{{$root.pageTitleShort}}

Назад в космос

Кресла из настоящего «Союза», макет «Аполлона» и телескопы, способные заглянуть в удаленные уголки Вселенной, — во Владикавказе появится уникальный центр космонавтики для детей
596

Свой первый летательный аппарат он построил в пятом классе — это был выпиленный лобзиком планер. Авиасудно школьник запустил на окраине родного села Ногир. Полет длился около минуты. Позже успешных пусков у конструктора Руслана Комаева было еще двести. Но это были уже настоящие космические аппараты. Сегодня лауреата Государственной премии СССР и Заслуженного машиностроителя России чаще видят во Владикавказе, а не в родном научно-производственном объединении имени Лавочкина. На малой родине конструктор реализует мечту всей жизни: строит школу космонавтики.

«Аналогов в России не будет»

Руслан Комаев

Кажется, что седоволосый мужчина, в пыльных от цемента армейских штанах, с потрескавшимися от постоянного контакта со стройматериалами руками, — один из немногих здешних работяг. Узнать в нем ведущего специалиста, бывшего первого заместителя генерального директора одного из крупнейших в России космических предприятий получается не сразу.

— В моей жизни не было ни дня, чтобы я что-то не создавал материального. Я люблю работать руками, — объясняет, перекрикивая шум болгарки и сварочного аппарата, конструктор Руслан Комаев. — Поэтому на стройплощадке я наравне со строителями. Для меня это отдых.

Идея молодежного космического центра у него возникла давно. Но в Химках, где живут семьи многих конструкторов, единомышленников не нашлось. Зато пригодился там, где родился.

— Два года назад мне вручали медаль «Во Славу Осетии». На награждении я озвучил свою идею Вячеславу Битарову. Глава республики без раздумий согласился воплотить ее.

Через пару недель Комаев представлял правительству проекты будущего центра космонавтики. Тут же вспомнили о заброшенном около двадцати лет назад владикавказском планетарии. Деньги на его восстановление за это время так и не нашлись, и когда-то любимое место городских детей стало пристанищем бездомных.

— Здание много лет было в жутком состоянии, — объясняет конструктор. — Хулиганы выбили окна и двери, на полу была вода, а в залах хозяйничали бомжи и наркоманы. Со временем купол здания мог рухнуть.

Почти год реставраторы не могли приступить к работам: проект согласовали сначала во Владикавказе, а затем в Москве. До революции здание планетария было шиитской мечетью и охраняется государством как объект культурного наследия.

Комаев показывает отреставрированную уникальную кладку и усиленные несущие конструкции. Теперь завершается работа над фасадом. А внутри здания уже установили экран планетария. На купол будут выводить проекцию звездного неба в формате 3D. Для удобства зрителей кресла поставят под углом — так людям не придется запрокидывать голову, чтобы посмотреть наверх.

— Это негосударственный проект. Почти все работы из личных денег оплачивает глава Северной Осетии. Сюда же уходит почти вся моя зарплата в НПО Лавочкина, — говорит конструктор.

В необходимости центра во Владикавказе он не сомневается: видит интерес к космосу у местных школьников. Как-то даже пятилетний ребенок при встрече стал рассказывать о Юпитере и Луне. Сейчас для будущей школы космонавтики набирают преподавателей. Их направят на подготовку в научно-производственное объединение имени Лавочкина, московский Мемориальный музей космонавтики, ракетно-космическую корпорацию «Энергия» и Центр подготовки космонавтов.

— Аналогов нашему детскому космическому центру в России не будет. Дети Осетии и всего Северного Кавказа смогут приобрести здесь начальные знания о космосе и космической технике.

Предполагается, что обучение в школе будет бесплатным.

Кукурузник над селом и запуск на Венеру

Сам Комаев определился со своим будущим как раз в детстве.

— Классе в пятом твердо решил поступать в Московский авиационный институт. Тогда космос — это было что-то сильно далекое для провинциального мальчишки, а Гагарин еще не совершил свой полет. Но почтовый кукурузник, пролетавший раз в неделю над селом, будоражил мысли о небе.

Тайком от родителей будущий конструктор убегал на кружок авиамоделирования. Несколько километров от родного Ногира до Владикавказа от проходил пешком — несмотря на запрет отца посещать занятия.

