{{$root.pageTitleShort}}

Как построить мост на Марсе?

Ответ знает студент-строитель из Ингушетии. Китайское жюри он уже впечатлил, осталось убедить Дмитрия Рогозина
419

«Мост через каньоны и кратеры поверхности Марса для марсоходов и другой техники планетарного освоения» — так называется проект студентов Московского строительного университета, занявший третье место на международном архитектурно-строительном конкурсе в Пекине. Какую роль в колонизации Марса могут сыграть российские студенты, рассказал один из авторов проекта — 22-летний Заурбек Гадаборшев из Ингушетии.

Заурбек Гадаборшев

Тайны Красной планеты

— Почему Марс?

— В конкурсе участвовало много соискателей со всего мира, особенно из самого Китая, и все в основном работали над проектами уникальных зданий — это и наша специальность. Чтобы обойти конкурентов, мы решили рискнуть и выбрали направление, где никого еще нет, — Марс. Предлагать строительство там здания было бы глупо, поэтому решили начать с маленького и, казалось бы, не очень значительного объекта, но в перспективе он окажется «пилотным» и позволит приступить к полноценному строительству. Стали изучать особенности рельефа Красной планеты, и родилась идея возведения моста.

— А помимо месторасположения с неземной силой тяжести, чем уникален проект?

— Строительство на другой планете вообще очень сложный вопрос. Нет строительных материалов для Марса, нет никаких норм — и вообще очень мало знаний в этой области.

Вода на Марсе существует лишь в твердом или газообразном виде, что делает невозможным «классическое» бетонирование. Мы нашли необходимые данные, разработали состав для использования в качестве бетона. Можно сказать, сами придумали.

Температура на Марсе в течение года колеблется от -127 градусов по Цельсию до +30. Из-за таких перепадов и из-за особенностей атмосферы применение стали также невозможно — при низких температурах она становится хрупкой, небольшой удар или вибрация может ее расколоть, как стекло. К тому же транспортировка металла на Марс с помощью тяжелой ракеты потребовала бы огромных затрат. Наш мост будет выдерживать температурные нагрузки, он адаптирован под эти условия, потому что мы планируем использовать грунт с самого Марса. Выбрали тип моста — виадук, такие строили еще древние римляне. В нем не будет металлических элементов.

— Зачем вообще нужен мост на Марсе? Какое у него может быть практическое применение?

— Сейчас он нужен не столько в практических, сколько в научных целях. Этот эксперимент даст совершенно новый, уникальный опыт и покажет, как протекает строительство на Марсе, какие трудности могут возникнуть. Словом, станет еще одним шагом к созданию чего-то более масштабного и глобального в космическом пространстве. В будущем мост сможет облегчить путь для марсоходов и другой техники. Он же будет перекинут через один из каньонов, которых там довольно много. Вообще, рельеф на Марсе странный. Мы долго искали место, где можно было бы строиться. Изучали разные источники — и научные, и интернет-форумы, но здесь информации недостаточно. Тогда мы обратились к зарубежным сайтам — французским, американским, испанским и даже китайским. Выискивали любую информацию, переводили, собирали материалы. Узнали, что на Марсе есть вода в замороженном виде. Что рельеф кардинально отличается от поверхности других небесных тел, что перепад температур в разных районах планеты огромный. Исходя из всех данных, выбирали место, где наименьшая разница температур и есть подходящие площадки для создания виадука.

Марсианские хроники

— Кто был в команде и как долго вы готовили проект?

— Нас было четверо: Светлана Бабай — автор идеи, Валерия Маслова занималась определением нагрузок, Виталий Зыков проверял правильность расчетов, я был координатором проекта и визуализатором. Помогали нам, советовали, руководили всем наши уважаемые профессора — Юрий Колотовичев и Владимир Смирнов. Мы разделили между собой обязанности, но все важные вопросы, например о сейсмике и устойчивости, обсуждали между собой и с преподавателями. За три месяца проект был завершен и отправлен на конкурс. Первые два места на нем заняли китайцы. Нам досталось третье место, сертификаты участников и денежное вознаграждение в размере 5000 юаней.

— Как проходил конкурс? Пандемия внесла свои коррективы?

