{{$root.pageTitleShort}}

«В чем сила, брат?»: на Кавказе поставили документальный спектакль о подростках

Спектакль по пьесе «Братья» покажут во Владикавказе — в основе 60 интервью с молодыми людьми от 14 до 18 лет: об отношениях с родителями, жажде любви и непонимании
38194

Документальный театр пришел на Северный Кавказ — первый спектакль в этом жанре поставили во Владикавказе. В основе «Братьев» — реальные монологи подростков Северной Осетии, собранные их же сверстниками и студентами-актерами под руководством драматурга из Самары Сергея Давыдова. Спектакль — про болевые точки непростого возраста. Кто он — современный осетинский подросток? Что его мучает, радует, злит?

— Мы взяли 60 интервью у подростков в возрасте от 14 до 18 лет, и материал получился настолько острым, что мы не осмелились ввести его целиком в спектакль, отобрали лишь те моменты, к которым, по нашему мнению, Владикавказ готов, — говорит режиссер спектакля Никита Бетехтин. — Разговор получится откровенным и на темы, которые сегодня волнуют подростка — отсутствие коммуникаций между поколениями, когда взрослые не могут разглядеть в своих детях самостоятельных людей и два поколения живут каждый своей жизнью, между ними нет моста общения. Спектакль, как и пьесу, мы назвали «Братья» — будем пытаться этот мост наладить. Наша задача — не шокировать, мы все знаем об этих проблемах, но молчим, пытаемся пройти мимо. Мы хотим создать новую коммуникацию, язык, чтобы взрослые могли увидеть проблемы своих детей, дети разглядели взрослых, чтобы они сели и, наконец, поговорили.

Инна

Я мелкая была и радовалась тому, что у меня новая мама. Все вроде круто. У меня еще одни бабушки с дедушками, но круто все длилось недолго. Через время я узнала, что она беременна. Вот родился Игорь, через несколько лет — Инга. Мы все на И. Забавно, да? Ну не суть важно. В общем сейчас они уже довольно взрослые, и мы хорошо ладим, особенно с Ингой, она всегда делится со мной всем, а с мачехой практически ничем. Она пытается наладить со мной контакт, но порой позволяет себе накричать на меня, руку поднять, она к своим детям относится лучше, чем ко мне. Просто это видно очень. Она однажды сказала Инге, чтоб та со мной ничем не делилась, мол, я завидую. Мне было до слез обидно. Но я никогда не позволила себе рассказать об этом папе, потому что папе нельзя оставаться одному, скоро мы все заживем своей жизнью, переедем, а я не хочу, чтоб он жил один, только из-за него терплю эту дуру. Она порой могла стол накрыть только Игорю и Инге, а я сама все для себя. Нет, мне абсолютно не сложно. Просто обидно бывало. Я всегда хотела этой любви материнской, которой у меня не было никогда.

Спектакль — итог проекта «Театральная лаборатория 12+», запустившегося в сентябре при поддержке Союза театральных деятелей России и Фонда Михаила Прохорова. Идея Северо-Кавказского филиала Государственного центра современного искусств в составе РОСИЗО — соединить высокую поэзию и бытовой язык улиц, молодых, но уже состоявшихся профессионалов и потерянных подростков, игру начинающих артистов и медиатехнологии. В работе над проектом участвовали и специалисты по детской и подростковой психологии — консультировали команду об особенностях мироощущения подростка, разбирали записанные интервью.

«Лаборатория 12+» проходила в три этапа. Сначала в республику приехал драматург из Самары Сергей Давыдов. За несколько дней интенсивов, тренингов, лекций группа подростков и студенты актерского отделения факультета искусств Северо-Осетинского госуниверситета освоила технику документального театра. А потом отправилась «в поле» — искать героев, интервьюировать их, собирать материал для будущего драматургического произведения. Получилось 60 интервью — 20 часов аудиозаписей, которые в итоге усилиями Давыдова превратились в пьесу «Братья».

