{{$root.pageTitleShort}}

Модели строгого режима

Чтобы выйти здесь на подиум, нужны параметры, рост и разрешение родственников. Три модели с Северного Кавказа — об особенностях своей работы
5639

К профессии модели на Кавказе отношение скептическое. Но кто-то не только смог найти достойную работу на подиуме, но и заслужил уважение семьи.

Зарина Абдурашидова, 21 год

Родилась и училась в Махачкале. Работает в Махачкале и Москве. По образованию экономист. Официальное лицо известного австрийского бренда одежды Wolford в Дагестане.

— Интерес к моде появился у меня лет в десять. Мне нравилось смотреть модные показы по телевизору, хотя дома эти программы всегда переключали.

Первая съемка была в 17 лет. Потом я вышла замуж, и муж запретил сниматься. Но два года назад мы развелись, и я опять стала работать.

Когда я начинала работать моделью, решила для себя: даже если все от меня отвернутся, я, по крайней мере, буду делать то, что мне нравится. После первых съемок на моих страницах в соцсетях было столько грязи… Я блокировала по 20 человек в день. А сейчас у нас открыли два новых модельных агентства. Девочки учатся позировать и ходить. Даже обидно: меня чуть ли не камнями закидывали, а теперь это нормальная профессия. Ну и ко мне тоже стали относиться по-другому, много комплиментов делают.

Семья сперва отнеслась отрицательно к моему желанию стать моделью, даже многие дома со мной не разговаривали. А потом свыклись. Увидели, что я зарабатываю, сама себя обеспечиваю. Появилась и популярность. Моя мама сейчас приходит в салон, и, если говорит, что ее дочка — Зарина, ей сразу делают скидки. Меня многие знают и рады видеть в городе.

Работа модели требует очень жестких ограничений. Если приближается съемка, у меня строгий режим. Ложусь в 10 вечера, встаю ранним утром, еду к визажисту, привожу себя в порядок. В нашем деле не существует понятия «неудобные каблуки». Как бы тяжело тебе ни было на подиуме, «отходить» нужно прекрасно.

У моделей всегда безумная суета перед показами. Не получается что-то застегнуть. Ходишь, психуешь, кричишь, чтобы хоть кто-то помог. Я всегда стараюсь помочь, если у кого-то что-то случилось. Часто бывают неидеальные проходы, иногда девушки запинаются. Но я не люблю насмешки, поэтому стараюсь промолчать.

Мою кандидатуру для работы для Wolford утверждали в Австрии. Сначала вообще не хотели брать никого из Дагестана, но мои фото понравились, в итоге снимки были выставлены в Далласе, Сеуле, Австрии и, конечно, в Дагестане.

Мое портфолио возили в Париж. В одном из престижных агентств его высоко оценили. Но мне не дали визу, и я никуда не уехала. А в Дагестане недоумевали, куда это я одна собралась за границу?

Быть моделью хорошо: общаешься с дизайнерами, получаешь наряды из последних коллекций. Но есть и минусы. Осуждение окружающих, например. Многие лезут в личную жизнь, невозможно было пойти и нормально посидеть где-то в кафе…

Говорят, что карьера модели не может быть без «постели» — это глупости. Чтобы тебя заметили, нужно оказаться в правильное время в правильном месте. Даже некоторых самых знаменитых моделей агенты находили на улице или просто на вечеринке.

Сейчас я работаю с очень крутыми фотографами, они снимают почти всех звезд. И они просят у меня фото в купальниках — это сейчас востребовано, во всех клипах модели в купальниках. Но мне пока страшновато. Все-таки я из Дагестана, и на моей родине так не принято.

Махмуд Глашев, 24 года

Родился и вырос в Нальчике. Окончил Кабардино-Балкарский аграрный университет по специальности «инженер-механик». Работает моделью во время недель моды в Нальчике, демонстрирует одежду местных дизайнеров.

— Сначала я просто показывал и рекламировал одежду, которую шила моя сестра — она училась в колледже дизайна в Нальчике. А потом моя девушка увидела объявление во «ВКонтакте» о кастинге моделей-мужчин. Я был удивлен, что у нас в городе есть что-то подобное. Попробовал и сразу прошел, как ни странно.