— Потом я написал письмо ректору авиационного института, просил разрешить сдать вступительные экзамены в Осетии. Но телеграмму с ответом первым получил отец. И, конечно, мне пришлось отложить планы. Я был младшим сыном в семье, и отец категорически запретил мне думать об отъезде. Младшие в Осетии обычно остаются с родителями.

Но в Московский авиационный Руслан все равно поступил. Спустя несколько лет он не доехал на производственную практику в Серов: сошел с поезда в Москве. Декану факультета проектирования космических аппаратов целеустремленный парень с Кавказа понравился. А вот родной отец не общался с сыном еще полгода.

— Вершиной космической отрасли тогда были Конструкторское бюро Королева и научно-производственное объединение имени Лавочкина. Меня распределили в «Лавку», — рассказывает Комаев.

НПО Лавочкина — одно из немногих предприятий в мире, занимающихся исследованиями космоса с помощью автоматических аппаратов. К достижениям советских, а затем российских конструкторов можно уверенно добавлять приставку «впервые в мире».

— Мы с коллегами первыми в мире посадили на Луну беспилотный аппарат, раньше других совершили мягкую посадку на Венеру и на Марс, первыми запустили видеолуноход, — перечисляет ученый. — Все это наши конструкторские изобретения.

В середине 80-х к Земле должна была максимально близко подлететь знаменитая комета Галлея. Перед НПО имени Лавочкина поставили задачу детально снять космический объект. Конструкторы придумали проект «Вега». В 1984 году они начали строить межпланетную станцию, а уже 6 марта 1986 года аппарат «встретил» комету Галлея. Руслан Комаев называет этот проект удивительным и уникальным.

Осетинский конструктор руководил проектами с момента получения чертежей до погрузки готового аппарата в контейнер и его отправки на космодром «Байконур». Это изготовление деталей, сборка и многократные испытания на прочность.

— Это великая радость, когда все раскрывается, все работает, и ученые получают снимки кометы Галлея или данные о грунте на Венере. Когда видишь результаты своего труда, месяцы переживаний и потраченные нервные клетки кажутся мелочами.

Космические аппараты Комаев сравнивает с людьми: у каждого свой характер. Но «договариваться» со своими детищами конструктор научился. Из 205 собранных им аппаратов лишь один не выполнил свою задачу. И почти всегда космолеты собирались в цейтноте и обстановке секретности.

— Бывало, завтракаешь дома на кухне, передают сообщение ТАСС, что запущены космические станция «Венера-13» и «Венера-14», и чувствуешь гордость за свое детище. Но даже своей семье не можешь сказать, что имеешь отношение к этому запуску.

За создание аппаратов для исследования поверхности Венеры Комаев получил Госпремию СССР. Многие другие его проекты до сих пор засекречены.

Черные дыры и новый дом для человечества

Трату миллиардов рублей на изучение космоса Руслан Владимирович не считает напрасной. Вспоминает высказывание Циолковского о том, что Земля — колыбель человечества, но вечно жить в колыбели человек не может. Поэтому ученым нужно продолжать искать запасной «аэродром» для землян.

— Гарантии, что на Землю не упадет огромный метеорит, никто не дает. Люди должны думать о новом доме для себя. Или вот, например, Марс и Венера. Они будущее или прошлое Земли? Никто из ученых же не дал ответа на этот вопрос.

Не меньшая угроза исходит от все еще таинственных черных дыр. Недавно сделанный учеными первый снимок этого загадочного космического объекта лишь приоткрыл завесу.

— Никто не знает природу черных дыр, — говорит конструктор. — Есть лишь догадки, что каждый день они «поедают» всё вокруг себя. Найденная сейчас черная дыра на расстоянии миллиона световых лет от нас. Но ведь они невидимы, возможно, где-то ближе к нам они тоже существуют.

Руслан Комаев:

«Мечтал ли я когда-нибудь стать космонавтом? Нет, в этой профессии все по инструкции. „Творчество“ начинается лишь во время аварийных ситуаций, когда с Земли уже не помогут. А в конструкторской работе каждый день новые вызовы и новые космические аппараты».

По словам Комаева, объекты попадают в дыру с огромной скоростью, настолько сильной, что даже свет оттуда не возвращается. Что происходит с космическими телами внутри, неизвестно. Возможно, там существует какой-то параллельный мир, о котором мы пока ничего не знаем.

Кстати, охоту за опасными объектами ведет и аппарат, собранный в цехах НПО имени Лавочкина. Опубликовать свои открытия ученые планируют после анализа всех сигналов.