Амина

Мои родители в разводе. Да, давно. И я не переживаю, мне было совсем немного, года три. Мне очень нравилось жить с мамой вдвоем, мы ни в чем практически себе не отказывали. Я была обособленным ребенком, сама себе готовила, убиралась, делала уроки, смотрела телик, ходила на тренировки. Была самостоятельная жизнь, от чего я получала удовольствие. Но потом у мамы появился мужчина, мой отчим. Человек, который испортил то мое единство с матерью <> Он всячески делает так, чтобы она страдала, осталась без денег, без работы, без друзей. Страшный человек, интриган. Я вот думаю, может, как в «Игре престолов», называть его имя перед сном, и он таким образом сдохнет?

Образовательная программа — следующий этап «Лаборатории». Это мастер-классы ведущих российских театральных специалистов: режиссера Марата Гацалова (Москва), хореографа Татьяны Гордеевой (Санкт-Петербург), композитора Марины Собяниной (Берн, Швейцария), где молодые актеры пробовали техники телесной осознанности, лежащие в основе современной хореографии, учились работать с глубинной мотивацией при построении образов, сводили музыкальные композиции из звуков повседневности.

Работа постановочной группы над документальным спектаклем по пьесе «Братья» стартовала в начале ноября, сценической площадкой стал концертный зал Северо-Осетинского университета.

Алан

В больших городах колясочникам, наверное, лучше. Но хотя тоже ненамного. Все равно какие-нибудь сложности постоянно бывают. Если бы, например, я не с отцом ездил, а один, было бы очень сложно. Там на это меньше смотрят. Там больше как-то все собой заняты. В девятом классе ко мне новая учительница пришла, и она, наверно, думала, что раз я в основном дома сижу, то значит, я умственно отсталый. И она все занятие со мной как с пятилетним разговаривала. А мне как бы и по барабану, но при этом стыдно. Причем стыдно за нее. И сказать ей, ну чтобы она со мной так не разговаривала, тоже неудобно. Потому что после этого она еще и оскорбится обязательно. Правда, так и бывает… Ну, в общем, все как всегда, но в конце урока она меня убила… (от смеха не может говорить). Там на одной из страниц в задачнике, ну это по английскому было… Там был рисунок тигра из какого-то мультика… (сдерживает смех) ну, в общем какой-то мультяшный тигр, и тут она таааким голосом говорит: ты не бойся, дорогой, это не настоящий тигр! Вот мы страничку перевернем — и он тебя не обидит… Это был девятый класс.

Над спектаклем работали специалисты из Москвы и Владикавказа: режиссер Никита Бетехтин, художник Анна Кострикова, медиа-художник Федор Шмелькин, саунд-дизайнер Ян Кузьмичев, хореографы Владимир Ермаченков и Тамара Тебиева, куратор проекта Карина Бесолти, студенты факультета искусств СОГУ.

— Как таковых декораций нет, пространство будет преображаться с помощью видео. Исключены все материальные предметы, история будет «воздушной», — рассказывает художник спектакля Анна Кострикова. — Это принципиальный момент для документального театра, где тексты достаточно конкретные и бытовые: хотелось избежать конкретики на самой сцене. Здесь реальные истории, которые очень остры именно в Северной Осетии, и перед нами стоит задача так их преподнести, чтобы никого не обидеть, чтобы артисты не стеснялись говорить об этом.

Брат

Брат, можешь ради меня поехать на два турнира? Просто поедь. Выиграй мне их. Я очень хочу, чтобы ты поехал. Ты же мой братик. Мне будет приятно. Ты даже представить не можешь, как я тебя люблю.

Кира Тогузова

Рубрики

О ПРОЕКТЕ

«Первые лица Кавказа» — специальный проект портала «Это Кавказ» и информационного агентства ТАСС. В интервью с видными представителями региона — руководителями органов власти, главами крупнейших корпораций и компаний, лидерами общественного мнения, со всеми, кто действительно первый в своем деле, — мы говорим о главном: о жизни, о ценностях, о мыслях, о чувствах — обо всем, что не попадает в официальные отчеты, о самом личном и сокровенном.

СМОТРИТЕ ТАКЖЕ
В других СМИ
Еженедельная
рассылка