ЧИТАЙТЕ ТАКЖЕ
Мальчик и марсоход
Он любит гулять и книжки про Тома Сойера, соперничает с братом и боится, что его робот-марсоход, покоряющий научно-технические форумы, станет ненужным. История 12-летнего робототехника из Пятигорска

— Да, изначально он должен был проходить в университете JUNIA во Франции. Мы планировали лететь в Лилль, чтобы презентовать свой проект, долго к этому готовились. Но как только границы закрылись, конкурс перешел в онлайн.

Председатель конкурса — Пекинский университет гражданского строительства и архитектуры — внес коррективы в организацию. К сожалению, возможности выступить хотя бы в онлайн-режиме у нас не было. Наверное, поэтому мы получили только третье место. Если бы нам дали возможность рассказать детально о нашей идее, я уверен, мы бы могли рассчитывать на места повыше.

— В соцсетях писали, что вы планируете обратиться в Роскосмос и показать проект Дмитрию Рогозину.

— Да, это действительно так. Сейчас мы заняты поиском лаборатории в России или за рубежом, чтобы начать испытания нашего «бетона». Было бы здорово иметь небольшую площадку с марсианскими условиями и проводить там эксперименты. И тогда уже, имея необходимый объем информации и опыта, можно было бы идти к Рогозину. Пока наш проект еще сыроват.

— Почему вы ищете лабораторию за рубежом?

— Мы рассматриваем все варианты, стучимся во все двери. У нас в университете тоже есть хорошие лаборатории, однако нет никакой связи с астрономическими науками, а наш проект интердисциплинарный, поэтому нужны наставники или консультанты по «планетарным» вопросам.

— Планируете представлять проект еще где-нибудь?

— Конечно! Будем показывать его в Европе, Америке, Арабских Эмиратах. В тех странах, которым было бы интересно спонсировать подобные разработки. Китай стал только первой ступенькой.

Путь марсиан

— Если бы кто-то заинтересовался, вы могли бы продать свой проект? Что для вас важнее: финансовый успех или увековечить свое имя как авторов моста на Марсе?

— Сложно сказать. Если бы была возможность станцевать лезгинку на Марсе — точно бы полетел (смеется). Очень заманчиво участвовать в столь масштабном и увлекательном проекте. Но будет ли он воплощен даже при моей жизни — не знаю. Строительство может занять 10 лет, а может — 50. Никто не может сказать этого наверняка.

По итогам конкурса и по интересу, возникшему к проекту, мы видим, что это важная и очень перспективная тема. Журналисты заинтересовались, в социальных сетях очень положительные отзывы, люди живо реагируют и распространяют новость о перспективе строительства моста в космосе. Некоторые просятся в команду, хотят принять участие, предлагают свою помощь.

За это время я понял, что среди молодежи очень много специалистов, которые не знают, как себя реализовать и с чего вообще начинать. Именно по этой причине я решил создать «Центр молодежного межнационального развития», который будет функционировать в научном и в общественном направлении.

— А какое отношение подобный центр может иметь к вашему проекту?

— Самое непосредственное. Мы будем приглашать новых специалистов, изучать их идеи, искать точки соприкосновения и, таким образом, создавать новые и перспективные программы. Я общался со многими ребятами, у которых есть интересные, прогрессивные предложения, но они не знают, как их осуществить, куда обращаться. Имея хоть небольшой опыт в этом деле, мне кажется, я смогу помогать им, а они — мне. Мы подготовили документы для подачи в Минюст, чтобы официально оформить наш центр и приступить к работе. Организация «Эльбрусоид» предоставила офис в Москве, и мы уже потихоньку приступаем к воплощению своей идеи.

Главная цель — привлечение новых специалистов в сфере строительства, архитектуры и дизайна. В том числе и выходцев из южных республик. Так что строительство моста на Марсе, возможно, начнется на Кавказе.

Элиза Бицоева

Рубрики

О ПРОЕКТЕ

«Первые лица Кавказа» — специальный проект портала «Это Кавказ» и информационного агентства ТАСС. В интервью с видными представителями региона — руководителями органов власти, главами крупнейших корпораций и компаний, лидерами общественного мнения, со всеми, кто действительно первый в своем деле, — мы говорим о главном: о жизни, о ценностях, о мыслях, о чувствах — обо всем, что не попадает в официальные отчеты, о самом личном и сокровенном.

СМОТРИТЕ ТАКЖЕ
В других СМИ
Еженедельная
рассылка