— Нам нужно снять розовые очки, мы давно не первые в космосе! Сегодня главные на орбите китайцы. Те, кто учился по нашим конспектам, кто перенимал наш опыт, — признает конструктор.

Главной проблемой он считает уход опытных работников: в отрасли увольняют хотя и возрастных, но профессионалов. Молодым специалистам не у кого учиться, и это приводит к фатальным ошибкам.

— Я прошел путь от простого мастера до директора производства, а затем и до первого замдиректора всего НПО. А нынешнюю молодежь сразу кидают в пекло, — говорит Комаев.

Как высадиться на Луну

Возможно, в перспективе ситуацию изменит к лучшему его новое детище. Рядом с планетарием, на берегу Терека, строят школу космонавтики.

Обучать здесь будут школьников. В классы наберут по 30−35 детей. А всего познавать космос ежегодно смогут 700−800 человек. Для каждого возраста учеников своя программа, ее дети должны освоить за полгода. Потом в учебное заведение наберут новых «космонавтов». Предполагается, что через два-три года после первого курса ребенок может снова поступить в школу и получить новые знания, уже более серьезные.

— Маленьким ученикам мы расскажем и покажем устройство космического аппарата, объясним, почему ракета летает, зачем ей двигатель. Всё это педагоги будут объяснять на доступном детям языке, — говорит Руслан Комаев.

Ученикам постарше знания будут давать углубленные. А вот будущим абитуриентам, помимо космической техники, предстоит изучать и науки — физику, математику и астрономию. Сейчас автор проекта составляет методические пособия для будущих преподавателей школы космонавтики.

Выпускных экзаменов в школе космонавтики не будет. Но и без них, надеется Комаев, абитуриенты из Осетии смогут поступить в лучшие профильные вузы страны — Московский авиационный институт и МГТУ имени Баумана.

{{current+1}} / {{count}}

Четверть занятий будет проходить в планетарии, где школьники увидят фильмы о космосе и строительстве космических кораблей. Два здания объединят переходом. По задумке конструктора, помещение сделают в виде каюты космического корабля. Она уже «приземлилась». Внутри — макеты аппаратов в масштабе один к одному.

Здесь расположен отсек американского «Аполлона» — Руслан Владимирович полностью воссоздаст кабину этого севшего на Луну корабля. Дети почувствуют себя астронавтами, вышедшими на неземную поверхность. На противоположной стороне — пульт управления российским «Союзом». С помощью симулятора любой человек сможет совершить стыковку корабля с Международной космической станцией.

— Через друзей мне удалось достать кресла космического корабля, побывавшего на орбите, и дети смогут в них сидеть. Наша школа не будет музеем. Экспонаты обязательно нужно трогать, — объясняет Комаев. — Часть занятий будет в игровой форме. Класс поделим на команды, одним нужно будет высадиться на Луне, другим — пристыковать корабль «Союз» к МКС, третьим — отремонтировать нераскрывшуюся антенну.

В школе почти не будет бутафории. Большинство экспонатов — это так называемые наземные машины, те, над которыми проводили предпусковые испытания. Конструктор спас эти аппараты от переплавки.

Руслан Комаев обещает, что и территория вокруг планетария, наконец, перестанет отпугивать горожан и превратится в зону отдыха. Появятся клумбы — проект ландшафтные дизайнеры уже подготовили. А крыша школы космонавтики станет прогулочной площадкой.

— Здесь мы установим два телескопа с тысячекратным увеличением, — проводит экскурсию Комаев. — Можно будет разглядеть даже отдаленные звезды. Прикатим сюда гранитные шары разного размера — это будут планеты солнечной системы. А узнать, который час, в ясную погоду можно будет по солнечным часам.

Нужная техника уже закуплена, завезены экспонаты. Монтаж оборудования завершат к концу лета, а в начале сентября планетарий и школа космонавтики примут первых посетителей.

Валерий Тайсаев

Рубрики

О ПРОЕКТЕ

«Первые лица Кавказа» — специальный проект портала «Это Кавказ» и информационного агентства ТАСС. В интервью с видными представителями региона — руководителями органов власти, главами крупнейших корпораций и компаний, лидерами общественного мнения, со всеми, кто действительно первый в своем деле, — мы говорим о главном: о жизни, о ценностях, о мыслях, о чувствах — обо всем, что не попадает в официальные отчеты, о самом личном и сокровенном.

СМОТРИТЕ ТАКЖЕ
В других СМИ
Еженедельная
рассылка