{{$root.pageTitleShort}}

Мальчик и марсоход

Он любит гулять и книжки про Тома Сойера, соперничает с братом и боится, что его робот-марсоход, покоряющий научно-технические форумы, станет ненужным. История 12-летнего робототехника из Пятигорска
540

— Нет, на Марс моего робота еще рано отправлять, конкретно эта модель создана для обучения робототехнике. Это конструктор! Он далеко не последний — будет и пятый, и шестой марсоход, — шестиклассник Игорь Польский скромно развенчивает сенсационные заголовки новостей про его устройство.

Зато на всероссийском конкурсе научно-технического творчества молодежи, прошедшем в середине апреля в Москве, его марсоход-исследователь «Крокодил-4» взял первое место в одной из тематических групп — и заинтересовал бизнесменов. Петербургские продавцы робототехнических конструкторов обсуждают с папой Игоря возможности серийного производства.

Братья по роботам

Конструкторы Игорю нравились всегда, но особенно захватили после победы в первом престижном конкурсе.

— Это был авиационный салон «МАКС-2015» в Москве. Там есть конкурс для детей-робототехников. Он победил и вернулся домой национальным героем, — улыбается Дмитрий Польский, папа Игоря. — И говорит: «Надо еще участвовать!»

Мы беседуем в доме Польских. В центре гостиной бодро вращает колесами тот самый «Крокодил» -победитель. Игорь управляет им с помощью пульта. Робот снабжен камерами, умеет объезжать ямы и препятствия и передавать данные о рельефе местности. Эта информация записывается на флешку. А еще у марсохода два запасных модуля, по сути — крышки с электронной начинкой. Один модуль превращает конструктор в метеостанцию. Другой отвечает за энергию — следит за батареей и подзаряжает севший аккумулятор.

— Игорь, почему «Крокодил»? Ведь не похож!

Игорь: Этот робот — четвертый по счету. А первым был луноход, и он напоминал крокодила по дизайну, но еще больше походил на обычную игрушечную машинку. Перед участием в «МАКС-2015» мы переименовали луноход в марсоход, потому что форум был посвящен освоению Марса. Но имя «Крокодил» так и осталось.

Дмитрий: Теперь у нас все роботы — «крокодилы». И младший сын Вадик — ему 8 лет — тоже собрал своего робота. Его конструктор более простой, он едет прямо и умеет объезжать препятствия.

Игорь: Он без номера. Папа называет его «Крокодил-младший».

Маленький Вадик выбегает поздороваться и тут же скрывается в детской. На уговоры мамы Ирины выйти и поучаствовать в беседе — не поддается.

— Стесняется — объясняет она.

— Игорь, соперничаете с братом? — догадываюсь я.

— А, — лениво машет рукой создатель самого продвинутого марсохода в доме. — Да он только в одной серьезной выставке участвовал!

— Не в одной! — защищает папа младшего. — Вообще, если они вместе участвуют, Игорь помогает Вадику, а тот прислушивается. Где надо — они братики и дружат, а дома бодаются: кто круче.

— Дмитрий, а мальчики похожи по характеру?

Дмитрий: Совсем разные! Игорь — это шило, хаос и паника! Он все очень быстро схватывает и сразу бежит делать. Вадик — серьезный, сосредоточенный… Маленький, но основательный мужичонка. Он спросит, подумает, переспросит, если непонятно, тогда приступит к делу.

Эпизод первый. Паяльник

— Игорь, как ты начал заниматься робототехникой? Сколько тебе было лет?

Игорь: Мне было девять. Папа принес домой паяльник и детали конструктора — по типу «Лего». Мне стало интересно. А потом в нашем лицее был конкурс научно-технического творчества. Для него я собрал небольшой макет маяка. Программировать учился у папы.

Дмитрий: История такая. Он сидит в планшете, я начинаю ругаться: «Поколение планшетов! Только и умеете, что нажимать на кнопки. А мы в ваши годы паяли, придумывали…» Он говорит: «Да? Ну покажи». Вызов принят, я пошел на рынок, купил детали, паяльник…

— Вы имеете отношение к технике?

Дмитрий: Никогда не соприкасался. Я программист 1С. Жена — медработник. Хотел, чтобы дети чем-то полезным увлекались. Заодно пришлось самому разобраться.

— Игорь, ты такой ребенок, который с трех лет с планшетом?

Игорь: Нееет, в 3 года у меня даже кнопочного телефона не было. В 8 лет появился планшет.

— Любишь гаджеты?

Игорь: Сложный вопрос. Если погода хорошая и можно пойти прогуляться — я пойду гулять. А если погода плохая — тогда поиграть. Часто играю в «танки». Но прогулки мне больше нравятся!

— Наверное, нравится научная фантастика? Какие фильмы и книги любимые?

— Обычно папа скачивает фильмы и мы вместе смотрим… Не знаю, что выделить. Смотрели «Назад в будущее». Несколько раз «Звездные войны» — все части. Мне понравилось, но больше люблю реалистичные фильмы. И книги про Тома Сойера.

— А в школе хорошо учишься? Нравится туда ходить?

Игорь: Стараюсь, но бывают тройки. В основном по английскому, он тяжело дается. У нас пока нет физики, думаю, там мне будет легко, как сейчас на информатике. Нам очень простые задания дают, коды не пишем. А я уже программирую своих роботов. В школу нравится ходить, потому что там друзья-одноклассники. Учителя знают про мои конкурсы, иногда приходится пропускать занятия, а потом пересдавать контрольные.

— Ты дисциплинированный ученик?

Игорь: Не очень. Я был в детском лагере «Артек» два раза. Там понял, что мне совсем не нравятся дисциплина и режим. Занятия в школе у нас до двух часов. И два часа в день на мой проект. Но следующая поездка с проектом еще нескоро, поэтому в ближайшую неделю буду перебирать велосипед.

