес, коммунистическое воспитание, абсолютно другие ценности — все это сказывается. На 20−30 лет мы отстали, однозначно.

Еще у нас считается, что флористика — "женская работа". Этот стереотип в России до сих пор силен, и не только на юге. Однажды я проводил мастер-класс в Москве. Меня объявили, назвали город — Грозный. А после выступления к организатору подошел мужчина и говорит: «А классную мульку вы придумали: флорист из Чечни!» Ему объяснили, что это не «мулька», а правда. Он округлил глаза.

«Остановить меня могла только смерть»

— Я побывал в Японии 12 раз, у них очень сильная школа флористики. В первый раз я попал туда в 2011 году, в день, когда там произошло сильное землетрясение. Некоторые из нашей группы флористов решили остаться дома; я и еще несколько человек вылетели в Токио. Потом объявили о радиационной аварии на атомной электростанции «Фукусима», и все наши уехали обратно. А я остался. У меня была цель — научиться ремеслу, повысить квалификацию, стать лауреатом международного конкурса. Остановить меня тогда могла только моя смерть. Я прошел три курса у разных специалистов. И в том же году стал победителем международного конкурса флористов в Бостоне. Сбылась моя мечта.

А началось все больше 40 лет назад — наша семья занималась выращиванием овощей на продажу, и как-то мы попробовали вырастить и продать цветы. Оказалось, что нарциссы выгоднее, чем помидоры с огурцами. Сейчас у меня один из самых крупных цветочных магазинов в Чечне, работаем круглосуточно.

Во время двух войн приходилось периодически покидать Чечню, я не уезжал — убегал. В 1994 году, когда начались боевые действия, хотел уехать из республики навсегда. Но не получилось. Так что продолжил заниматься своим делом. Бывало, с одной стороны дом обстреливают, а напротив наши цветы продаются. Покупали местные жители, которые не могли никуда уехать. Цветы успокаивали душу.

Тогда же мне пришлось и поработать по специальности — преподавал историю в школе. Трудное время было, учителей не хватало, и школьная администрация обратилась к родителям с просьбой: если кто-то может бесплатно вести уроки… Так что денег нам не платили, но родители учеников приносили продукты — кто что может. Жить ведь надо было, хлеб есть надо, семью кормить.

Букеты «для мамы» и странные просьбы клиентов

— Приходит однажды мужчина и молча протягивает мне бумажку. На ней написаны шесть отдельных букв. Я уставился на него, жду объяснений. Он попросил композицию из горшковых растений, чтобы название цветов начиналось с букв, указанных на этой бумажке. И все это нужно было собрать в одну корзину. Причем срочно. Я схватился за голову, но в итоге все сделал. А что эти буквы значили — так и не спросил.

Еще у нас часто готовый букет мужчины просят донести до их машины: самим нести почему-то стыдно. Бывает, просят собрать «букет для мамы». Заканчиваем работу и вдруг: «А в середину добавьте одну красную розу». Ну понятно же, что это вовсе не для мамы. С женщинами проще: как правило, они знают чего хотят и говорят об этом.

Вообще, если раньше клиенты не жалели денег на цветы, то сейчас в первую очередь интересуются ценой, спрашивают, а можно ли сделать «такой букет, но поменьше» — кризис.

Желтые цветы — это не про разлуку

— Для меня все цветы как мои дети. Было время, когда мне нравились розы. Либо я пересмотрел свои взгляды, а может, это возраст, но сегодня мне больше нравятся полевые цветы — я прямо таю, как молодой парень при виде красивой девушки.

Как выбрать свежие цветы?

— В первую очередь смотрите на бутон — он должен быть плотным. А еще цветок не должен выглядеть грустно. Берите тот, который напоминает вам веселого человека.

Моды же на конкретные цветы как таковой не существует. Но красные розы всегда пользовались и пользуются спросом: вечный символ любви, который многое скажет без слов.

Кстати, про «символизм»: мнение о том, что желтые цветы к разлуке — это неправда. Стереотип, пережиток советских времен. Желтый — цвет солнца и жизни. И только в нашей стране считается, что в букете должно быть обязательно нечетное количество цветов. В любой европейской стране совершенно спокойно делают букеты из парного количества.

Кому какие цветы дарить? Чтобы сказать, какой букет уместно преподнести маме, — нужно знать, что она любит, тут нет единого совета. Девушкам часто дарят букеты из 101 розы. Роза — королева цветов. Мужчинам тоже можно дарить цветы, например гвоздики — раньше они вообще считались «мужскими» цветами.

Свой букет на весну-лето 2017 я бы составил из ярких красок: желтых, оранжевых цветов. Потому что они символизируют солнечный свет и тепло, чего я и желаю всем нам.

Анастасия Расулова

Рубрики

О ПРОЕКТЕ

«Первые лица Кавказа» — специальный проект портала «Это Кавказ» и информационного агентства ТАСС. В интервью с видными представителями региона — руководителями органов власти, главами крупнейших корпораций и компаний, лидерами общественного мнения, со всеми, кто действительно первый в своем деле, — мы говорим о главном: о жизни, о ценностях, о мыслях, о чувствах — обо всем, что не попадает в официальные отчеты, о самом личном и сокровенном.

СМОТРИТЕ ТАКЖЕ

Халяльный шутер: как ингушские разработчики завоевывают игровой рынок

Программисты из Назрани мечтают повторить успех Angry Birds, снять мультфильм и добавить в гонки виды Кавказа. Рассказываем, что им уже удалось и о чем они спрашивали богословов перед выпуском игры
В других СМИ
Еженедельная
рассылка