Я не говорил родителям, что отправился на кастинг. Друзья тоже не знали — я не представлял, как они к этому отнесутся. Когда спустя несколько репетиций я рассказал все родителям, они отнеслись к моему выбору скептически. Говорили, мол, зачем тебе это надо, ты сошел с ума, это не мужское дело. С друзьями то же самое, поначалу смеялись. Все-таки у нас свой менталитет. К подобным профессиям относятся предвзято и с недоверием. Когда я с кем-то знакомился и меня спрашивали, чем я занимаюсь, я старался не говорить про модельный бизнес. Но потом меня стали узнавать, интересоваться мною, и многие поменяли свою точку зрения.

Я участвую в показах только в Нальчике. Мне предлагали выезжать, но не было возможности: то учеба, то работа. Показы — это больше хобби, хотя, конечно, и заработок. Сейчас я работаю в модельном агентстве Fashion07. Контракт заканчивается в конце лета, и, думаю, мы продлим его.

В агентстве очень интересно, много хороших ребят, красивых девушек. Все смелые.

За питанием я не слежу, диету не соблюдаю. У парней таких сложностей нет, в отличие от девушек. У меня от природы и вес, и телосложение хорошие. Но нам сразу сказали в модельном агентстве, что и вес должен оставаться одним и тем же, и прическа. Если планируются изменения во внешнем виде, агентство нужно предупредить заранее.

Перед первым показом учился круглыми сутками. У каждой модели должна быть своя фишка. Это может быть особенный взгляд, жестикуляция, манеры. Рост тоже имеет большое значение. Но на Кавказе не многие мужчины решатся стать моделью. У нас это не принято, да и стесняются.

Индира Дениева, 28 лет

Родилась и живет в Урус-Мартане. Окончила Чеченский государственный университет по специальности «бухучет и аудит». Работает бухгалтером, в показах участвует с 2010 года.

— Все началась с того, что подруга-дизайнер попросила меня побыть моделью на показе ее одежды. Но организаторы сказали, что самоучки не годятся, им были нужны профессионалы. Тогда-то мне и захотелось всему научиться, и я пошла в модельное агентство Firdaws.

В 2010 году я работала на «Почте России». Среди работниц со всей страны проходил конкурс, назывался «Почтовая красавица». Участницами были девушки из 86 регионов. Я заняла второе место. Это был хороший опыт. Нас там многому научили: и позировать, и правильно стоять, и ходить.

Через два года я участвовала в показе дизайнеров у нас в республике, в жюри был Вячеслав Зайцев. И лучшей моделью на нем стала я. Сам Зайцев меня награждал.

Свой первый выход на подиум я помню как сегодня. Внутри было столько счастья и адреналина, что я не могла поверить своей удаче. Тогда осознала, что это мое.

После каждого показа нам платят гонорары. Поэтому я за свое любимое хобби еще и деньги получаю. Но показы бывают не так уж часто. За месяц перед показом нас всех обзванивают. В течение этого месяца проходят репетиции, примерки, а потом сам показ.

Чтобы стать моделью, нужны параметры и рост. Но для начала нужно добиться разрешения родственников: мамы, папы, дяди, тети. Чтобы все были довольны и никого твоя профессия не смущала. Я шла к работе моделью нелегко, потому что все мои были против. Они говорили: «Ты же чеченская девушка, какие подиумы, пойдут разговоры, сплетни». Я с трудом их переубедила. Сейчас у нас стали относиться к этому спокойней. После того, как глава Чеченской Республики открыл модельное агентство, все стали более лояльны. Тем более возглавляет его первая леди.

Фотографии предоставлены героями публикации

Кристина Тоноян, Анна Николаева

Рубрики

О ПРОЕКТЕ

«Первые лица Кавказа» — специальный проект портала «Это Кавказ» и информационного агентства ТАСС. В интервью с видными представителями региона — руководителями органов власти, главами крупнейших корпораций и компаний, лидерами общественного мнения, со всеми, кто действительно первый в своем деле, — мы говорим о главном: о жизни, о ценностях, о мыслях, о чувствах — обо всем, что не попадает в официальные отчеты, о самом личном и сокровенном.

СМОТРИТЕ ТАКЖЕ
В других СМИ
Еженедельная
рассылка