«Я бы полетел на Марс»

— Ты следишь за проектом «Mars One»? Хотел бы стать участником экспедиции на Марс?

Игорь: Я знаю о проекте, сначала интересовался новостями, но сейчас перестал: много работаю над своими проектами. Полететь на Марс — да, это было бы интересно. Если бы я выбирал: полететь или стать здесь успешным робототехником, я бы полетел на Марс. Это масштабное открытие, а вклад в науку — лучше всего.

— Есть много фильмов про роботов, которых не отличить от людей. Как думаешь, лет через тридцать роботы-официанты уже появятся?

Игорь: Андроиды. 30 лет не хватит. Я думаю, что не меньше 500 лет. Взять фильм «Назад в будущее»: герои попадали в наше время — а тут были летающие машины. Но на самом деле ничего не изменилось — машины такие же, здания такие же… Знаете, вот ходовая у машин не менялась уже 100 лет или больше. Причем современные технологии уже позволяют сделать процесс управления автомобилем более простым. Мы с папой добавили в четвертый марсоход-исследователь некоторые алгоритмы поворота. По сути, можно и в машине сделать более продвинутую ходовую. Но изменения происходят медленно.

Дмитрий: Зато есть голограммы, как в «Назад в будущее»!

Игорь: Есть, но они не такие, как в фильме! Кстати, робот-официант — это не сложно. Сложно создать роботов-строителей, инженеров, проектировщиков… Роботов, которые смогут делать роботов.

— Чему людям стоило бы поучиться у роботов?

Игорь: Думаю, ничему… Если бы люди делали все как роботы — они бы не развивались. А, я вспомнил любимый фильм! «Белый тигр» — он прямо «засел» в меня. Там про Великую Отечественную войну. Во времена войны у немцев появился супертанк «Тигр». А советские инженеры взялись разрабатывать танк, который должен был его победить. Для управления этим советским танком выбрали танкиста, единственного, кто выжил после нападения «Тигра». И вот он описывал немецкий танк так: «Он не может ошибиться». Вот и робот — он не ошибается. Он все сделает так, как нужно. Не лучше, не хуже. Одинаково. А человек — может сделать хуже, а может сделать лучше.

Бизнес на «крокодилах»

— Вашими «крокодилами» заинтересовалась петербургская компания, которая продает конструкторы. Насколько реально вывести ваших роботов на продажу?

Дмитрий: Все пока в стадии переговоров, но это реально! Смысл такой: они дают детали и продают конечный продукт, а мы собираем, проверяем, все ли работает, разбираем, упаковываем в коробку. Все «крокодилы» могут пойти в дело. Самый простой — робот Вадика. А марсоход-исследователь «Крокодил-4» — это наш флагман, самая продвинутая модель.

— Сейчас во всех городах есть детские центры робототехники. Много у вас соперников на конкурсах?

Игорь: Не так много! На отборе, наверное, больше 100 человек, а на очном этапе остаются 15−20 проектов.

Дмитрий: В пятигорском Центре молодежного инновационного творчества «Hi-Tech Импульс», где Игорь занимается, — другие проекты. Там спортивная робототехника, как и в большинстве ЦМИТов. Например, дети создают машины, которые гоняют на скорость. Или роботов-сумоистов — они выталкивают соперника из круга.

Игорь: Я тоже в нашем центре делаю робота-сумоиста. Марсоход — более сложный проект.

Дмитрий: Мы познакомились с нашим ЦМИТом, когда уже создавали третьего «крокодила»… Они дают возможность печатать на их 3D-принтере детали для марсохода — у нас «лапы» оттуда.

— Что дают конкурсы кроме призов?

Игорь: Мой любимый приз — часы, которые подарил на конкурсе председатель ставропольского правительства. Я их не ношу — берегу. Сначала очень гордился победами, теперь приезжаю спокойным. В этом году снова в Москву поедем на авиасалон «МАКС-2017», да, папа?

Дмитрий: Сейчас организаторы сами зовут нас участвовать. Игорю понравилось на МАКСе — на форуме много авиатехники, можно посидеть в кабине самолета, подержать штурвал. Он мечтает полетать на самолете и прыгнуть с парашютом. Но раньше 14 лет нельзя.

— Игорь, не страшно?

Игорь: Нет! Папа несколько раз прыгал с парашютом. Когда он рассказывает, мне тоже хочется. Мы любим такой активный отдых: раньше на море ездили, чтобы дайвингом заниматься. Мне разрешали погружаться в таких местах, куда детей не пускают. Еще ходил на тхэквондо, а сейчас из-за проектов не хватает времени.

— А чего ты боишься?

Игорь: Это сложный вопрос… Я боюсь, что все просто забудут про меня. Сейчас мы участвуем в различных конкурсах, где-то побеждаем, где-то нет… Хорошо, если кто-то более сильный приедет и станет побеждать. А вдруг просто скажут: «Ну вы сделали проект — и что? Пусть добавили туда кучу новых функций, он уже 10-этажный и может возить людей… Ну и что?». Боюсь, что мой проект станет ненужным.

Анастасия Степанова

Рубрики

О ПРОЕКТЕ

«Первые лица Кавказа» — специальный проект портала «Это Кавказ» и информационного агентства ТАСС. В интервью с видными представителями региона — руководителями органов власти, главами крупнейших корпораций и компаний, лидерами общественного мнения, со всеми, кто действительно первый в своем деле, — мы говорим о главном: о жизни, о ценностях, о мыслях, о чувствах — обо всем, что не попадает в официальные отчеты, о самом личном и сокровенном.

СМОТРИТЕ ТАКЖЕ
В других СМИ
Еженедельная
рассылка